Цитаты и высказывания из мультфильма Жизнь с Луи / Life with Louie

— Андерсон! Бита должна остаться в руках, а лететь в поле должен мяч!!

— Какие тонкости...

— 3 круга!
— Сент-Луис сороковых годов...

— А мама сказала Чикаго!

— Ну а какая разница? Был жуткий зимний вечер...

— А мама сказала — лето!

— И через полгода мы поженились... Никогда не забуду этот день — 28 февраля!

— А мама сказала — 27!

— Откуда она знает, она что там была??
Мне крайне неприятен этот лагерь, мне крайне неприятно то, что мои трусы висят на дереве, и мне крайне неприятно разговаривать с вами.
— Меня не купишь! Он нами играет, дразнит, хочет чтобы мы подергались.

— Да, нет. Кто видел, как ты дергаешся, знает, что это не приятное зрелище.
— Пап, а когда ты заканчиваешь?

— Вот когда у тебя ноги будто приросли к полу, а из спины будто вырвали позвоночник и твоя голова шумит будто оркестр.

— Тогда заканчиваешь?

— Нет, это значит работать ещё час.
По крайней мере, мы заняты более важными делами. Фасолью и… фасолью.
— Сколько весит?

— Хорошо, что спросил. Эта модель весит много. Я не знаю. Можешь лечь. Я тебя перееду, и сам мне скажешь.
— Пап, Джинни Харпер переезжает!

— Кто?

— Джинни уезжает в Детройт!

— Что ж, это большой штат, там делают много машин. А, зачем туда переезжать?

— У отца новая работа!

— Ых!

[И, вдруг, у папы загорелись глаза. Наконец-то, сейчас, он даст мне совет, прямо как по телику.]

— Луи, вот что надо сделать, мой мальчик. Послушай меня, узнай, отдал ли уже старик Харпер, кому-нибудь своё место для парковки, моё-то далеко. Если бы я смог занять его место, мне бы не пришлось по утрам далеко топать, я ведь всю войну прошагал... Я не жалуюсь, просто хочется поспать утром хотя бы десять минуток.
На нас по 30 фунтов зимней одежды. Разве можно пораниться?
— Пап, макароны зеленые, они же с плесенью.

— В наше время все было зеленое: зеленые макароны, зеленый лук...

— Лук и так зеленый.

— Это сейчас, а начиналось все с нас...
Это же коридор контузии! Тут еще ни один ребенок не ездил кроме Глен-Глена! А он явно контуженый...
— Прости пап, я занят. Надо доесть кашу и потом хочу заняться Шекспиром.

— Разве Шекспир обеспечил тебе крышу над головой и пищу на столе? Разве Шекспир дает тебе деньги?!

— Но папа, мне надо дочитать Генриха IV.

— Здесь я король. Король Энди. И королю Энди Первому нужна твоя помощь.

— Покоя нет той голове, что на себе несет корону.

— Что это значит?

— Значит, не наезжай на своих детей, а то можешь остаться без королевства.

— Это мятеж! Кто тебя такому научил?! Ора!
— Хватит сидеть, Луи, лучше займись мужской работой!

— То есть поработать за тебя?

— Я все слышал...
Эй, Луи, вставай. Дай мне пончик с желе, ну я же похудею!
— Иногда не поздно сказать человеку о том, как ты к нему относишься.

— А вдруг он посмеётся?

— А вдруг нет?
— Раздражает меня эта девчонка! Думает, что все знает. Вот достанется кому-то теща — не завидую.
Сколько раз тебе говорить — никогда не буди человека, который спит на гладильной доске!!!
— Коня, коня, полцарства за коня...

— Коня? Зачем ему конь, взял бы лучше танк!
— Сегодня у тебя видок посвежее.

— Я стал жаворонком!

— Серьезно? Я сообщу врагам, что теперь нас можно бомбить в любое время после рассвета.
— Если это очередной надоедливый комивояжор, я...

— И что ты сделаешь, Энди?

— ... любезно приглашу его в дом на десерт.
Да ты всю жизнь мыла, пылесосила, стирала, готовила... Откуда тебе вообще знать, что такое работа.
Ты знаешь, я знаю — остальное не в счёт.
Когда я был маленький, у нас не было фонариков, у нас даже лампочек не было. При помощи зеркал мы направляли солнечные лучи — вот как я помогал отцу!
Когда я был маленьким — у нас не было подставок, приходилось держать ёлку по очереди.
Дорогая бабушка, вы как всегда бредите!
— …Я, наверное, до этого не доживу…

— Дорогая тёща, вы все обещаете…
Всё яйца, да яйца! Я не на курице женат чтобы слушать про яйца!
Эти сани стоят целых двадцать баксов! Мы не будем есть целый месяц, зато они будут кататься с горы. Надеюсь, они собьют оленя и мы его зажарим...
Тот, кто умеет — делает, а тот, кто не умеет — не верит тем, кто делает.
— Так, чисто из интереса, сколько предлагали за рэмблер?

— 5000 долларов.

— ЧТО?!!

— Пап, но ты же его любишь!

— Знаешь, сынок, твою маму я тоже люблю, но 5000 долларов...
Что, с ума все сошли?... Им делать больше нечего?... У них что, нету телевизора или больных родственников, которым нужен уход?
— Когда мы будем вешать гирлянды?

— Когда шла война, мы не вешали гирлянды...

— Что-что?

[Мама была переводчиком]

— Папа говорит, что в следующие воскресенье.

— Что? В этом году не будет гирлянд, надо экономить энергию!

— Чью, твою?
— Сколько вон та [елка] стоит? Без веток, паршивенькая.

— Эта стоит 35 долларов.

— Что? И вы сами ее украсите? Я дам за нее 3 бакса!

— О боже! Лучше быть сиротой!
— Пап! Она [елка] согнулась!

— Поставь у телевизора, никто не заметит. За такие деньги она у меня корни пустит!
— Папа, представляешь, у миссис Стилмен даже нет елки...

— Молодец, сэкономила 35 баксов.
— Бедная миссис Стилмен, она на Рождество осталась совсем одна!

— Счастливая.
— Немедленно спускайся с лестницы с поднятыми руками!

— Как я, по-вашему, это сделаю?
— Какая красота! Просто глазам своим не верю!

[Папа справился. Будучи гением электротехники, он в одиночку, с помощью мокрого снега, умудрился врубить гирлянду. И по-моему, видя реакцию миссис Стилмен на наш сюрприз, отец растаял]

— Подождите, когда бабуля счет за это электроэнергию получит.
[Утро Рождества тоже было особым. Папа называл цену каждого подарка. Поочередно.]

— Надеюсь, они рады. Эти санки стоят 12 баксов. Есть не будем месяц, зато они смогут кататься с холма. Может, врежутся в оленя и мы его зажарим на ужин.
Раньше рыбки были единственным домашним животным! И еще клещи, которые вечно прыгали тебе на шею и сосали кровь! Короче! У нас не было зоомагазинов, мы ловили рыбок в озере. Да-а, маленькая Чешуйка научила меня быть ответственным...