Цитаты Уильяма Шекспира

Чтоб истинной любви не запятнать

Каким-нибудь воспоминаньем ложным,

Меня скорей из памяти изгладь, -

Иль дважды мне ответ придется дать:

За то, что был при жизни столь ничтожным

И что потом тебя заставил лгать!
Любовь — блеск солнечный, дождю идущий вслед,

А похоть — мрак грозы вослед за блеском света;

Любовь всегда свежа, как яркий вешний цвет,

А похоти зима приходит раньше лета;

В любви нет жадности, — в обжорстве похоть мрёт;

В любви — всё истина, а похоть вечно лжёт.
Nothing is really good or bad in itself — it’s all what a person thinks about it.

Дурное и хорошее — их нет. Есть то, как мы решим назвать их сами.

(Нет ничего, что было бы хорошим иль дурным — но делает его сознанье таковым.)
Измучась всем, я умереть хочу.Тоска смотреть, как мается бедняк,

И как шутя живется богачу,

И доверять, и попадать впросак,

И наблюдать, как наглость лезет в свет,

И честь девичья катится ко дну,

И знать, что ходу совершенствам нет,

И видеть мощь у немощи в плену,

И вспоминать, что мысли замкнут рот,

И разум сносит глупости хулу,

И прямодушье простотой слывет,

И доброта прислуживает злу.

Измучась всем, не стал бы жить и дня,

Да другу трудно будет без меня.
Без глаз и без ума,Любовь летит, не ведая сама,

Куда и как. Она, точь-в-точь как дети,

Легко попасть в свои же может сети.
На всю страну монаршим криком грянет: «Пощады нет!» — и спустит псов войны.
Любимая работа поднимает рано, и мы с радостью принимаемся за неё.
Тебя, о, Смерть, тебя зову я, утомлённый.

Устал я видеть Честь поверженной во прах,

Заслугу — в рубище, Невинность — осквернённой,

И Верность — преданной, и Истину — в цепях,

Глупцов — гордящихся лавровыми венками,

И обесславленных, опальных мудрецов,

И дивный дар небес — осмеянный слепцами,

И злое торжество пустых клеветников,Искусство, робкое пред деспотизмом власти,

Безумье жалкое надменного чела,

И силу золота, и гибельные страсти,

И Благо — пленником у властелина зла.

Усталый, я искал бы вечного покоя,

Когда бы смертный час не разлучал с тобою.
Упорство во зле не уничтожает зла, а только увеличивает его.
Любовь всесильна: нет на Земле ни горя выше кары её, ни счастья выше наслаждения служить ей.
Когда бы мыслью стала эта плоть, -

О, как легко, наперекор судьбе,

Я мог бы расстоянье побороть

И в тот же миг перенестись к тебе.
Пусть нас в любви одна связует нить,

Но в жизни горечь разная у нас.

Она любви не может изменить,

Но у любви крадёт за часом час.
Кто под звездой счастливою рожден -

Гордится славой, титулом и властью.

А я судьбой скромнее награжден,

И для меня любовь — источник счастья.

Под солнцем пышно листья распростер

Наперсник принца, ставленник вельможи.

Но гаснет солнца благосклонный взор,

И золотой подсолнух гаснет тоже.

Военачальник, баловень побед,

В бою последнем терпит пораженье,

И всех его заслуг потерян след.

Его удел — опала и забвенье.

Но нет угрозы титулам моим

Пожизненным: любил, люблю, любим.
Используй время. Не забудь -

У красоты — короткий путь.

Срывай цветы в момент цветенья,

Не обрекай ты их на тленье.
Nay, if you read this line, remember not

The hand that writ it, for I love you so

That I in your sweet thoughts would be forgot,

If thinking on me then should make you woe.

И, если перечтешь ты мой сонет,

Ты о руке остывшей не жалей.

Я не хочу туманить нежный цвет

Очей любимых памятью своей.
But why thy odour matcheth not thy show,

The soil is this, that thou dost common grow.

Зачем же вид и сущность так различны?

Да потому, что ты — цветок публичный.
So true a fool is love that in your will

(Though you do any thing) he thinks no ill.

Смешна любовь, чье глупое старанье

Найдет любым капризам оправданье.
But those tears are pearl which thy love sheds,

And they are rich and ransom all ill deeds.

Но плачешь ты, любя, и жемчуг этих слёз

Искупит всё, что я, страдая, перенёс.
Or, if they sleep, thy picture in my sight

Awakes my heart to heart's and eye's delight.

И даже если сплю, твой образ дивный

Чарует взор и сердце непрерывно.
I love thee in such sort,

As thou being mine, mine is thy good report.

Я так тебя люблю, что даже мысль одна

О том, что свет тебя осудит, мне страшна.
Увлекшись ревнивой подозрительностью, можно оскорбить и совершенно невинного человека.
В неделях и часах любовь не растворится,

Жить она будет до конца времен,

Но если случай даст в обратном убедиться,Слова возьму назад, коль слова не будет «влюблен».
Уж если нет на свете новизны,

А есть лишь повторение былого,

И понапрасну мы страдать должны

Давно рождённое рождая снова.
Всё лучшее от горя хорошеет,

И та любовь, что сожжена дотла,

Ещё пышней цветёт и зеленеет.

Так после всех бесчисленных утрат

Во много раз я более богат.
Кто предаёт себя же самого —

Не любит в этом мире никого!
Небольшие жеманные стихотворения раздражают нервы больше, нежели скрип немазаных колес.
Непрошеные гости зачастую приятны только по уходу.
Напраслина страшнее обличенья.

И гибнет радость, коль её судить

Должно не наше, а чужое мненье.
И все же внешним чувствам не дано –

Ни всем пяти, ни каждому отдельно –

Уверить сердце бедное одно,

Что это рабство для него смертельно.
Музыка ужасна, когда ни такта в ней, ни меры нет.
И ты не обличай моих пороков

Или себя к ответу призови.
Путём зла не доходят до добра.
Ты будешь жить на свете десять раз,

Десятикратно в детях повторенный,

И вправе будешь в свой последний час

Торжествовать над смертью покоренной.
Я всё простил, что испытал когда-то,

И ты прости, – взаимная расплата.
Скажи, что я уплатой пренебрег

За все добро, каким тебе обязан,

Что я забыл заветный твой порог,

С которым всеми узами я связан,

Что я не знал цены твоим часам,

Безжалостно чужим их отдавая,

Что позволял безвестным парусам

Себя нести от милого мне края.

Все преступленья вольности моейТы положи с моей любовью рядом,

Представь на строгий суд твоих очей,

Но не казни меня смертельным взглядом.

Я виноват. Но вся моя вина

Покажет, как любовь твоя верна.