Цитаты Шелдона Купера

— Извините, доктор Грин, можно вопрос?

— Да.

— Вы посвятили всю свою жизнь разъяснению сложных научных принципов простым обывателям.

— Да, частично.

— А вы не думали делать что-нибудь полезное в этой жизни!
Зак: Дельфины поумнее людей будут.

Леонард: Уж точно поумнее некоторых.

Зак: Может проведем эксперимент и выясним?

Шелдон: Это довольно легко. Нам понадобится большой резервуар с водой, обруч для прыжков и ведерко какого-нибудь угощения на твой вкус.

Зак: (серьезно) Что-то я не догнал...

Леонард: (утешая) Ну ты же не дельфин.
— Оу, нервничаем, доктор Купер?

— Нет. То, что ты видишь — это человек, которого аж трясет от уверенности.
— Самое время признать, что Леонард является ядром вашей социальной группы. Куда идёт он, туда идут и все остальные.

— Это Леонард-то ядро?! Бессмыслица! Ведь это я тот забавный эльф, который всем приносит веселье!
— Еще в начальной школе Джонсона фраза «Шелдон Купер — вонючий фуфел» распространилась быстрее лесного пожара.

— Охотно верю. Фраза просто находка!
— Иди сюда, и объясни моим родителям, почему у них никогда не будет внуков!

— Откуда я знаю??! Может быть, у тебя мало сперматозоидов?..

— Это никак не связано с моими сперматозоидами!

— Ты носишь те семейнички, которые мы отправили тебе, Раджишик??

— Да, мамочка.

— Потому что ты знаешь, что случается с твоим пирожочком, когда ты носишь эти узкие трусики...

— Можем мы перестать говорить о моих яичках хотя бы на минуту!...
— Ты хочешь, чтобы я работал с тобой?

— На меня. И тебе придётся слушать меня более внимательно, когда ты будешь на работе.

— Слушай, я не хочу показаться неблагодарным, но я скорее переплыву Ганг в чём мать родила, с бумажным порезом поперёк соска и умру медленной и мучительной смертью от вирусной инфекции, чем буду работать с тобой!
— Я пересмотрел наши записи и, похоже, что ты был прав.

— Значит, ошибался ты.

— Я этого не говорил.

— Но это же единственный логичный вывод.

— Тем не менее, я этого не говорил.
— Чувак, я рад, что у тебя наконец появилась девушка, но необязательно разводить всю эту любовь-морковь на глазах у одиноких друзей.

— Вообще-то обязательно. Это экономическое понятие, известное как «позиционное благо», согласно которому объект представляет ценность для его владельца только потому, что этим объектом не владеют остальные. Этот термин был введен в обращение экономистом Фредом Хиршем в 1976 году и стал точнее определять разговорный вариант «Накуси-Выкуси».
— Ну же, Шелдон, ну никто ведь не сидит взаперти! Пойдем наружу, там так хорошо...

— Если так хорошо снаружи, почему же человечество тратит тысячелетия на то, чтобы усовершенствовать то, что внутри?

— Не знаю, это все маркетинговые махинации.
— Поцелуй меня в том месте, где меня ещё никто не целовал!

— Ты имеешь ввиду в Солт-Лейк-Сити?
Радж: Знаете, кто бы был самым смелым персонажем во вселенной Марвел? Тот, кто делает эпиляцию в области бикини женщине-халку!

Говард: Нет, если кто и храбрый, то это мексиканский садовник-нелегал, работающий у Капитана Америки...

Леонард: Но он не храбрее того, кто пользуется уборной после существа.

Шелдон: Как всегда, вы все не правы... Самый храбрый персонаж вселенной Марвел — это врач, который проверяет простату Росомахи.

Говард: Ну тогда уж парень, которому Росомаха проверяет простату.
— А сейчас мне нужно измерить температуру...

— Ты исследуешь свой суточный цикл, чтобы определить периоды максимальной мозговой активности? Я так однажды провел летние каникулы. Ах, юность!
— Шелдон, или ты немедленно скажешь что-нибудь значительное и от всего сердца, или между нами все кончено!

— Конечно.. Эми, когда я смотрю в твои глаза, а ты в мои.. всё вокруг меняется и становится не совсем обычным. Я чувствую, что одновременно становлюсь и слабее, и сильнее, взволнованным и вместе с тем напуганным. На самом деле я не знаю, что чувствую, но знаю, кем хочу быть.

— Шелдон, это было великолепно!

— Надеюсь, это ведь из первого «Человека паука».
— Кто там?

— Твоя смерть!

— Не говори «Твоя смерть»! Никто не открывает дверь смерти.

— Ты прав. Корзинка со щеночками
— Не понимаю я кое-что о зомби. Что с ними происходит, когда они не могут поживиться человечинкой? Умирают с голоду? Так они уже мертвые.

— Ты ему отвечай. Я вчера час потратил на то, чтобы ответить на вопрос: «Как вампиры бреются, если они не отражаются в зеркале».

— Заботящиеся о внешности вампиры встречаются по двое и бреют друг друга. Что уж тут объяснять?
— Да брось! Вся суть «Все-возможно-четверга», заключается в том, чтобы разнообразить рутину, в которой мы погрязли!

— Рутину? Думаю, ты хотел сказать последовательность, если мы собираемся прекратить это, то зачем тогда вообще это называть четвергом? Давайте назовём это «тяпницей», состоящей из 29 часов по 17 минут в каждом часе и отмечать её, принося в жертву козла всемогущему Богу Рутины.

— Я могу сходить за козлом.
— Это диктаторский режим какой-то: ты должен взять отпуск, ты должен получить удовольствие, ты должен наслаждаться жизнью...

— Плохо ты, видать, знаком с диктаторским режимом.
— Что с пальцем?

— Вообще-то у меня десять пальцев на руках и десять на ногах, если тебя интересует биография каждого, то мы тут просидим до завтра, так что проехали.
— Ты вообще себя слышишь?

— Я себя слушаю всегда. Это одна из величайших радостей моей жизни.
— Я собираюсь сделать тебе успокаивающую ванну. Где твой термометр для ванной?

— У меня нет термометра для ванной.

— Отлично. Тогда я собираюсь сделать тебе нервокрушительную ванну неопределенной температуры.
— Шелдон, ты серьёзно думаешь, что дойдет до драки?

— А что, похоже, что эти кулаки здесь доят невидимую корову?
— С пониманием того, что ничего не изменилось ни физически, ни как-то иначе, я, тем не менее, не возражаю перестать характеризовать тебя как не мою девушку.

— Уже интересно. А теперь повтори то же самое, но без многократного отрицания.
— Шелдон, ужин стынет.

— Поем позже. Я сейчас припал к информационной груди матери физики.

— Обожаю, когда Шелдон пошлит.
— Мне кажется, мы должны извиниться перед парнем.

— Так иди и извинись.

— А почему я?

— Ты первый начал, а мы уже подпели.

— И что мне вообще ему сказать?

— «Зак, нам жаль, что ты тупой!»
— Похоже, я оказался втянут в какие-то отношения, а ты, кажется, эксперт в том, как их заканчивать.

— Прости, что?

— Я просто вижу, как мужчины друг за другом входят и выходят из твоей квартиры и никогда не возвращаются.
— Могу ли я предложить тебе утешительные объятия?

— А что мне терять..

— Ну как?

— Как будто меня душит удав. ... Ты почему перестала?!
— Так, кто хочет выпить?

— Пенни, мы не употребляем спиртное во время игры, потому что оно влияет на нашу рассудительность.

— Ну ты что, это даже не спиртное, это зелье, благодаря которому ты начинаешь мне нравиться.
— Ладно, наслаждайтесь вечером, а я пожалуй пойду, пока еще кому-нибудь не испортила выходные...

— Умничка! Давай.
— Если у нас будет новый друг то, это должен быть парень, которому мы можем доверять, кто поддержит нас в трудную минуту.

— А ещё у него должна быть куча денег, и он должен жить в обалденном доме рядом с пляжем, где мы можем проводить вечеринки.

— Так же он должен разделять нашу страсть к технике.

— И он должен знать много женщин.

— Так деньги, женщины, технологии... Похоже мы пришли к общему мнению, нашим новым другом будет — железный человек.
— Это специальная колода!

— Принеси другую колоду, и я покажу фокус с ней.

— Хочешь сказать, что это обычная колода?

— Хочу сказать, что нужно верить в магию, мерзкий магл!
— Самое замечательное число — 73. Вы скорее всего теряетесь в догадках почему?

— Нет!

— И в мыслях не было!

— 73 — это двадцать первое простое число, его зеркальное отражение 37 является двенадцатым, чьё отражение 21 является результатом умножения — не упадите — семи и трёх! Ну, не обманул?
— Вход в подземелье преграждает дверь, покрытая мхом. Открыв ее, вы обнаруживаете отвратительного, мохнатого и зловонного огра. Что ты будешь делать?

— Скажу: «Привет, мам, что на ужин?»
— Итак, Шелдон, расскажи мамочке, что там у вас с Эми.

— Ну, вообще-то на фронте Эми большая новость. Она изучает зависимость низших животных с точки зрения нейробиологии и вот-вот подсадит морскую звезду на кокаин.

<...>

— Леонард, ну а ты в курсе что у них там происходит?

— Это как с Лохнесским Чудовищем: то ли оно есть, то ли его нет, а иногда мы развлекаемся, пугая себя размышлениями о перспективах.
— Я обожаю Сан-Франциско, вот бы поехать с вами.

— Я понимаю твою зависть, этот симпозиум ни в коем случае нельзя пропускать. Там будут обсуждать биоорганические клеточные компьютерные устройства, достижения в выполнении многопоточных задач, плюс круглый стол по вопросу применения метода неравновесных функций Грина, процессов фотоионизации в атомах.

— А когда я приезжаю, то напиваюсь в дюпелину и катаюсь на трамвайчиках.
— Эми заслуживает большего. Знаешь, когда мы покупаем смесь орешков, она съедает все бразильские, просто чтобы я их не видел. Она просто помесь ангела с белочкой.

— Мда, она такая.

— А я бессердечный эгоист. Она меня бросит.

— Нет, не бросит.

— Конечно, не бросит, я же классный.
— Тебе нужен урок актерского мастерства?

— Возможно, два. Мне хотелось бы основательно это освоить.
— Позволь угадаю — тебе это не нравится?

— С чего бы начать..

— Ну ты же у нас малохольный, тебе лучше знать.
— Я принимаю душ два раза в день и мою руки как можно чаще.

— Правда?! Я тоже!

— Да, но ты то дантист, а он просто шибзданутый!
— Простите, но когда Фродо покинул Шир, чтобы отнести кольцо в Мордор, разве Сэм, Пиппин и Мэри не пошли с ним?

— Пошли.

— Ну-у?

— И они ужасно провели там время!
— Если бы это было 15.000 лет назад, то, благодаря своему размеру и силе, Курт мог бы по желанию выбирать себе партнерш.

— ... или партнеров, животных, а может даже крупные первобытные баклажаны, да собственно что угодно, что тешило бы его либидо.
— Доброе утро, Эми!

— С большой уверенностью могу сказать, что оно не доброе.

— А что так? Обезвоживание? Головная боль? Тошнота? Стыд?
— Ты прав, стоит поддаться хаосу!

— Классно! И с чего начнешь?

— Ну я даже не знаю.. Я волен делать всё, что захочу. Жребий брошен. Я хозяин своей собственной судьбы!.. Придумал! Сегодня надену вторничную пижаму!
— Мне необходимо определить, где в этом болоте несимметричных формул притаилась жаба истины.

— Жаба истины? Это из физики?

— Нет, это из психиатрии...
— Шелдон, ты — высокомерный засранец. С какого перепуга я должен делать что-то приятное для тебя?

— Ну... чтобы попасть на иудейские небеса!

— У иудеев нет небес.

— Тогда чтобы избежать иудейского ада.

— Ты видел мою маман? Я живу в иудейском аду!
— В общем так, я довольно давно поняла, что Леонард запал на меня.

— Немного запал?! Пожалуй, примерно так царь Менелай немного запал на Елену Прекрасную.
– Шелдон, а ты не хочешь пойти с нами, раз Эми уехала?

– Я тоже желаю тебе счастья, но не настолько, чтобы в нём участвовать.
— Поверить не могу! Я тут сидела, скучала по нему, как последняя дура… а знаешь, что самое ужасное?

— То, что тебе приходится переживать это без водки?

— Нет... Ну, да.