Цитаты про подростков

— А подростки испытывают физическое влечение к обнаженным женщинам.

— Наши исследования этого не подтверждают, сэр.
А наши подростковые мысли? То, что занимало наши головы, оно же все было на заборах. Никто не писал на заборах цитаты из классиков. Ты видела на заборе хоть одну цитату из Твена или Хемингуэя? Я – нет. Самое безобидное из того, что мы писали на заборах – это «Моника, я буду любить тебя вечно» и «Моника – дура».
Никто не говорил тебе, что взрослеть — это предавать себя шаг за шагом? Нужно научиться быть верным себе, думая о последствиях. Но это не так то легко...
— Второй раз не получится произвести первое впечатление.

— Да ладно тебе, речь идет о подростках. На них блестяшки производят впечатление.

— То есть мои сережки.
— По-моему, ты связалась с плохой компанией...

— Пап, я тебе больше скажу, я её основала!
— Я знаю, чего хотят тринадцатилетние девочки.

— И чего же они хотят?

— Шестнадцатилетних мальчиков. Также как и ты, я думаю.
Мне так не хватало различных экспериментов, через которые подростки проходят в моем возрасте! – отметила Эмма. — Я мечтала отстричь волосы еще с 16 лет, но только сейчас у меня появилась такая возможность. Ну, я и не стала ее упускать.
— Вы занимались сексом?

— Мама! Мне же 14 лет!

— На днях по телевизору показывали беременную девочку, которой тоже было всего четырнадцать лет.

— Это была не я.

— А наркотики ты не принимала?

— Мам, ну перестань! Откуда у меня наркотики?!

— Я не знаю, но та четырнадцатилетняя беременная девочка, которую показывали по телевизору, была наркоманкой!

— Это была не я.

— Вы пили?

— Ну мама! Мама, Тоби привез нас на дискотеку и потом заехала за нами, когда бы мы успели выпить?

— Не знаю. В наше время по телевизору постоянно показывают пьяных беременных четырнадцатилетних наркоманок.
Подростковые влюбленности — тема столь эфемерная и болезненная, что взрослым в неё вмешиваться ни к чему.
— В 14 у нас возникают свои музыкальные предпочтения. Наше когнитивное развитие происходит в этом возрасте, и мы начинаем формировать свое культурное самосознание.

— Мы перестаем слушать ту музыку, которую слушают наши родители, и начинаем слушать ту же, что слушают наши друзья.

— И этот музыкальный опыт отражается на нас. Из-за наших подростковых гормональных всплесков, выбор кажется более личным и чувственным. Позднее мы можем экспериментировать с другом музыкой, но никакая музыка не повлияет на нас так, как та, что мы слушали в 14 лет.
Подростков всегда воспринимают как людей, склонных к стадному мышлению. Мол, они мыслят стереотипами. Но когда я был старшеклассником, меня волновало гораздо большее, чем просто сходить на свидание или потусоваться со своими дружками.
О, подростки... Уже не дети, ещё не взрослые, а так себе... Самомнение на тонких ножках!
— Я не хочу быть одним из тех подростков, которые смотрят на своих отцов и говорят: «Ненавижу тебя. Вот бы ты умер!»

— Но?

— Но... ненавижу его. Вот бы он умер!
— Чем вы тут занимаетесь? — внимательно меня разглядывая, поинтересовался Эмбри.

— Так, мотоциклы чиним... — неопределенно ответил Блэк, но слово «мотоциклы! произвело воистину волшебный эффект. Парни принялись изучать мою рухлядь, буквально забросав Джейкоба ценными советами. Половину слов я слышала впервые; наверное, нужно обладать У-хромоссомой, чтобы понять их переживания.
Глобальные проблемы усложнились настолько, что за их решение не берутся даже подростки.
В наше время всем приходится нелегко. Подростки живут в мире, который терроризируют экстремисты; взрослые живут в мире, который терроризируют подростки.
Когда жалуетесь, что новое поколение – говнюки – подумайте, а вдруг среди этих подростков есть новые Guns'N’Roses или новые Motley Crue. Наши родители тоже считали нас говнюками.
Совет подросткам: кайфуйте от спорта, а не от наркотиков. Если же в вашем районе нет баскетбольной площадки — черт с Вами, колитесь, нюхайте и курите.
— Ты помнишь, как сильно ты была влюблена в подростковом возрасте? Как думаешь, могла бы ты снова так же сильно полюбить?

— Нет. Первая любовь действует, как вакцина.
— Я помню эти драки, район на район. С одной стороны человек 100, с другой человек 200... и тут я иду с балалайкой из музыкальной школы.

— Да, мы не у того спросили.

— Нет, мы все помним. Подростки слушали этот ужасный хэви-метал.

— Да, все эти косухи с заклепками, эти повязки. Эти рок-концерты и подростки: «А-а-а», барабанщик: тыщ-тыщ-тыщ, гитара: воу-воу-воу. А потом гитарист гитару об сцену бац... и тут я иду с балалайкой из музыкальной школы.
Подростки бывают очень упорны и крайне навязчивы в преследовании своих целей.
— Не нужно спешить. Пусть всё идёт своим чередом. Зачем нам эти банальности.

— Да, банальности — отстой.

— Прикинь такие все: «Фу, у этих подростков одни гормоны. Они не могут себя контролировать». А мы такие: «А вот и нет». Мы можем. Очень даже можем. Чушь всё это. Мы ж не кролики.

— Однозначно, не кролики.

— Мы взрослые. И мы можем принимать взвешенные решения.

— И мы его принимаем прямо сейчас.

— Ещё бы. Да. И так лучше.

— Намного! Ты согласна?

— Полностью.

— Круто. Я тоже.

— ...

— Плевать!
Милый, позволь мне сказать тебе то, во что не верит ни один подросток, но клянусь тебе, это чистая правда. Влюбляются не единожды.
Ох, уж эти подростки! Думают, что главное — иметь побольше друзей.

Достаточно и одного. Одного единственного, но своего.
Девчонки в подростковом возрасте не обращают внимания на резкость и вульгарность своих парней. Когда они немного обожгутся, взрослеют.
В период полового созревания подростки часто ассоциируют себя с какими-либо животными или цветами. Почему они так делают? Потому что они пока еще на той стадии, когда их личность не сформирована окончательно. Сравнивая себя животными, цветами, персонажами аниме, они создают «свое я» или «то, кем хотят быть». Те же, кто никогда не задавались такой мыслью, не могут дать ответы на эти вопросы. Поскольку многие в наши дни затрудняются с ответом на эти вопросы, в этом нет ничего страшного, однако, когда человек вырастает в этом состоянии, рано или поздно проблемы дадут о себе знать.
— Да откуда ты это вообще знаешь? — встревожилась она. — Бога ради, тебе всего пятнадцать лет, ты должен… не знаю… интересоваться девочками, играть в видеоигры.

— Ты знаешь, что бывает, когда социопат интересуется девочками?
Я не ангел. Не возвращаю книги в библиотеку, бесплатно качаю музыку с торрентов и вру маме. Как обычная девчонка.
Я скажу тебе то, во что не верит ни один подросток, но это чистая правда, я клянусь. У тебя будет ещё не одна любовь. Ты сможешь влюбиться снова. И это будет так же невероятно и незабываемо, как в первый раз. А, может быть, и так же больно. Но ты обязательно влюбишься. Я обещаю тебе.
Кто-то написал, что хорошая книга должна постоянно пробуждать изумление. Именно это я чувствую, проведя час с тобой наедине.
— Клэри в порядке, правда?

— Да.

— Она сказала, что расстроена из-за мальчика, но инстинкт подсказывает мне другое.

— Ты же знаешь, какие они идиоты в этом возрасте?

— Только в их возрасте?
Шестнадцатилетние юноши думают, что они бессмертны и непобедимы.
И кульминация этих подростков вряд ли томила,

Им нужен пульс учащённый после амфетамина,

Им нужен секс, нужен бег, нужен мэрс, нужен смех,

Нужен кокс, drum & base, и в говно пьяный face!

Через чёрный вход по записи всем друзьям...

Им всё равно, мозгами не шевеля...

Они давно поднялись наверх из ям...

И миллион не папанин, знай, все ***ят!

Помочь? ха, им класть абсолютно на мир низов!

А ночь, да, night life — это люто для вип-персон!

Вокруг блеск... парни хлюпики в рубашках и в «Дольче» дамы.

Red Bull, Yes! Они любят его даже побольше мамы!

Презики, таблеткиничего придумать человек тупей не мог,

С ними как-то блекнет, до оргазмов доводящий, ощущений сок.

Фанаты ролевых игр, кончает в неё, ведь заклеен рот!

Считала толстеет, но на самом деле там зреет плод!

Спустя месяцы дошло, но она не дура вообще,

Понятно, дитину вон, ведь фигура важней.

Это парочка цивильна — ребёнок им ни к чему,

Жутко им, подцепили словно они чуму...

Никакого стресса, депрессий, всё так же

Дико много секса, волнений нет в нём даже!

Весь их роман забава, а он лишь их стёб,

Какие траблы, мама? Аборт решит всё.
Ох, Алехандро... Я так за неё волнуюсь: уже не ребёнок, но ещё и не взрослая — где-то на перепутье. Я рассказываю ей о героях, которые спасли наш мир, чтобы вселить в её сердце надежду. Но боюсь, что рано или поздно ей придётся сделать выбор, который определит всю её жизнь... Но теперь, когда я вижу улыбку Алехандры и свет надежды в её глазах, мне кажется, что всё у нас будет хорошо.
Так много подростков уходят из дому из-за неладов с родителями, их ждет только одиночество и трудности...
За прилавками работают подростки — у тех вовсе такой вид, будто им давно жить не хочется.
Когда человек приходит в Университет, у него должно сформироваться ощущение, что абсолютно за все, что он делает, он отвечает сам. Если родители продолжают с ним нянчиться, это не идет ему на пользу. Душевное тепло, совет в трудную минуту, общение, совместное проведение свободного времени — вот что требуется от родителей.
Боже, какой милый возраст! Можно влюбляться хоть каждый день, ошибаться, страдать, снова влюбляться, каждый раз на всю жизнь, и всегда знать, что всё самое интересное ещё впереди.
Нужно общаться со своими детьми, нужно общаться с подростком на языке подростка. Но для этого нужно сначала его изучить, потому что время меняется, подростки тоже меняются. Не нужно общаться с подростком на языке, на котором говорил ты когда был подростком. Если у тебя дома живёт подросток, не нужно к нему вламываться в комнату с богданой «Prodigy» и кричать: «Йоу, чел! Как сам? What's up? Как дела? Всё фифти-фифти? Сникерсни!» Он закроется в себе, для его суицида появятся основания.
Все стремятся быть популярными в интернете. И стремление быть популярным приводит к ужасным масштабам. И я понимаю, почему так происходит. Потому что все подростки об этом думают. Когда я был подростком, я тоже задумывался о самоубийстве. Я думал об этом, но я не собирался умирать. Это последнее, что я хотел сделать. Я хотел посмотреть, как все пожалеют, когда меня не станет. Вот что я хотел. Чтобы они все плакали и потом говорили: «Лучше бы мы купили ему эту приставку...» И тут я воскресаю, всех прощаю и они, наученные горьким опытом, так себя больше не ведут. Это обыкновенный человеческий эгоизм. Причём именно человеческий, потому что нигде в живой природе больше такого нет. Никто не пытается умереть, чтобы кого-то наказать. Нет кота, который сидит в наполненной ванне с феном в лапке и говорит: «Значит так, да? Не покупаете мне кошачий наполнитель, да? В рваные газетки, Барсичек, писай. Ну я вам сейчас устрою! Вы пожалеете! Я надеюсь, у вас есть достойная коробка из-под обуви, в которой вы меня похороните!»