Цитаты и высказывания из фильма Бойцовский клуб / Fight Club

Тайлер, вы знаете, вы самый интересный из всех моих одноразовых друзей.
Я не говорил ничего — и поэтому люди считали, что у меня все совсем плохо. Они плакали громче. Громче плакал и я.
— Обещай мне.

— Ладно.

— Обещаешь?

— Да, обещаю.

— Обещаешь?

— Я же сказал: «Обещаю, что...»

— Ты трижды обещал.
— А чем вы занимаетесь?

— Мыло!

— Что?

— Я произвожу мыло. Ведь мыло — критерий цивилизованности.
Презерватив — хрустальная туфелька наших дней. Его надевают, повстречав незнакомца. Танцуют всю ночь. А потом выбрасывают. Резинку, а не человека.
— Эй, послушайте, я же мучаюсь.

— Ты мучаешься? Зайдите в Первую методистскую церковь вечером во вторник и посмотрите на ребят с раком яичек. Вот они мучаются.
Когда у тебя пистолет во рту, то разговаривать можно только гласными.
Ты хотел изменить свою жизнь, но не мог этого сделать сам. Я — то, кем ты хотел бы быть. Я выгляжу так, как ты мечтаешь выглядеть. Я трахаюсь так, как ты мечтаешь трахаться. Я умён, талантлив и, самое главное, свободен от всего, что сковывает тебя.
Первое правило Бойцовского клуба: никому не рассказывать о Бойцовском клубе.

Второе правило Бойцовского клуба: никогда никому не рассказывать о Бойцовском клубе.

Третье правило Бойцовского клуба: в схватке участвуют только двое.

Четвертое правило Бойцовского клуба: не более одного поединка за один раз.

Пятое правило Бойцовского клуба: бойцы сражаются без обуви и голые по пояс.

Шестое правило Бойцовского клуба: поединок продолжается столько, сколько потребуется.

Седьмое правило Бойцовского клуба : если противник потерял сознание или делает вид, что потерял, или говорит «Хватит» — поединок окончен.

Восьмое и последнее правило Бойцовского клуба : новичок обязан принять бой.
— Я купила это платье за 1 доллар.

— Ты не зря потратилась.

— Платье для подружки невесты. Кто-то им целый день любовался, а потом выкинул. И с елками так же. Стоят, блестят и БАМ, валяются на задворках, поблескивая обрывками мишуры, подобно жертвам маньяка. Белье изодрано, руки обмотаны изолентой…
Преодолеть страх. Отсечь лишнее. Отвергнуть все, что не имеет подлинной ценности. И скользить.
Каждый представлял отца Богом. Отец тебя бросил, что это говорит тебе о Боге?
Перья, прилипшие к твоей заднице, не делают из тебя цыпленка.

(Как перья не цепляй, цыплёнком не станешь.)
Суть бойцовского клуба не в победах и поражениях. Слова тут пустой звук. Истеричные выкрики на неведомых языках, как в церкви пятидесятников. После боя проблем меньше не становилось, но тебе на них было начхать. Каждый чувствовал, что возродился.
Каждое слово, которое вы прочитаете, бессмысленно — вы просто тратите напрасно очередную частичку своей жизни...
— Я хочу знать всё.

— К хренам твои знания. Забыть всё, что знаешь, – вот что нужно. Всё, что якобы знаешь о жизни, о любви и дружбе, и главное — о нас с тобой.
Эй, ты создал меня. Ты создал никчемное альтер-эго для повышения тонуса, так ответь за это.
— Чье имя на бирке моих трусов?

— Марта Стюарт.

— Нафиг Марту! Марта полирует бронзу на «Титанике». Мир скоро пойдет ко дну, так что пора плюнуть на все эти диваны и зеленую обивку.
Даже если я видел, что недавно кто-то от души подрался, передо мной был уже другой человек. Кто ты в бойцовском клубе — это одно, а кто ты в остальной жизни — иное.
Твои права останутся у меня, я знаю твой адрес. Если за 6 недель ты не выучишься на ветеринара, ты умрешь.
Если можно проснуться в другом времени, и в другом месте, нельзя ли проснуться другим человеком?
Если не знаешь, чего хочешь, умрешь в куче того, чего не хотел.
— Знаете, для чего в самолётах нужны кислородные маски?

— Чтобы дышать.

— Кислород опьяняет. В катастрофических ситуациях люди впадают в панику и бешено глотают воздух, и вдруг эйфория, покой, и ты смиряешься с судьбой. Вот рисунок. Аварийное приводнение — 600 миль в час.

А на лицах спокойствие, как у коров в Индии.

— Это интересная теория.
Man, I see in Fight Club the strongest and smartest men who've ever lived. I see all this potential, and I see it squandered. God damn it, an entire generation pumping gas, waiting tables – slaves with white collars. Advertising has us chasing cars and clothes. <...> We're the middle children of history, man. No purpose or place. <...> We've all been raised on television to believe that one day we'd all be millionaires, and movie gods, and rock stars, but we won't. We're slowly learning that fact. And we're very, very pissed off.

Да уж, я вижу в бойцовском клубе сильнейших и умнейших людей, которые когда-либо жили. С потенциалом, который растрачивается впустую. Целое поколение работников бензоколонок, официантов — рабов в белых воротничках. Реклама заставляет нас покупать тачки и тряпки. <...>. Мы — пасынки истории. Ни цели, ни места. <...> Нам внушали по телевизору, что однажды мы станем миллионерами, кино — и рок-звездами, но нам это не светит. Постепенно до нас это доходит и бесит, страшно бесит.
Плевать нам на Ад, и на Рай плевать, мы — нежеланные Божьи дети, ну и пусть!
Все мы стали иначе воспринимать мир. Оказываясь в разных местах мы заново давали всему оценку.
Кто мы такие? Мы просто потребители, одержимые внешней атрибутикой преуспевания. Война, голод, насилие — все это не волнует. А волнует меня: знаменитости и скандалы, телевизор, где 500 каналов и чье имя на бирке моих трусов.
Шесть месяцев я не мог спать. Когда у тебя бессонница — всё нереально; всё очень далеко от тебя, всё это — копии копий копий.
Верь мне. Мы встретились в странный период моей жизни.
Это переход с поста на пост. Показ фильма продолжается, а зрители и не подозревают о том, что произошло.
Разовые порции сахара, сливок, разовые порции масла, полуфабрикаты для микроволновки, мини наборы шампуня и кондиционера, микроскопические кремы, крохотные кусочки мыла. Люди, встречающиеся мне во время перелетов, — одноразовые друзья! Мы проводим вместе время от взлета до посадки и не более того...
Я бежал... Пока мышцы не стало жечь огнем, а кровь не стала едкая, как кислота... И тогда... Я побежал дальше...
Просыпаешься… в самолёте. Где: в Лос-Анджелесе, в Сан-Франциско? Просыпаешься… в Далласе, в Фортворде. Где бы ты ни был, где-то в Центральных штатах, — это твоя жизнь, и с каждой минутой она подходит к концу.
После драки всё остальное как будто звучит слишком тихо в жизни. Ты можешь справиться, с чем угодно.
Ты то ласкаешь меня, то топчешь ногами, то любишь, то ненавидишь, открываешь мне душу и делаешь из меня посмешище — я похоже описала наши отношения, ТАЙЛЕР?!
Тут я и нашел свое место. Между двумя большими, потными титьками.