Надея Ясминска — цитаты, высказывания и афоризмы

– Я бы хотел попробовать облака.

– С чего ты взял, что они тебе понравятся?

– Всё вкусное всегда на самой верхней полке...
Заварите себе чай, сядьте за стол и представьте себе стук колес. Вы едете в далекое путешествие, а я — вовсе не психолог, а ваш случайный попутчик. Поговорите со мной, легко и открыто, словно скоро будет моя станция и мы никогда больше не увидимся. Готовы? Если да, то просто ответьте на вопрос: вы счастливы?
Пусть замок мой в один охват,

И пусть мяукает зверье,Земля, что под, и небо над -

Всё это полностью моё!
— Я хотел бы получить в подарок карманную машину времени. Чтобы она могла отправить меня и в прошлое, и в будущее, и в миры, которые еще не открыты. Чтобы я забыл, кто я на самом деле, и мог стать кем угодно — рыцарем, пиратом, искателем приключений, укротителем чудовищ или космическим странником. И пусть каждый раз она переносит меня назад целым и невредимым.

— Ладно, сходим в книжный магазин. Сам выберешь свою модель.
Иногда фантастическая книга захватывает настолько, что кажется, будто из неё торчит когтистая лапа или свисает чешуйчатый хвост.
— Ты опять не разговаривал с братом. Неужели обиделся за то, что он хлопнул тебя по спине?

— Нет. Просто он слишком громко постучал в дверь меня, и я ему не открыл.
— Коты не умеют разговаривать, — недоверчиво протянула девочка, но всхлипывать перестала. — Они знают только «мур» и «мяу».

— На свете есть много миров, — возразил кот. — И мы с тобой как раз в том, где все понимают друг друга.
Что у тебя за книги? Так, «Жизнь и удивительные приключения морехода Робинзона Крузо», «Остров сокровищ» и э-эм-м… «Как понять сложные законы физики». Ну что же, отличный выбор для вечернего чтения!
На этом месте пан Януш обычно прерывал вещание и предлагал посетителям чай с хурьмой. Агенты вежливо, не без опаски отказывались, потому что не знали, что такое хурьма. Собственно, пан Януш тоже не знал. Но само слово звучало мерзко и действовало как надо. Гости понимали, что разговор окончен, и прощались — ровно до следующей пятницы.
Она лукаво стрельнула черными глазами из-под тяжелых морщинистых век, и пан Януш в который раз подумал, что этой женщине не к лицу старость. Не в том смысле, что возраст делал ее безобразной — вовсе нет, пани Вольска была очаровательной старушкой. Просто создавалось впечатление, что она без спросу надела на себя седину и морщины — словно девочка, напялившая мамины туфли — и теперь никак не может снять.
— Разве не странно, — начал старик, едва девушка открыла дверь. — Я начисто забыл, что ел на завтрак, но прекрасно помню, как в день моих самых первых школьных каникул мама приготовила пирог с черникой и сметанной заливкой. Мне кажется, куски исчезали прежде, чем я успевал положить их в рот. Сейчас никто не умеет правильно готовить сметанную заливку, а я до сих пор ощущаю ее на языке. Ну разве это не странно?
Ты напоминаешь одного человека из старой сказки. Он был очень одинок, и его дом развалился. Однажды этот человек набрел на заброшенную башенку и решил там остаться. Нарубил дров, развел огонь в очаге, чтобы приготовить себе ужин. Но оказалось, что это не просто башенка, а маяк. Человек случайно зажег его, и к нему начали стекаться корабли.
Я не могу обещать, что взмахну палочкой и избавлю от всех бед. Но иногда достаточно просто протянуть руку, без порошков и зелий, такое вот банальное волшебство...
— Что за история со следами?

— Чей-то конь натоптал на заднем дворе, возле черного хода. Это они проверяли, говорю вам! Машина по нашему бездорожью не проедет, завязнет, вот они и хотели посмотреть, пройдет ли здесь лошадь. Чтобы потом награбленное на нее погрузить — и тыгыдым!

— И кто эти «они», по-твоему?

— Ну мало ли кто… Хоть эльфы те малахольные, которые хотели доспехи по дешевке купить…

— Из клуба фантастики?

— Вот-вот, они самые. У них может быть конь, почему нет?
Став полноправным хозяином школы, Януш долгое время просто жил там, разбирал бумаги, проводил опись, предавался воспоминаниям. Он был счастлив простым счастьем интроверта и мечтателя.
Люди с большим состоянием рано или поздно ощущают на себе это проклятие. Пресыщение. В надежде побаловать свой усталый желудок они требуют блюда из несочетаемого. Ищут самые неприличные части самых редких зверей. Рыщут в тех уголках земли, где мать-природа вообще не думала соприкасаться с человеком. И при этом такие люди забывают главное. Помните сказку? Самое сладкое молоко — на блюдечке у печки!
Книги похожи на людей. Их обложки и страницы — тело, а строчки и межстрочия — душа. Среди них тоже бывают пустые красавицы и дурнушки с ярким внутренним миром.
Она показала парню свои подводные пещеры: золотые слитки, разноцветные каменья, матовые жемчуга, золотистый янтарь валялись грудами, словно палые листья в лесу. «Сколько сокровищ! – подумал сын мельника. – Только руку протяни… А впрочем, что я говорю! Всё это побрякушки. Настоящее сокровище в этом озере только одно», – и он посмотрел на княжну.
Есть книжные творения, такие мудрые в своей простоте и глубокие в своей лёгкости. Они совсем не похожи на тяжеловесные трактаты, которые хочется отложить со словами: «Ох, книга, какая ты умная. Обложка не жмёт?».
Если ты редко используешь свои крылья, бывает больно их расправлять.
Больше всего я люблю читать в поезде, под стук колёс. Тогда кажется, что это бьётся сердце книги.
Давайте задумаемся. Что же происходит в наш информационно-прогрессивный век? Мы знаем, как сочетается тени и подводка для глаз, но забываем такое сочетание, как горячий чай и тёплый плед. Мы знаем, из чего состоит бизнес-план, но забываем составляющие большого семейного ужина. Мы знаем, как угодить клиентам и начальству, но часто забываем радовать себя.
Если вам нужен попутный ветер в определённом деле, задумайтесь: а не закупоривает ли какое-то старьё для него окошко?
Пессимисты любят поговорку: «Беда не приходит одна». Смело возражайте: «Так и счастье одно не приходит!».
Разве не я, будучи младшей школьницей, ждала первого осеннего листопада? Ведь тогда мы с друзьями бежали в парк и танцевали-кружились под падающими листьями, задрав голову. Если лист залеплял глаз, как пиратская нашлепка – вот она счастливая примета! Ведь ты одноглазый пират — значит, где-то тебя поджидают сокровища.
Когда человек расстроен, он ест конфеты. Наверное, ими он затыкает дырки в себе. Мальчик наконец-то понял, почему конфеты в коробках бывают и круглые, и квадратные, и треугольные. Просто никто не знает заранее, какой формы будет его грустная дырка.
– Часы не всегда показывают одно и то же время, – однажды сказал папа.

– Как это? – удивился мальчик.

– Время в разных странах не одинаковое. Где-то на два часа раньше, где-то на пять часов позже. Вот сейчас у нас три часа дня, а на другом конце Земли может быть три часа ночи.

– А зеркала делают то же самое?

– Как это? – удивился папа.

– Вдруг и я в разных странах не одинаковый, – предположил мальчик. – Где-то на два года младше, где-то на пять лет старше. Вот сейчас мне шесть лет, а на другом конце Земли может быть шестнадцать.

– Так не бывает.

– Значит, – разочарованно сказал мальчик, – зеркала куда более точные, чем часы.
Кошки на самом деле Санта-Клаусы волшебного мира. И встречаются они не случайно: белые – к приятным новостям, рыжие – к деньгам, чёрные – к счастью, серые – к здоровью, а полосатые тигрята – к любви. Лучше всего, конечно, трёхцветные кошки: они сразу много хорошего приносят, как в рекламе «три в одном». И даже тянут ради нас подарок на хвосте.
В какой-то момент Мальчик понял загадку цвета глаз. Всё зависит от рождения. Если у кого-то голубые глаза – значит, его принёс аист. И первое, что увидел этот человек, было небо. Серые глаза – работа того же аиста, только в тот день собирался пойти дождь. А зеленые глаза – заслуга капустного листа. Таких людей непременно находили в капусте.

Больше всего Мальчик жалел тех, у кого тёмные глаза. Наверняка их нашли в какой-нибудь кроличьей норе. Бедняги! Ну и холодно им тогда было!
– Не ходи по грязи, – сказал Папа.

– Я просто хотел пройтись по радуге, – объяснил Мальчик.

А про себя он подумал, что, наверное, человек вырастает тогда, когда перестает замечать радугу в бензиновой лужице.
Мальчик понимал, почему рассерженные люди становятся пиратами. Когда ты обижен на этот мир, лучше смотреть на него одним глазом и видеть только половину.
Некоторые люди с гордостью заявляют, что читают вас как открытую книгу. И не замечают, что держат эту книгу вверх тормашками.
Чтобы создавать, мне нужно угадать натуру. Все люди – прежде всего натуры, сущности, которые потом заваливаются ролями, закидываются страхами и навязанными мнениями. А мне потом разгребай весь этот мусор, выискивай то самое настоящее
Десять лет – не младенческий возраст. Обычно с постоянными зубами прорезается свой взгляд на вещи.
Имена только все усложняют, уводят от главного. Ведь в человеке важна его внутренняя карта со своими дорогами и перекрестками, ямами и корягами. Важен его выбор. А имя почти всегда выбирают за нас.
Народная примета: если котелок варит — голодным не останешься.
Как-то в магазине Мальчик случайно толкнул одну старушку.

– Извините, – сказал он.

– Ах ты, негодник! – закричала старушка и замахнулась на него тростью.

Мальчик так удивился, что даже не смог испугаться или обидеться. Ему казалось, что все старые люди – очень добрые и всегда готовы дружить. Как Бабушка с восьмого этажа или Старичок в потертом пальто.

– Есть такие особы, – объяснила Ступенная Бабушка, – которые всегда чувствуют себя не на своем месте. Не в своем доме, или городе, или даже теле. В детстве они всегда хотят быть большими и серьезными, когда взрослеют – опять мечтают стать детьми. А в старости совершенно теряются. Потому что никогда не были собой. Видишь ли, быть старичком или старушкой – это так здорово! Можно вязать, сколько вздумается. Гулять очень медленно. Читать книжки на кресле, дремать и опять читать. И никто не говорит тебе о работе в срок, и ты не думаешь, как накопить на новую машину. Но все это осознают только люди, которые успели побывать и детьми, и молодыми, и взрослыми. Понимаешь?

Мальчик понял далеко не все. Но с этого дня он решил больше не мечтать о том, что вырастет завтра или послезавтра. Ведь, честно говоря, ему и Мальчиком жилось неплохо.
Когда берешь в руки новую книгу, то словно на миг застываешь перед бумажным тайником. Что там, под обложкой? Быть может, длинные бусы – целый роман, где есть завязка, развитие и логический конец. А может, отдельные бусины, которые хочется повертеть в пальцах и рассмотреть на солнце, – маленькие рассказы.
…Самая страшная сказка – сказка о песочных часах, потому что время не щадит никого.
Все идущие могут сбиться с пути. Все живущие могут умереть. Но и те, и другие в конце концов возвращаются. Таков порядок вещей.
Рассказы, бывает, начинаются внезапно и точно так же обрываются. Это нырок: задержал дыхание, прыгнул, открыл глаза и вынырнул. Это примерка шляпы из старого сундука: надел, глянул в зеркало и спрятал обратно. Как писал один книжный маг, рассказ подобен окошку в чужой мир, чужой ум, чужой сон. А сборник рассказов хорош тем, что это не ухоженный сад, а горное разнотравье: не понравился один цветок – сделай шаг, переверни страницу, и вот у тебя в руках совсем другой.
«Вот бабушка так никогда бы не сказала», – подумала Аделя. Бабушкины чайные отвары не могли плохо пахнуть. Наоборот, они всегда были такими приятными и ароматными, что можно было даже не пить их, а просто сидеть и потягивать носом пар. «Вдыхаешь чай – выдыхаешь счастье», – однажды сказала бабушка. И ее внучка, чтобы не растерять такое ценное дыхание, вбирала в себя чайный запах и выдыхала его в воздушный шарик. Так что после выходных в бабулиной квартире все комнаты были завалены шарами.
– А драконы существуют? – шепотом спросила девочка.

– Конечно! Они определенно водятся в книгах на верхней полке. Но ты не бойся: если в душе ты настоящая принцесса, никакое чудовище тебе не навредит…
Наверное, облака созданы для того, чтобы звезды могли играть в прятки.
Взрослые ведь должны быть ужасно умными (хоть какое-то утешение за такое огромное количество лет).
– Зачем нужны чашки из дорогого фарфора? – поинтересовалась она, рассматривая золоченые узоры. – Мама говорила, что из них нельзя пить. Но для чего-то ведь они нужны?

– В них можно что-нибудь хранить, – предположил Лисенок.

– Да, – согласилась Аделя. – Например, порванные бусы!

– Или красивые пуговицы, – подхватил зверек.

– Конфеты про запас!

– И секреты.

– А можно хранить там плохое настроение? – задумалась девочка. – Если оно тебе не нужно?

– Пожалуй, можно, – решил Лисенок. – И даже нужно. Плохое настроение там отлежится и станет хорошим. И в какой-нибудь дождливый день его можно будет достать обратно…
– Вот почему нельзя читать за едой, – строго бубнил себе под нос Закладкин. – Грязь и пятна, слова разбегаются, строчки пропадают! Ведь книгалучший друг человека, а разве на друга кладут бутерброд или проливают чай?