Цитаты и высказывания из фильма Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика

— Это, как его, волюнтаризм!

— В моем доме не выражаться.

— А чего я сказал?
Вы сюда приехали, чтобы записывать сказки, а мы здесь работаем, чтобы сказку сделать былью.
Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!

Да отсохнет его карбюратор во веки веков!
— Бамбармия! Киргуду!

— Что он сказал?

— Он сказал, что если вы откажетесь, они вас зарежут... Шутка.
— Всё ясно, делириум тременс.

— Что?

— Белая горячка…

— Да-да, белый, горячий, совсем белый!
Мне теперь из этого дома два пути: либо я ее веду в загс, либо она меня ведёт к прокурору.
— Могу я видеть прокурора?

— Можете. Где у нас прокурор?

— В шестой палате, где раньше Наполеон был.
— Встать! Суд идет!

— Да здравствует наш суд, самый гуманный суд в мире!

— Прошу садиться. Садитесь, садитесь…

— Спасибо, я постою.
— Значит так. Двадцать баранов…

— Двадцать пять.

— Двадцать, двадцать. Холодильник Розенлев. Финский, хороший. Почетная грамота.

— И бесплатная путевка…

— В Сибирь!
— Какой позор, какой позор! Клянусь, честное слово! Понимаете ли, на весь район! На весь район! Я лично займусь этим делом! Этот таинственный жених — подлец ничтожный!.. А кстати, вы не знаете, кто это, да? Нет, да?

— Да ну...

— Очень жаль, очень жаль. Подлец! Подлец! Аморальный тип! Просто аморальный тип! Большое спасибо за сигнал. На этом отдельном отрицательном примере мы мобилизуем общественность, поднимем массы...
Мой прадед говорит: «Имею желание купить дом, но не имею возможности. Имею возможность купить козу, но не имею желания». Так выпьем же за то, чтоб наши возможности всегда совпадали с нашими желаниями!
― Что грузите?

― Невесту украли, товарищ старшина.

― Шутник! Будэшь жарить шашлык из этy нэвеста – меня позови!
— ... и сорвал процесс открытия дворца бракосочетания. Затем на развалинах часовни...

— Простите, часовню тоже я развалил?

— Нет. Это было до Вас. В XIV веке.
— Вы как относитесь к бракосочетанию?

— Ну, вообще-то положительно.

— Нет. Ей об этом думать ещё рано.

— Об этом думать никому не рано и никогда не поздно, между прочим!
— Скажите, а это не больно?

— Всё зависит от диаметра иглы.

— Скажите, а у вас диа-а-аметр... Уже, да?
— А я пью? Что тут пить? [достаёт огромную бутылку красного вина литра на три]

— Вы меня не так поняли. Я совершенно не пью. Понимаете? Не имею физической возможности.
— Фильтрующийся вирус ящура особенно бурно развивается в организме... <...> ослабленном никотином, алкоголем и…

— Излишествами нехорошими…

— Да.
— Вы не имеете права! Это — самосуд! Я требую, чтобы меня судили по нашим советским законам.

— А покупал ты её по советским законам? Или по советским законам ты её воровал? Прекратим эту бесполезную дискуссию. Сестра, включи телевизор погромче.
― Я тост принес.

― Плохо, да?

― Ну...

― Что себе позволяешь, слушай?

― Вы же просили в трёх экземплярах...
— Цель приезда?

— Этнографическая экспедиция.

— Понятно. Нефть ищите?

— Не совсем. Я ищу фольклор. Я буду у вас записывать старинные сказки, легенды, тосты.

— Тосты! Вах! Дорогой, тебе исключительно повезло! Я тебе помогу. [достаёт два фужера с вином]

— Что это?

— Тебе нужен тост? А тост без вина, это всё равно, что брачная ночь без невесты!
Недаром говорил великий и мудрый Абу-Ахмат ибн Бей, первый шофёр этой машины: «Учти, Эдик, один Аллах ведает, куда девается искра у этого недостойного выродка в славной семье двигателей внутреннего сгорания».
― А! Их двое...

― И этот еще, с хвостом.

― Осел не в счет. Второй лишний.
— Аполитично рассуждаешь! Аполитично рассуждаешь, клянусь, честное слово! Не понимаешь политической ситуации. Ты жизнь видишь только из окна моего персонального автомобиля, клянусь, честное слово!

— Двадцать пять баранов в то время, когда наш район ещё не полностью рассчитался с государством по шерсти и мясу!
Это же вам не лезгинка, а твист. Показываю всё сначала. Носком правой ноги вы давите окурок, вот так. Оп! Оп! Второй окурок вы давите носком левой ноги. А теперь оба окурка вы давите вместе.
― Дорогие гости, добро пожаловать.

― Скажи, Марим, прокурор у Вас?

― Все у нас, весь город у нас, только вас ждали. Вина дорогим гостям!