Цитаты про общество

В поисках «особого пути» мы ничего заветного найти не сумели, зато породили страшный брак мышления. Сбой в головах и «мыслящих-образованных», и апатичного, аполитичного молодняка.
Если гражданина заставляют платить за образование и медицинское обслуживание, пенсию накапливать из собственных средств, жилье и коммунальные услуги оплачивать полностью, по рыночной цене, то зачем мне такое государство?! С какой стати я должен еще платить налоги и содержать безумную армию чиновников? Я всегда на всех уровнях говорил, что здравоохранение, образование и наука должны обеспечиваться из бюджета. Если государство сваливает эту заботу на нас самих, пусть исчезнет, нам будет гораздо легче!
Толпа не любит одиночек.

Толпа в своём большинстве признает людей, подражающих друг другу. Даже те, кто якобы отличается от толпы, делают это группами, сектами, клубами по интересам. Иначе нельзя. Если ты дружишь со всеми и не делишь людей на категории, тебя называют лицемером, ну а если не дружишь ни с кем – сумасшедшим.
– Пап, никто никому ничего не должен.

– Правильно. Каждый себя от долга перед другими освободил. Каждый сам определяет для себя свой долг, его природу и меру.

– Ну и отлично. Теперь свобода, папа. Нет больше рабства долга.

– Да не рабство это было, а нити общности. Только носить их было так же тяжело, как зимнюю одежду летом. Освободив себя от долга перед другими, человек оказался без поддержки других членов социума. Он оказался никому не нужен. Вот она, истинная природа принципа «никто никому ничего не должен» – власть одиночества. Никто… никому… не-ин-те-ре-сен! Не ну-жен!
В нормальном обществе богатые богатеют вместе с обществом... В больном обществе богатые богатеют вместо общества.
Кто умеет что-то делать — делает, кто не умеет делать — учит других, кто не умеет учить — учит учителей, а кто и этого не умеет — занимается политикой.
Большинство людей ищет общества не столько с целью слушать, сколько говорить.
Let's make this life

A better life to live

Stop to hate

Learn to forgive.

Давайте превратим это общество

В лучшее общество.

Хватит ненавидеть,

Учитесь прощать!
Как бы ни были обязаны тебе люди, если ты им откажешь в чем-нибудь одном, они только и запомнят, что этот отказ.
На гробнице Ламарка его дочь сделала надпись: «Ты будешь отомщён». Как много говорят эти слова.

Профессора знаменитого Ньютона заставили сбежать в чиновники. То же случилось и с нашим Менделеевым: он ушёл из университета ещё в силах. Кювье преследовал Ламарка и провозгласил его со своими собратьями-академиками идиотом. Великая рукопись Ньютона валялась без внимания и была напечатана много лет спустя после её написания. Эдисон долго скитался в бедности, не находя приложения скрытым в неём силам. То же было и со знаменитым Бербанком.

Всё это продолжает совершаться и теперь, в особенности в таких некультурных странах, как старая Россия.Великие дела творили не присяжные учёные, а люди, в общепринятом смысле, маленькие. Таковы, например, артиллерист Энгельгардт и великий Либих, не кончивший среднюю школу и попавший в профессора только благодаря протекции и связям Гумбольдта.
Когда что-то идет не так, мы отворачиваемся. Зарываемся в работу. Кушаем пропаганду под видом развлечений. Посыл не меняется: не думай. Не задавай вопросов. А что случается с обществом, которое сдалось? Оно гниет.
И вы ещё удивляетесь, почему вас имеют в гражданское дупло? Вот эти: шизовласти, зомбовидение, ж*полизы. А как ещё себя вести со стадом, где все друг друга считают кретинами? До какого коления вас нужно довести, чтобы в других вы увидели наконец себя. А вместо «я» и «они» сказали, наконец, «МЫ»!
Тысячелетиями люди рождались великанами, и общество превращало их в карликов. Наше поколение — другое. Мы не откажемся от мечты из-за шума мнений окружающих. И мы не променяем творчество, поиск и дух свободы на уют сосисочно-телевизионного мирка.
— Жак, как вы относитесь к христианству?

— Это замечательная идея! Когда они собираются воплотить ее в жизнь?
Если вы полагаете, что мир нельзя изменить, это лишь означает, что вы не один из тех, кто его изменит.
Если вы не знаете, как быть честным, то расплата за это — боль и страдания — в любом случае.
Сегодня, если врач говорит, что вам нужно удалять почку, вы не знаете: действительно ли у вас всё так плохо, или врачу нужно расплатиться за ипотеку.

Пока мы живём в денежной системе, общество будет всё более фашистским.
Если мы снимем фильм о современной культуре и покажем его людям будущего, это будет фильм ужасов.

Пора прекратить это безумие!

Если желающих отправиться на войну немного, то правительство начинает снимать и показывать фильмы о том, как узкоглазые, смуглолицые азиаты насилуют белокурых девушек. И тогда желающих отправиться на войну становится больше. Для того чтобы война стала возможной, людей приходится учить ненавидеть других. Вся эта ненависть к другим людям — это результат манипуляций. Никто не плохой; нет плохих людей — есть дезинформированные, к примеру военные.
Если достаточно людей поймут проект «Венера» и необходимость внедрения ресурсо-ориентированной экономики, то они это внедрят. Если же ничего не делать, то последствия будут ужасающими. Люди думают: ну положение вещей всегда то хуже, то лучше, всё как-то образуется. Эти мысли далеки от реальности. Такие люди не ведают о том, какие у нас возможности. Они не хотят обременять себя этим, до тех пор, пока они не потеряют свою работу, свой дом, и пока не рухнет монетарная система вместе с банками. Только тогда они начнут искать альтернативы. Люди ещё никогда за всю свою историю не меняли общество с учётом на будущее.
Когда кто-то болеет и при смерти, некоторые говорят: «Это гнев Господень! Их болезнь — это их кара!» или же «это их карма». Но исследователь или учёный скажет: «Карма — туфта! Вероятно, рядом болото с малярийными комарами, крысы, или ещё что-то!» Или же из-за непрерывного земледелия почва истощилась и в ней мало железа и марганца, и мозг этих людей повредился из-за нарушений в питании, а не из-за кармы, которая есть абсолютный фашистский бред. Причина в том, что люди не ставят перед собой задачу: «Давайте сделаем мир лучше!», а вместо этого падают на колени и вопрошают: «Господи, дай нам больше не знать войн. Позволь всем людям стать братьями, а нашим соседям миролюбивыми и дружественными».

Что ж, это ВЫ должны стать миролюбивыми и дружественными, и препятствовать военным настроениям. Вот этим должна заниматься религия.
Мои волосы вас беспокоят – я дам им еще расти. Мои действия, мое поведение вас беспокоят – я буду еще больше усиливать их. И, наконец, под вашим сарказмом и усмешками, я останусь невозмутимым. Перед вами я буду, наконец, тем, кем являюсь. Несмотря на отвращение, на стыд. Несмотря на все это, вы будете любить меня. Ибо я буду тем, кем на самом деле являюсь…
Общество. Кажется, мне все же удалось, наконец, в какой-то мере постичь смысл этого понятия. Всего-навсего соперничество индивидуумов, соперничество

сиюминутное и конкретное, в котором каждый непременно стремится победить — вот что это такое. Человек никогда так просто не подчинится другому человеку; раб — и тот старается одержать победу, хотя бы ценой низкого раболепия. Вот почему люди, чтобы выжить, не могли придумать ничего лучше, кроме как перегрызать друг другу горло. На словах ратуют за что-то великое, но цель усилий каждого — «я» и снова «я». Проблемы общества — это проблемы каждого «я», океан людей — не общество, это множество «я».
Жизненный уклад здесь запрограммирован на тихое загнивание в обществе себе подобных.
Отношение к юной части населения — это показатель цивилизованности общества.
Люди – общественные существа. Мы появляемся на свет благодаря другим людям. Мы выживаем с помощью окружающих. Хотим мы того или нет, но в нашей жизни едва ли удастся отыскать моменты, когда мы не зависим от других. Поэтому не стоит удивляться, что и человеческое счастье – это результат наших взаимоотношений с окружающими.
В России темой, объединяющей всех без исключения, является День Победы, а следом за ним — ненависть к Ксении Собчак. Почему меня ненавидят так же единодушно, как Гитлера, мне непонятно.
Когда люди живут вместе, приходится искать способы поддержания мирабудь это монастырь, город или ферма.
Общество деградирует, если не получает импульсов от отдельных личностей; импульс деградирует, если не получает сочувствия от всего общества.
Каковы бы ни были первоначальные намерения, люди всегда будут шагать по головам других. И если эксплуататоры отказываются играть свою роль, эксплуатируемые заставляют их это делать! Рабочие требуют у хозяев, ученики у гуру, граждане у президентов. Люди так боятся свободы, им так страшно думать самим, они боятся самоутверждаться…

Я хочу быть Автономом.

Автоном… и ещё три А: Анархист. Агностик. Автодидактик.
Ваше общество кишит очень глупыми людьми... Все политики, все адвокаты, все бизнесмены будут упразднены. И не я буду это делать. Не будет никаких революций. Этого не понадобится. Наше общество не может существовать при такой некомпетентности.
Многие думают, что духовное знание заставит человека отречься от мира и изолироваться от общества, но это вовсе не так. Нам необходимо познать природу нашего неизменного, вечного «я» и мира, в котором мы живем.
— Ключ к цивилизованному обществу — информирование населения.

— А ещё — канализация.

— О! Про канализацию я забыла, надеюсь, она не подведёт.
Современное западное общество абсурдно, потому что не может предложить европейцу ни одной ценности, которую тот мог бы принять как свою собственную. Вся система ценностей, принятая на Западе, противоречит истинным потребностям внутреннего мира личности и очень скоро приводит человека западной цивилизации к мысли об абсурдности своего существования и, как следствие, – к самоубийствам.
Всякий, кто пытается выйти из общего стада, становиться общественным врагом. Почему, скажите на милость?
А может, это социальный контракт? Ты говоришь, что я красив; я говорю, что ты тактичен. Так как узнать правду?
— Я её ненавижу! Я хочу её убить!

— Ну так сделай это. Одной школьной сучкой меньше, и жизнь несчастных наладится, что, по моему мнению, — услуга обществу.
Обожаю психов, только они понимают окружающий нас мир, только с ними я могу найти общий язык....
Изучать и анализировать общество — это побольше, чем читать ему мораль.
Я хочу быть частью поколения, которое будет стоять у истоков становления общества, где каждый может себя воспитать.