Цитаты и высказывания из сериала Дневники вампира / The Vampire Diaries

Мне нужен свежий воздух. Я всё ещё чувствую себя... ммм... мёртвым.
— Проблема в том, что ты хочешь сделать как лучше, но никогда ничего не понимаешь! Она никогда тебя не простит, а никогда для вампира это слишком долго...
— Может, уйдем отсюда?

— Послушай, я останусь здесь, со своими друзьями, если хочешь, давай иди, но только помни, ты больше не вернешься.

— Но...

— Ступай, Джереми! Когда ты вырастешь, то просто будешь всем рассказывать, что у тебя был тяжелый переходный возвраст, тебе посочувствуют, а мы так и останемся здесь кучкой мелких никчемных наркоманов...
— Что происходит?

— Мы собираемся убить Кетрин.

— Я могу всё объяснить.

— Да уж, пожалуйста!

— Мы... Собираемся убить Кетрин.
— Осторожно, Дэймон. А то я подумаю, что тебе не всё равно.

— О, не стоит.
— Он ненавидит меня.

— Нет, это не ненависть, это — «Ты меня бросила, и я слишком крутой парень, чтобы это показать».
— Мне кажется, я скоро свихнусь! Веду себя, как параноик... Я просто схожу с ума.

— Добро пожаловать в клуб!..
— Эй, Джереми! Ты в порядке?

— А почему мне не быть в порядке? Я убил гибрида, а потом отрубил ему голову ножом для мяса... Обычное воскресенье!
Так обстоят наши дела. Все хреново! Но, я думаю, мне нужно просто привыкнуть.
— Что между тобой и Деймоном?

— Я не хочу говорить об этом... Он поцеловал меня! Этого больше не повторится.

— Я имела в виду... тебе понравилось?

— Это неважно.

— Значит, да.
— Привет. Как дела?

— Ну, давай посмотрим. Я пошел на танцы и мне раскрошили руку. И я узнал, что у меня нет медицинской страховки, так что мне нужно побыть одному.
Ты всегда настаиваешь на правде. Ты только что узнала, что твой пареньвампир, и если твои родители не инопланетяне, то дальше жить можно.
Мать сделала нас вампирами. Она не делала нас чудовищами. Мы сами себя такими сотворили.
Елена, сегодня я сделал то, чем не горжусь, ради того, что ценю больше всего — ради своей семьи. Если кто и сможет понять меня, так это ты. Твое милосердие — это дар, Елена. Храни его, как я сохраню своё раскаяние.

Всегда и навеки, Элайджа.
— Моя новая подружка. Энди Стар. Репортажи с боевых действий.

— Это не так называется.

— Я знаю, просто мне нравится, как звучит.
— Это плохая идея...

— Не бывает «плохих» идей, бывают лишь плохо реализованные отличные идеи!
Потерять всех, кого любишь, так внезапно, — самое тяжелое, что может быть в жизни!
Рассказ о гражданской войне от первого лица? Для учителя истории это как порно.
— Расскажи мне, в чем разница между связью с создателем и внушением?

— Внушение... Это просто контроль над разумом. Типа гипноза. А эта связь... Это как вера. Ты делаешь что-то, потому что веришь, что так нужно.
— Знаешь, на самом деле у нас с тобой много общего.

— Правда? Может нам помириться в честь того, что нам обоим недостает моего братца?
— Как Джереми?

— Ненавидит меня. Ненавидит жизнь. Ненавидит то, что мы даже пообедать не можем так, чтобы перед десертом никто не умер!
— С Еленой что-то не так. Что-то странное. Ты не знаешь?

— Уверен, это начинается на «Стеф» и заканчивается на «ан».
Наверное, это тяжело — когда отец ненавидит то, что ты не можешь в себе изменить.
Они могли кусать, мы должны были кусать сильнее. Они были быстрыми, мы должны были стать быстрее. Ловкость, сила, все чувства.
Худшее, что могло случиться с Еленой Гилберт, — это вы двое!
Я могу позволить тебе умереть, если это то, что ты действительно хочешь. Если ты по-настоящему веришь, что твое существование бессмысленно... По правде говоря, я сам думал об этом пару раз за несколько веков.
Но я раскрою тебе секрет: там целый мир, который ждёт тебя. Великие города... искусство... музыка... истинная красота.... и ты можешь наслаждаться всем этим. У тебя может быть ещё тысяча дней рождений. Тебе стоит только захотеть.
— Знаешь, с тобой было очень весело, но теперь тебе пора уходить.

— Я понимаю. Твой отец не любил тебя, и ты думаешь, что никто не полюбит. Поэтому ты гипнотизируешь или подчиняешь людей, или пытаешься купить их! Но ничего не выходит. Тебя не любят, потому что ты не пытаешься понять людей.
— Ребекка, скажи, я очень хорошо выгляжу?

— Колл, ты же знаешь, что мне внушить ничего не получится.
Если ты не закроешь свой рот, следующее, что из него вылетит — твои зубы.
— Это было лишь на одну ночь.

— Читаешь мои мысли.

— И все же я считаю, что ты скоро мне позвонишь.

— Но не стоит очень надеяться.
Знаешь, не знаю даже, чего мне больше хочется, узнать, что нас спасли или что тебя можно убить.
По какой-то причине все пытаются в лепешку разбиться, чтобы спасти твою жизнь, что очень раздражает, но делает тебя идеальной заложницей.
— Верни мне моего брата. И никогда больше меня не увидишь.

— У меня связаны руки... Видишь ли, я обещал Стефану, что не дам тебе умереть, но сколько поблажек я должен тебе давать? К тому же ты точно желаешь смерти, раз пришел сюда, так что...

— Ну, что сказать? Я экстремал.