Цитаты про деньги

Только те меры воздействия на «новых русских» эффективны, которые «бьют по чековой книжке».
– Вот, это моя визитная карточка, здесь все телефоны. Будут проблемы со страховкой – звони.

– Креативный директор… Так ты важная птица?..

– Более-менее…

– Вот отсужу у тебя кучу денег, так будешь знать… Я номер запишу на всякий случай, вдруг визитка фальшивая…

– А если и номер фальшивый?
Деньги потеряны — ничего не потеряно. Здоровье потеряно — многое потеряно. Мужество потеряно — все потеряно.
— Однако, есть одна черта, которая, безусловно, отличает человека от обезьяны. Мы, передовые антропологи, формулируем эту черту так «наличие бабла». У человека есть бабло, а у обезьяны, соответсвенно, бабла нет. И вот что мы, передовые антропологи надумали: если когда-нибудь, лет через тысяч двести-триста, от человека произойдет суперчеловек, то только при том условии, что у него будет супербабло!
Я кое-что понял: быть тихим и подавленным было так на меня не похоже, но я вспомнил свой стимул к жизни — это деньги, меня не волнуют проблемы, я просто пойду и зашибу себе бабла.
Денег, которые я заработал, хватит мне до конца жизни, если я умру сегодня в 16.00.
Ценность бумаге придает доверие. Можно сжечь бумагу, но не доверие.
К деду в деревню на лето приехал повзрослевший внук. Грамотный уже стал, но любопытства своего не потерял:

— Дедушка, за что ты так не любишь деньги? Деньги — это же сила!

— За что их любить? Вот тебе ситуация, а ты, грамотный, мне её разъясни: когда у нас не было денег, а мне было необходимо сало, я брал мешок картошки, которую сам вырастил, и шёл с ней к своему соседу, который разводит свиней. Мы садились за стол и долго душевно разговаривали. Это был не просто обмен мыслями, а событие. Если соседу нужна была картошка, тогда он шёл ко мне и приносил мне взамен кусок своего великолепного сала. Теперь, чтобы появились деньги, я продал не два, а четыре мешка картошки. Этих денег как раз хватит, чтобы купить два куска сала. Подозреваю, что и у соседа теперь ситуация та же, так как уже давно он не заходит в гости. А теперь ты мне ответь — что мы с соседом выгадали от того, что продали картошку и сало за деньги?

— Дедуля! Это же просто! Твои два мешка картошки и два соседских куска сала, которые казались исчезнувшими после обмена ваших продуктов на деньги, превратились в валовой внутренний продукт! — рассмеялся юноша.
Скорее всего он свихнулся, потому что денег много. Ненавижу таких людей.
Вообще считать чужие деньги некрасиво, но журналу «Forbes» и коммунистам можно.
— Такое ощущение, что здесь никто не знает по-русски!-развел руками Фандорин.

Маса, снисходительно наблюдавший за действиями господина, сказал:

— Есть язык, который понимают все. Возьмите веер, обмахните лицо. Оно у вас похоже на вареную свеклу.

Он встал посреди мостовой, поднял руку. В пальцах покачивалась рублевая бумажка.
Я никогда не беспокоился о деньгах. Ну, кроме тех моментов, когда у меня их не было.
Если я и научился чему-то за свою жизнь, то это тому, что деньги и вся эта ерунда — совершенно бессмысленные вещи. Нет, конечно, это очень важная вещь, потому что это часть мира, в котором мы живём. Но всё то, что можно получить за миллион долларов, никогда не приблизится по значимости к влиянию, которое может оказать человеческая жизнь на окружающих людей.
Больше всего люди готовы платить за то, что не могут получить просто так.
Может быть, я наивен, но, надеюсь, во мне есть еще что-то хорошее, кроме банковского счета.
Если мы обращаемся к высшему энергетическом центру, выделяющему нам энергию, и говорим: «У меня есть грандиозный план сделать нечто, дай мне денег. Зачем? Потому что я хочу купить себе квартиру в новостройке». Обычно энергию дают, но с условием отработать 20–30 лет водопроводчиком.
Деньги — это преступление,

Дели честно, не покушаясь на часть моего пирога.

Деньги, они сами за себя говорят,

Причина всего дерьма на свете,

Но если ты потребуешь надбавки, неудивительно,

Что получишь лишь — отвали, отвали, отвали...

Money, it's a crime,

Share it fairly but don't take a slice of my pie.

Money, so they say,

Is the root of all evil today,

But if you ask for a rise it's no surprise that

They're giving none away, away, away...
Деньги — также род оружия, без которого нельзя вести войну.
Учебник по истории, подобно девке площадной,

Готов отдаться каждому, кто завладел казной.
Не к деньгам стремится умный бизнесмен. Он стремится к полному, гармоничному тождеству усилий и результата.
Не хватит никаких денег, чтобы снести трущобы и застроить их школами, даже если каждый будет исправно платить налоги. Но если взять все деньги, в которые людям обошлась Вторая мировая война, мы могли бы построить дом для каждого на планете, и навсегда стереть трущобы с лица Земли.
Очень тяжело быть честным в денежной среде.
Да уж... Мог бы за двадцать миллионов долларов сделать лицо и покрасивей.
Помню, папа отвел меня в сторонку и говорит: «Сынок, все любят клоунов, но никто им не платит.» Мне часто хочется ему позвонить и сказать: «Помнишь, папа, что ты мне говорил? Так вот, клоунам платят!»
Однажды эмир позвал Ходжу Насреддина и спросил: «Можешь ли ты обучить моего любимого ишака богословию, чтобы он знал столько же, сколько я сам?» И Ходжа ответил: «О пресветлый эмир! Этот замечательный ишак не уступает остротой своего ума ни одному из твоих министров, ни даже тебе самому, я берусь обучить его богословию, и он будет знать столько же, сколько знаешь ты, и даже больше, но для этого потребуется двадцать лет». Эмир велел выдать ему из казны пять тысяч таньга золотом и сказал: «Бери этого ишака и учи его, но, клянусь Аллахом, если через двадцать лет он не будет знать богословия и читать наизусть Коран, я отрублю тебе голову

— Ну, значит, ты заранее можешь проститься со своей головой! — сказали люди. — Да где же это видано, чтобы ишаки учились богословию и наизусть читали Коран!

— Таких ишаков немало и сейчас в Бухаре, — ответил Ходжа Насреддин. — Скажу еще, что получить пять тысяч таньга золотом и хорошего ишака в хозяйство — это человеку не каждый день удается. А голову мою не оплакивай, потому что за двадцать лет кто‑нибудь из нас уж обязательно умрет — или я, или эмир, или этот ишак. А тогда поди разбирайся, кто из нас троих лучше знал богословие!
А я и не говорил, что деньги — это плохо. Я с уважением отношусь к любой религии, какой бы рабской она не была.
Жил-был один старик. По вечерам близ его жилища собирались играть дети. Игра всегда сопровождалась громкими воплями. Старику это надоело и однажды он пригласил их к себе. Он рассказал им, как ему нравится слушать детские голоса, и обещал каждому 50 центов, если они придут завтра.

Ребята пришли и играли еще веселее и громче. Старик заплатил им и обещал в следующий вечер заплатить снова. Но следующим вечером дети получили уже не по 50, а по 25 центов. На третий вечер старик заплатил по 15 центов и объяснил, что у него заканчиваются деньги.

«Подумайте, пожалуйста, – попросил он, – а не согласились бы вы завтра прийти снова и поиграть за 10 центов?» Крайне разочарованные дети заявили, что больше вообще не придут.

Стоит ли за какие-то 10 центов тратить столько сил?
— Ну так что дарить будем?

— Можно недорогое и эффектное что-нибудь...

— 500 долларов. Эффектно, и не очень дорого на четверых.
В этот день умер не только ребёнок. Что-то в Кайфоломе ушло глубоко внутрь и больше не возвращалось. Казалось, у него не нашлось теории, чтобы объяснить произошедшее. У меня тоже. Единственное, что мы могли сделать в ответ — забить на всё, и продолжать. Замешивать скорбь, насыпать её в ложку, и растворять в капле гнева. Потом впрыскивать её в вонючую гнойную вену, и продолжать по новой. Не останавливаться, вставать, выходить, грабить, воровать, обдуривать людей, накачивать себя скорбью в ожидании дня, когда кончится лафа. Потому что неважно, сколько ты накопил, или сколько ты украл; тебе никогда не хватает. Неважно, как часто ты выходишь, чтобы кого-то ограбить и обдурить. Каждый раз ты должен вставать и продолжать по-новой.
Деньги обладают символической властью, они — безжизненная масса, но парадокс в том что без них в нашем обществе никак.
— Тогда почему он больше не дал?

— Потому что жалко. Для калеки всегда денег жалко. Мол, ей уже всё равно на мир не смотреть, а он молодой, ему ещё жить, да жить, себя радовать.
— Сегодняшнее поколение заботят только деньги и наркотики! Не возьми он тех денег, никто не пострадал.

— Ты прав. Деньги и наркотики — теперь самое важное в мире.
Если кто-то намеревается забрать у вас деньги, это ещё не значит, что они у вас есть.
— Сколько в миллиарде нулей?

— 9.

— Ты говоришь, как хороший чиновник, Гарик.
— А Вы юрист?

— Могу быть и юристом — смотря сколько заплатите.
— Если не хочешь быть как другие, у тебя есть два варианта. Или их мир уничтожит тебя, или ты создашь свой собственный.

— Но для этого деньги нужны...

— Достаточно смелости!
Всем известно, что за деньги можно купить туфли, но не счастье, еду, но не аппетит, постель, но не сон, лекарство, но не здоровье, слуг, но не друзей, развлечение, но не радость, учителей, но не ум.