Цитаты про смерть

Говорят, по крайней мере те немногие, кому довелось такое испытать, будто утопающие последние секунды жизни кажутся, как это ни парадоксально, даже приятными. Сопротивление закончено, вода попадает в легкие, жертва становится безвольной и получает от своего состояния некое извращенное удовольствие.
Nothing lasts forever but the earth and sky

It slips away,

All your money won't another minute buy.

Ничто не вечно — кроме неба и землиЖизнь пройдёт,

И не купить за деньги продолжение ей.
The skies rained Death... For thirty-five days a battered Atlanta hung grimly on, hoping for a miracle... Then there fell a silence... more terrifying than the pounding of the cannon...

Небеса сеяли смерть... Тридцать пять дней потрепанная Атланта ожесточенно сопротивлялась, надеясь на чудо... Затем наступила тишина, еще более устрашающая, чем канонада...
Смерть — это не когда вы теряете сознание навсегда. Смерть — это когда сознание осознаёт вас до самого конца, насквозь, до того слоя, где вас никогда не было и не
Смерть — это утешение тому, кто обладал вкусом и тактом переносить поражение, это вознаграждение тому, кто ничего не достиг и ничего не должен был достичь... Она — его оправдание, она — его победа. И напротив, для того, кто боролся за успех, кто достиг удачи, какое это разочарование, какая это пощечина.
I swear I will protect you or die at your side.

Я клянусь, я буду защищать тебя. Либо умру, оставаясь на твоей стороне.
Раз к Смерти я не шла — она

Ко мне явилась в дом -

В её коляску сели мы

С Бессмертием втроем.

Мы тихо ехали — Ей путь

Не к спеху был, а я

Равно свой труд и свой досуг

Ей в жертву принесла...

Because I could not stop for Death -

He kindly stopped for me -

The Carriage held but just Ourselves -

And Immortality.

We slowly drove — He knew no haste

And I had put away

My labor and my leisure too,

For His Civility...
Когда умирают родители, мы всегда чувствуем себя уязвимыми, не только потому, что мы имеем дело с потерей, но и потому, что мы сталкиваемся с нашей собственной смертностью. Когда мы становимся сиротами, больше нет никого, кто бы отделял нас от могилы.
Это звучит парадоксально, но мы сильнее печалимся не о потере тех, с кем у нас были наполненные отношения, а о потере тех, в отношениях с кем было много неудовлетворенности и незавершенных дел.
— Какого черта, ты здесь?

— Выписал себя сам.

— Ты спятил?!

— Не умирать же в больнице, где даже сестрички так себе.
И потому, что я не остановилась для смерти,

Она любезно остановилась для меня;

В экипаже были только мы

И бессмертие.

Мы медленно катились,

Мы не знали спешки,

И я оставила в сторону

Мой труд и мой досуг.

Ради её хороших манер.
Все люди когда-нибудь умирают. Вот почему жизнь еще прекраснее. Если сегодня мой последний день — это будет моим последним воспоминанием о человеке, которого я люблю.
Will we repent in time?

Species fall before our very eyes

A world that they cannot survive in

Left them with another way to die

Are we dead inside?

Можем ли мы раскаяться, пока не поздно?

Виды вымирают, прямо у нас перед глазами

Мир, в котором они не могут выжить.

Мы оставили им лишь ещё один способ умереть

Мы мертвы внутри?
Когда человек умирает, он познает и свое прошлое, и свое будущее, а иногда даже больше, если захочет… Но, хотя мертвые точно знают то, что должны были умереть, они все равно не могут смириться с тем, что кто-то другой будет жить вместо них. Такова природа человека. Зависть, злоба, стремление убить. Я уже давно убедился, что люди проявляют свою истинную сущность в смерти больше, нежели в жизни.
— Знаешь, о чем тебе надо написать?

— Нет. О чем?

— О человеке, который гуляет по Парижу и внезапно видит смерть. Он сразу же уезжает на юг, чтобы не встретиться с ней. Он думает, его время еще не пришло.

— А дальше?

— Он едет всю ночь, гонит машину. Утром приезжает к морю. Он выходит из машины и умирает. Именно в тот момент, когда он решил, что смерть потеряла его след.
Многие люди живы только потому, что убивать противозаконно.
Не who pleased everybody died before he was born.

Тот, кто всем угождал, умер раньше, чем появился на свет.
Только не стреляйте, пожалуйста. У меня на пули аллергия – я сразу же дырками покрываюсь.
— Не-е, я туда не полезу. У меня эта... клаустрофобия!

— Клаустрофобия – это боязнь замкнутого пространства. Где ты тут видишь замкнутое пространство?

— В гробу! В гробу замкнутое пространство!
Смерть не умеет извиняться.

Если ж с часами плохо,

Мала календарная мера.

Мы говорим — «эпоха»,

Мы говорим — «эра».

Мы спим ночь.

Днем совершаем поступки.

Любим свою толочь воду в своей ступке.

А если за всех смог

Направлять потоки явлений,

Мы говорим — «пророк»,

Мы говорим — «гений».
I put the pistol to my head, and say a prayer

I see visions of me dead, Lord are you there?

Я приставляю пистолет к голове и молюсь,

Я вижу мертвым самого себя, Бог, там ли ты?
Было бы здорово, если бы последнее, что я увидел, был просто счастливый сон.
Да, теперь, чтобы тебя услышали, нужно выстрелить. Чтобы поняли – умереть. Но и этого может оказаться недостаточно. Остаётся признать – ты никогда не победишь. Никогда.
Я вынужден поверить, что умру.

И я спокойно и достойно представляю,

Как нагло входит смерть в мою нору,

Как сиротеет стол, как я без жалоб погибаю.

Нет. Весь я не умру. Лечу, лечу.

Меня тревожит солнце в три обхвата

И тень оранжевая. Нет, здесь быть я не хочу!

Домой хочу. Туда, где я бывал когда-то.
Предсказуемое и надежное существование. Здесь, наверное, даже умирают по расписанию.
Смерть бессмысленна, если не можешь справиться с жизнью.

(Не умеешь жить, не стоит умирать.)
Не будем предаваться скорби,

Не рыдай над моей могилой,

Я не здесь,

Я не сплю.

Я в тысяче буйных ветров,

Я в алмазных блестках снега,

Я в колосе, раскрывшемся на солнце,

Я в шелесте осеннего дождя.

Когда ты просыпаешься по утру,

Я легкий бриз и щебет птиц,

Я звезда, сияющая в ночи.

Не рыдай над моей могилой:

Меня там нет,

Я не умер.
— Вот мы и осиротели, что нам теперь делать?

— Продолжать идти, что нам ещё остаётся?..
Смерть случается только раз. Я не хочу проспать её.
Как легко понять любовь, почувствовать её – нужно просто решиться умереть. Умереть для всех принципов и мнений, комплексов и страхов. Это очень просто: нужно просто разрешить себе умереть в том, кого любишь.
— Where the hell have you been?

— Enjoying death. 007 reporting for duty.

— Где вы были, чёрт возьми?

— В гостях у смерти. 007 прибыл для несения службы.
— Кто из вас мечтает узнать, какой смертью он умрет?

Кудесник прервался, отпив глоток вина.

— Я хотел бы, — нерешительно сказал ученик Симон, отодвигая рыбий скелет.

— Тебя заживо распилят пилой, — улыбнулся Кудесник. — Подходите, спрашивайте, братья, — я полностью открыт к позитивному диалогу.
— Жизнь полна встреч и расставаний, если придет время расстаться, я не буду сожалеть. Единственная разлука, которую я не перенесу... это смерть.

— Чего это ты вдруг ни с того ни с сего? Смерть... ты преувеличиваешь. Люди просто так не умирают.

— Люди умирают... на удивление легко.
— Знаешь, я теперь все вспомнил о том, как я умер. Поезд, на котором я ехал на вступительные экзамены, попал в аварию. Я хотел стать врачом, хотел жить ради других, хотел, чтобы люди говорили мне «спасибо».

С этой мыслью я начал усердно учиться, но, знаешь, став донором, мне кажется, я смог оставить частичку себя в том мире. Я мог спасти кого-то этим телом. Я верю в это.

— Уверена, этот кто-то будет говорить тебе спасибо до конца своей жизни.
Мы все надеемся, что придет кто-то со сверхспособностями, но сверху способна явиться лишь та, что в черном и с косой.
Мы рабы судьбы, чар, королей и безрассудных людей, в чьём яде обитает болезнь. Так чары мака могут усыпить нас, и мы уснем мёртвым сном. А когда этот сон кончится, мы проснемся в вечности и исчезнем. Умрёт сама смерть.
Что-то внутри него умерло в тот день. Его разум не выдержал, когда он наблюдал за смертью того человека.
— Эй, Коремицу, ты случайно не знаешь, куда люди уходят после смерти?

— Умирать не приходилось.

— Я хотел бы улететь в космос.

— Космос...

— Вроде в какой-то легенде говорилось, что мы становимся звездами после смерти, да? Души, покинувшие свои тела, оставляют землю и отправляются в космос. В бескрайней вселенной они освобождаются навеки. Если звезды, что мы видим, это на самом деле человеческие души, то однажды я тоже улечу в космос.