Цитаты про опасность

— Никуда я не полечу! У меня боязнь полетов!

— Правда? А у меня боязнь пуль!
Этот город живёт по законам джунглей. Здесь даже крысам небезопасно. Те, кто клялся защищать нас, грызутся, чтобы урвать кусок побольше, лишённые последней капли достоинства. А те, кто обязан судить их, грызутся между собой за свою добычу. Но так было не всегда.
Даже малейшие недоразумения могут таить в себе опасности, когда положение такое шаткое, как это. Слова не всегда передают то, что происходит в сердцах. И вещи редко такие, какими кажутся.
Соперничество опасно и разрушительно для общества. Какое соперничество есть в вашем теле?! Представьте, что ваш мозг скажет: «Я самый важный орган», а ваша печень возразит: «Нет, я. И я хочу систему свободного предпринимательства». Ваше тело сгнило бы через месяц, если бы каждый орган стал думать только о себе.
— Разрешите доложить, Христофор Бонифатьич. По-моему, дело — табак!

— Совершенно справедливо. Закуривай, ребята!
Постарайтесь не подстрелить себя. Не перестреляйте друг друга. И самое главное: не заденьте меня.
Поверь, нет середины.

А нам надо –

За свой выбор биться отчаянно.

В крайних случаях – гнать по встречной,

Воплощать всё, что намечено,

Остальное – частности,

Но мы в опасности.

Плен или революция?Любовь или проституция?

Вот дискуссия –

Она дуется инструкциями, напутствиями…
И вот вы идёте по улице. Вам навстречу три подростка с ножами для ковров наперевес. Им нужен ваш кошелёк, ну и может быть, ещё золотые часы, врученные за раскрываемость. А один из них предлагает вырезать своё имя у вас на лице. И что лучше — вообще без лица, или что о нём напишут в газетах?
— Марлин, нет оснований бояться внешнего мира.

— Если не считать уличной преступности.

— И стихийных бедствий.

— Промышленных катастроф.

— Нападений барсуков.

— Вы, двое, закончили?

— Падающих космических обломков... Всё, закончили.
Неведомые беды на тайных тропах всегда оказываются гораздо опасней, чем открытые враги на торных дорогах.
Только в опасности, дыханье хищников услышав,

Мы смогли им противостоять в борьбе и тем стать выше.
— Из-за него я столько раз был на волоске от смерти!

— Ну, не наговаривай на дедушку. Ну кинул я тебя в пропасть, ну бросил я тебя в джунглях, ну отправил я тебя в космос на воздушных шарах... Так это же все для того, чтобы ты вырос сильным.
— Мы влезаем в непредсказуемую ситуацию, тебе лучше остаться в машине.

— ...

— Хорошо. Но тебе лучше идти за моей спиной.

— ...

— Хорошо. Просто будь осторожна, ладно?
... у меня неприязнь к закрытым дверям. Никогда не знаешь, что происходит по другую сторону.
— Тебя притягивает все опасное: мощные грузовики, мотоциклы, фейерверки...

— Все любят фейерверки!

— Смотреть — да, но не делать.
— Вы безобидны.

— Безобиден? Я безобиден?!

— Да, но вы не представляете угрозы.

— Не представляю?! Это оскорбление.

— Если вы хотите, я могу провести интервью, но я установлю только то, что мы и так знаем. Вы чисты.

— Я не чист, леди. Я не безопасен. Я опасен. Очень.
— Я в жизни не принимал ЛСД. Я проиграл ботинки в покер. Никто никогда не пытался застрелить меня. Ты никогда не хотел совершить что-нибудь по-настоящему опасное?

— Я ел недожаренную свинину.
— Отлично, теперь давайте выбираться отсюда! Если один из этих гигантских китов врежется в нас, корабль превратится в щепки! Какие будут указания, Нами-сан?

— Пока ничего не предпринимайте.

— Вы слышали, болваны, ничего не предпринимать! Быстро всем расслабиться и пялиться на китов!
Над нашей половиной мира ночь: ни вздоха, ни шороха.

Мы сладко спим, мы спим, как все, на бочке пороха.
Не следует забывать, дорогой маркиз, что нечто смехотворное может быть и очень опасным.
— Я не тебе не доверяю.

— Тогда кому ты не доверяешь, мам, миру? Ты не доверяешь миру? Или Нью-Йорку, потому что это страшный город?

— А вы в Москве бывали?
— Вы готовы к приключениям?

— Да, сэр!

— Вы готовы к опасностям?

— Да, сэр!

— Вы готовы умереть?

— Можно повторить вопрос?
Ощущение опасности возбуждает. Это призыв к поиску новых опасностей.
Тот, кто засыпает на мине с зажженным фитилем, может считать себя в полной безопасности по сравнению с вами.
Мне не грозит опасность, Скайлер, я сам опасность! Кто-то откроет дверь и схватит пулю. Думаешь, им буду я?! Нет. Это я постучу в дверь.
— Борь... Ты хороший человек. Не лезь туда, где весит табличка «Осторожно, убьет». Даже я боюсь туда заглядывать.

— Тебе не кажется, что пора её сменить на что-то более нейтральное? Например, «Осторожно, еноты».
— Когда я рассказал тебе свой план, почему ты не предупредила, что я умру, если сделаю это?

— Столько правил... Все не упомнишь...
На Фиделя Кастро почти 700 покушений было. Как бы не обогнать команданте...
Но нельзя же отказываться от поставленной цели из-за одной лишь опасности? Этак, пожалуй, и жить не стоит
Самая большая опасность подстерегает тебя во время твоей самой сильной атаки.
Я всегда выступал за то, чтобы опасное оружие не попало в руки к дуракам. Давайте начнём с пишущих машинок.
– Видимо, она поистине прекрасна, – сказал Фарамир. – Губительно прекрасна!

– Ну, насчет губительно – не знаю, – возразил Сэм. – Думаю, люди сами приносят в Лориэн свою беду – и, конечно, натыкаются на нее, на беду эту, раз уж она пришла туда вместе с ними. Владычицу, конечно, очень даже можно назвать опасной, хотя бы потому, что в ней столько силы, столько силы! Иной об эту силу разобьется, как корабль о скалу, иной утонет, как хоббит, если его бросить в реку. Но скалу и реку винить глупо.
— Я очень жалею, что не слушал, что мне говорила мама, когда я был маленький.

— И что же она говорила?

— Не знаю, я же не слушал.
Поражение неминуемо ждёт лишь того, кто отчаялся заранее, <...>. Признать неизбежность опасного пути, когда все другие дороги отрезаны, — это и есть истинная мудрость.
Шиповник, дикая роза – вот на что похожи ее губы! Только сунься – и пара-тройка царапин тебе обеспечена. Или того хуже – глубокий порез.
Только дилетанты думают, что гонки — это очень романтично; во время езды не должно быть ничего, кроме машины и гонщика, третьим может быть только опасность, вернее, всё прочее приносит опасность.
Человек вообще начал разгуливать в темноте совсем недавно. Всего полсотни тысяч лет назад. А до этого, как только садилось солнце, все забирались в пещеры и носа не высовывали. В принципе наши биологические часы до сих пор настроены так, чтобы в самое опасное время мы спали.