Цитаты про науку

— Знаете, как до меня дошло осознание, что виды не скрещиваются? Я говорю: «А если пчела очень красивая, за ней шмель может поухаживать?», и биолог чуть в обморок не упал.

— За пчелой красивой может приударить шершень.
Современная наука обладает той властью, на какую некогда претендовала религия, только власть науки зиждется не на предрассудках и лицемерии, а реальна и доказуема.
— ... К счастью, современная наука мало что знает про устройство мозга.

— Почему «к счастью»? — спросил тогда Маса.

И сэнсэй, мудрый человек, ответил:

— Потому что когда нет твердого знания, остается надежда на чудо.
Размышляя о мире, которым правит наука, я становлюсь пессимистом. Тем не менее я оптимист, когда вспоминаю о духовном мире, от которого наука пытается меня отвлечь.
Ты знаешь, какая из линий прямая; для чего тебе это, если в жизни ты не знаешь прямого пути.
В 1970-х годах мы уже активно использовали солнечные батареи, в том числе и на военных спутниках, в это время в США только начали появляться первые статьи на эту тему. На станции «Мир» было установлено 70 кв. м кремниевых батарей. В начале 1990-х я попросил у тогдашнего главы Роскосмоса $5 млн, необходимых для приобретения нескольких машин, нужных для промышленного выпуска солнечных батарей. Однако денег таких не нашлось. В результате мы до сих пор закупаем даже для собственных нужд солнечные батареи на Западе. При этом, КПД их не очень высоко – чуть выше 30%. Мы утратили мировое лидерство и откатились от мировых рекордов, которые ставили раньше. А именно такие задачи должна ставить перед собой наука, и государство ее должно в этом поддерживать.
Скажу страшную вещь: науки политологии не существует. Политологами назвали себя капээсэсники, специалисты по истории КПСС. Они себя переименовали и все. А теперь это, видишь ли, наука.
Если заглянуть в историю, окажется, что науку нередко использовали во имя политики или религии.
Наука – не там, где человек просто интересуется природой. Наука – не там, где человек даже верно фиксирует те или иные природные феномены или высказывает гипотезы, которые потом оправдываются. Оленевод едет по тундре и поет песнь, слагая ее по принципу «что вижу – о том пою». Все в этой песне может быть верно: снег и в самом деле белый, а олешки и в самом деле быстрые… Но, несмотря на всю правдивость этого текста, назвать его научным нельзя. В науке принято демонстрировать не только пойманную щуку, но и удочку и наживку, на которую рыба была поймана.

Наука есть там, где предлагаются четко осознанные, отрефлектированные методы сбора и проверки информации и суждений
Броня делает Брейниака неуязвимым, по крайней мере, к урону внешнему. Он переживёт эту небольшую операцию на мозге — просто перестанет управлять своим кораблём-Черепом.

Мы предотвратили катастрофу, и теперь я продолжу поиски моего пропавшего наставника — профессора Рея Палмера. В прошлом году Палмер отправился в Микровселенную — открытое им субатомное измерение. На случай, если он заблудится, он оставил след из подсказок и попросил коллегу-астматика — вашего покорного слугу — пойти по нему.

Но этот след оборвался. Именно поэтому я улучшаю свой биопояс с помощью технологий Брейниака — я тоже отправляюсь на субатомный уровень. Я не самый сильный и не самый отважный герой, но вот профессор Палмер... Он — гений, сравнимый с Эйнштейном. Он доверил мне своё потрясающее наследие. Атом его не подведёт.
Ну, мозги чувака — они, типа, сделаны для всяких сложных вещей, там, типа науки. Ну, или считать банки пива, или экспериментировать на червяках и все такое.
... научной и нравственной основой курса геометрии является принцип доказательности всех утверждений. И это единственный школьный предмет, включая даже предметы математического цикла, полностью основанный на последовательном выводе всех утверждений. Людьми, понимающими, что такое доказательство, трудно и даже невозможно манипулировать.
Более важно, что геометрия есть феномен общечеловеческой культуры. История геометрии отражает историю развития человеческой мысли, а некоторые теоремы геометрии являются одними из древнейших памятников мировой культуры. Человек не может по-настоящему развиться культурно и духовно, если он не изучал в школе геометрию.
Did you hear about the rose that grew from a crack in the concrete?

Proving nature's laws wrong, it learned to walk without having feet.

Funny, it seems to by keeping it's dreams; it learned to breathe fresh air.

Long live the rose that grew from concrete when no one else even cared.

Ты слышала о розе, которая выросла из трещины в бетоне?

Доказав законы природы — ошибочное, научився ходить без ног.

Забавно, кажется держа за мечты, она научился дышать свежим воздухом.

Да здравствует роза, которая выросла из бетона, о которой никто даже не заботился.
Ты знаешь, кто такой сумасшедший? Сумасшедший — это такой человек, который отличается от большинства. Это большинство определяет, кто сумасшедший, а кто — нет. Вот, например, микробы. Восемнадцатый век: нет микробов. Никто даже о них и не думает. И тут появляется этот доктор… ээ… как его… Сэмельвайс, да, Сэмельвайс. И он пытается убедить всех людей, в особенности других врачей, что существуют такие маленькие невидимые плохие штучки; они попадают в твое тело, и ты заболеваешь. И он хотел, чтобы доктора мыли руки. Ну, и кто он после этого? Псих! Да? «Эти маленькие, невидимые... как вы их называете? Микробы, да? А? Что? Где?». Или вот пример. Двадцатый век. На прошлой неделе, прямо перед тем как меня забрали в этот притон. Я хочу съесть гамбургер. Этот тип роняет мой гамбургер, потом поднимает и отряхивает, как будто ничего не случилось. Я говорю: а как же микробы? А он говорит: а я не верю в микробы. Их придумали для того, чтобы продавать побольше мыла. Ну, и кто из нас сумасшедший, а? Правильно, неправильно — да что это такое? Существует только общественное мнение!
Самая главная задача, стоящая перед человечеством сегодня, — комплексное использование всех уже имеющихся достижений науки и техники для решения глобальных проблем, вызванных антигуманностью товарно-денежных методов распределения ресурсов на планете.
Лично я убежден в том, что человечество нуждается в ядерной энергии. Она должна развиваться, но при абсолютных гарантиях безопасности.
Тыканье палкой в мертвого енота — не наука!
Ни одно человеческое исследование не может называться истинной наукой, если оно не прошло через математические доказательства. И если ты скажешь, что науки, начинающиеся и заканчивающиеся в мысли, обладают истиной, то в этом нельзя с тобой согласиться, …потому, что в таких чисто мысленных рассуждениях не участвует опыт, без которого нет никакой достоверности.
Пусты и полны заблуждений те науки, которые не порождены опытом, отцом всякой достоверности, и не завершаются в наглядном опыте.
Те, которые отдаются практике без знания, похожи на моряка, отправляющегося в дорогу без руля и компаса… практика всегда должна быть основана на хорошем знании теории.
Исследования науки обогнали духовное развитие. У нас есть управляемые ракеты и неуправляемые люди.
Ваши предки называли это магией, ты называешь наукой. А я прибыл оттуда, где это одно и то же.
Есть фундаментальная разница между религией, основанной на догмах, и наукой, основанной на наблюдениях и логике. Наука победит, потому что она работает.
Там обо мне будут верно судить, где научное исследование не есть безумие, где не в жадном захвате – честь, не в обжорствероскошь, не в богатствевеличие, не в диковинке – истина, не в злобеблагоразумие, не в предательстве – любезность, не в обманеосторожность, не в притворствеумение жить, не в тираниисправедливость, не в насилиисуд.
Однажды на корабль грамматик сел ученый,

И кормчего спросил сей муж самовлюбленный:

«Читал ты синтаксис?» — «Нет», — кормчий отвечал.

«Полжизни жил ты зря!» — ученый муж сказал.

Обижен тяжело был кормчий тот достойный,

Но только промолчал и вид хранил спокойный.

Тут ветер налетел, как горы, волны взрыл,

И кормчий бледного грамматика спросил:

«Учился плавать ты?» Тот в трепете великом

Сказал: «Нет, о мудрец совета, добрый ликом».

«Увы, ученый муж! — промолвил мореход.-

Ты зря потратил жизнь: корабль ко дну идет».
Самая волнующая фраза, какую можно услышать в науке, — фраза, возвещающая о новых открытиях, — вовсе не «Эврика!», а «Вот забавно...».
Прогресс состоит не в замене неверной теории на верную, а в замене одной неверной теории на другую неверную, но уточненную.
— Профессор, вы можете подсоединить мою голову к боевому компьютеру?

— Я могу подсоединить что угодно к чему угодно, я же профессор!
Наука, религия и искусство — из них трех,

Науке брошен самый обоснованный упрек.

Ею не достигнут порог, не найден способ

Добыть ответ на самые коренные вопросы.

Есть ли Бог или нет вовсе — догадок бездна.

Есть ли жизнь после, науке неизвестно.

Имело ль место первопричина, можно лишь вопрошать,

И наука не знает, есть ли душа.
Если религия познала Бога, познала нуль. Если наука познала природу, познала нуль. Если искусство познало гармонию, ритм, красоту, познало нуль. Если кто-либо познал Абсолют, познал нуль.
В науке есть волшебство, в каждой пластиковой баночке транквилизатора есть яблоко для моей спящей красавицы.
Вся наука только и занимается тем, что обосновывает абсурд, на основании предыдущего абсурда, который уже стал здравым смыслом.
Наука может быть создана только теми, кто насквозь пропитан стремлением к истине и пониманию. Но источник этого чувства берёт начало из области религии. Оттуда же — вера в возможность того, что правила этого мира рациональны, то есть постижимы для разума. Я не могу представить настоящего учёного без крепкой веры в это. Образно ситуацию можно описать так: наука без религии — хромая, а религия без науки — слепа.
Процесс научных открытий — это, в сущности, непрерывное бегство от чудес.
Вся наука является не чем иным, как усовершенствованием повседневного мышления.
В науке каждая новая точка зрения влечет за собою революцию в технических терминах.
Наука — это истина, помноженная на сомнение.
Никогда не думал, что это так, но с годами понял: очень важен генетический код, то, что заложено в тебя предками, даже теми, кого ты не знаешь.
Существует только один светильник науки, и зажечь его в каком-либо месте — значит зажечь везде.
Пределы наук походят на горизонт: чем ближе подходят к ним, тем более они отодвигаются.
Время быстрое или медленное, в зависимости от восприятия. Теория относительности так романтична. И так печальна.
Наука не является и никогда не будет являться законченной книгой. Каждый важный успех приносит новые вопросы. Всякое развитие обнаруживает со временем все новые и более глубокие трудности.
Если я предположу, что между Землёй и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите летает фарфоровый чайник, никто не сможет опровергнуть моё утверждение, особенно если я предусмотрительно добавлю, что чайник настолько мал, что не виден даже мощнейшими телескопами. Но если бы я затем сказал, что коль моё утверждение не может быть опровергнуто, то недопустимо человеческому разуму в нём сомневаться, мои слова следовало бы с полным на то основанием счесть бессмыслицей. Тем не менее, если существование такого чайника утверждалось бы в древних книгах, каждое воскресенье заучиваемых как святая истина, и осаждалось бы в умах школьников, то сомнение в его существовании стало бы признаком эксцентричности и привлекло бы к усомнившемуся внимание психиатра в эпоху просвещения или же инквизитора в более ранние времена.