Цитаты про чувство

Вы можете закрыть глаза на вещи, которые вы не хотите видеть, но вы не можете закрыть своё сердце на вещи, которые вы не хотите чувствовать.

You can close your eyes to the things you don't want to see, but you can't close your heart to the things you don't want to feel.
Ваши сильные эмоции оказывают разрушительное воздействие на наши чувства. Мы очень уязвимы. Если смешать чувства неправильно, верную меру плохого с неверной мерой хорошего все закончится огромной катастрофой.
Сожми покрепче мою ладонь

И в даль нашу печаль отпусти.

А я смогу терпеть эту боль,

Терпеть во благо нашей любви...
— To me love is when every time your think of a person...You feel as if your soul was being ripped into pieces... And it hurts so much that the pain feels physical...
Любовь моя за тридевять земель,

благодарю, прощаю Бога ради

за то, что жить в эпоху перемен

мне повезло в твои глаза не глядя.

На страх и риск, мучительно, с трудом

и так легко, как мне даете ныне,

не меряя себя твоим стыдом,

твоей надеждой и твоей гордыней.

Наверно, так устроила судьба

надменная, заботливая, чтобы

я стал за неимением тебя -

тобой и чем-то большим, чем мы оба.

И точно там, где мне всего больней

тебя, всего смертельней, не хватало -

я рос. Так рвутся из живых корней

над спилом стебельки побегов малых.

И не торгуясь с Богом и судьбой,

согласно или вопреки природе,

так я и заполнял самим собой

зияющую пустоту напротив.

И вот уже не стало пустоты,

а что осталось, мною зарастает.

И я не нахожу, куда здесь — ты.

Но мне тебя так странно не хватает.
После периода счастья, радостного волнения и ощущения полноты жизни неизбежно придет восприятие достигнутого как само собой разумеющегося и возникнет беспокойство, неудовлетворенность и желание большего.
— А знаешь, о чем мечтаю я? О внучке. С дочкой у меня, похоже, вышла полная задница.

— Да, пожалуй, никто кроме тебя не может так точно выразить свои сентиментальные чувства...
И вопреки всем бурям жили долго, были вместе

Так не бывает в жизни, пусть будет хотя бы в песне.
Это ведь был всего лишь я со своей жалкой болью и куцыми чувствами.
Зачем ты мне сказал, что я нравлюсь тебе? Ответь, потому что я схожу с ума от этих слов. Как можешь ты говорить такое едва знакомой женщине? Ты не должен так поступать, не должен. Ты не знаешь, что с ней потом происходит... Что она может чувствовать...
Бывает, человек, сам по себе ничего не значащий, приобретает ценность за счет того, что пережил и прочувствовал. Но кое-кто не способен даже подняться до уровня своих чувств.
Психика – это корона творчества природы, и самый большой и драгоценный камень – наши чувства.
Мне твои ресницы часто снятся,

Мне б тебя обнять и не расстаться,

Хочется уснуть и вновь забыться,

Чтобы заглянуть в твои ресницы.
Я так привыкла скрывать свои собственные чувства, что теперь даже не знаю, каковы они...
— Мстительность — пустейшее из всех чувств, — пренебрежительно бросил Менчерес.

— Месть избавляет от подавленного гнева, — возразила я.
Есть такое чувство, вообще которое хоть и называется одним словом, но это такое чувство. Вот это чувство называется таким словом, которое на родном языке произносить крайне сложно. На чужом, иностранном, сколько угодно безответственно его можно говорить. А скажешь на родном языке, тут же об него споткнёшься и как бы извиняясь откашляешься. И даже если это слово подумать, там у себя в мозгу, подумаешь, и тут же как бы извиняясь споткнёшься об него и откашляешься… Это слово — любовь.

Ну, и когда на тебя падает в очередной раз любовь… Вот это как упала на тебя — бабах! — вот так вот, а причем каждая следующая любовь, она же сильнее, чем предыдущая. Так как, как упала вот так, и ты думаешь: «ну е-мае, ну зачем опять-то, а? Так все было хорошо, рационально, спокойно, удобно.» А тут чувствутся сильно и надолго опять!

А уже никуда не деться, все уже, упала. И ты сам уже знаешь, что все уже. И вот в этом состоянии выходишь куда-нибудь по делам — при чем по делам, которые намечены до любви. Потому что во время любви вообще никаких дел! Ну, то есть собственно выходит по делам твое туловище, исполнять какие-либо социальные функции. А там творится такое, что ты вышел, шел, шел… и пропал, и исчез, и тебя не стало, и как бы тебя нет, и ты даже не можешь вспомнить, как это было там и тогда, когда тебя не было, потому что ты вновь появляешься, и мир начинает проявляться, как изображение на фотобумаге, и ты обнаруживаешь себя сидящим на какой-то грязной скамейке в какой-то непонятной и незнакомой тебе части города, на такой грязной скамейке, на которую бы ты без любви ни за что бы не сел…
Музыка — это не просто мелодия или слова, она несет в себе определенный посыл, чувства и передает состояние души.
Слишком часто счастью плевать на последствия, слишком часто оно нас слепит настолько, что кажется, будто сломать его уже никому не удастся.
– Я люблю тебя.

– Прости, Майкл, но…

– Ты ничего ко мне не чувствуешь?

– Майкл, я здесь работаю за деньги… Это лишь работа. Не любовь. И ты ко мне испытываешь не любовь, а благодарность… Мне нравится заботиться о тебе.., но это просто работа… И больше ничего не может быть, Майкл, понимаешь?.. Больше ничего нет и не будет.
Это огромная разница — слышать звук или чувствовать его. Я чувствовал океан, облака, людей, музыку. В сердце была невыносимо приятная боль, которая усиливалась от любимой мелодии или просто улыбки. Я не мог ни о чем думать. Мне казалось, что я вижу мир в первый раз.
— Я тут с ума схожу, а тебе, видимо, наплевать!

— Мне не наплевать. Я люблю тебя.
Я не сумел придумать лучше, да и не хотел,

мне просто легче от того, что я всё это спел..
И это вас заботит?! Грейс Корда находится в смертельной опасности, а ваши нейроны продолжают порхать, словно мотыльки, вокруг весьма тусклой лампочки.
Любовь не должна быть тайной. Когда человек скрывает такое непростое чувство, как любовь, он может заболеть.
А на улице была зима, февраль, холод, серый город,

А для меня уже будто начало весны, пели птицы, распускались цветы.
Я на тебе помешан, а это первый признак.

Достал бы кисти, нарисовал бы твой портрет,

Прости, но я не художник и кисти тоже нет.
— Гарри! Сибила Вэйн для меня святыня!

— Только святыни и стоит касаться, Дориан.
Да нет, я не беременна. Я больна. И имя моей болезнинадежда. Это и вправду болезнь... Потому что я всегда на все и на всех надеюсь... И от этого уже стало подташнивать.
Гораздо проще подпитывать запасной вариант лёгкими подачками, чем начинать с нуля
Что это я? Всего лишь каждый день езжу мимо ее дома по пути с работы, сажусь, пью баночный кофе и думаю, что у нее все хорошо.
Да... Наверное, пора... Пора навести порядок в голове, как иногда мы наводим порядок в любимом гараже — перебира-а-аем коробочки с прошлым, смеемся, грустим, сортируем... — это выбрасываем, это соседке пригодится, это пока сохраним — авось самим сгодится, мало ли что... Так и в голове... Точно так же — никакого отличия... раскладываем все по полочкам, мысли о Боге — на первую, самую чистую и красивую полку — пусть я пользуюсь ими не часто, но отдавать их никому не собираюсь... Они мне самой дороги... Мм мм.... что у нас в этом замшелом пакете? Оооо... Мысли о вечном... Для начала их надо простирнуть и проветрить — и на верхнюю полку, но на видное место... Вами я частенько пользуюсь... А это что за баулы? Огромные воздушные мешки? Аааа... это же мечты! Аккуратно укладываю их на антресоли... Сейчас не до вас... Вообще то мечтать не вредно... Но и здоровее от этого не становишься... Мысли о хорошем, ну куда вас деть то? Вас много... Ладно уж — сервант с прозрачными стеклами как раз по вам плачет... Пусть сквозь стекла все видят, какая я хорошая... А вот и мысли о плохом... Нет уж, на всеобщее обозрение я вас выставлять не стану... Но и выкидывать тоже рука не поднимается... Слишком уж сладко без вас, слишком уж приторно... Вроде бы все... Стоп! А это что за огромнейшая куча непонятно чего? Откуда?... АААААА!!!!! Это же мысли о ТЕБЕ!!!! Что ж.... Беру в руки лопату.... Набираю побольше воздуха в прокуренные легкие... И.... ВЫБРАСЫВАЮ, ВЫБРАСЫВАЮ, ВЫБРАСЫВАЮ....
— Ну, а как вы познакомились?

— Это забавная история. Он мне сначала не понравился. Шариками из бумаги в меня пулял, словно какой-то малолетка.

— Ох!

— Ну, однажды перед сном я расчёсывала волосы, и вынула как бы шарик, ну, вообще-то записку. А там: «Ну, здорова!». Мне показалось до того трогательно, и тогда я на него запала.
Неразумно бояться того, что неизбежно.
О, что же такое любовь, если мы вынуждены сожалеть даже об опасностях, которым она нас подвергает, а главное — если можно опасаться, что будешь испытывать это чувство, даже когда его уже не внушаешь! Надо бежать от этой гибельной страсти, предоставляющей нам лишь один выборпозор или несчастье — и зачастую соединяющей для нас то и другое. И пусть хотя бы благоразумие заменит нам добродетель.
После всего, что со мной было? Амуры могут истыкать меня стрелами, и я ничего не почувствую.
— Ты с ним — потому что он появился первым?

— Да... И я люблю его. И тебя я тоже люблю, и мне нравится, что можно сейчас сказать правду. И мне нравится преданность, верность... и вся эта фигня. Даже сейчас.
— А почему ты уверена, что она тебе откажет? А вдруг нет?

— Я боюсь правды. А молчание всегда оставляет мне надежду и возможность выбора.
По крайней мере, я больше не чувствую себя несчастной дурой. Впрочем, счастливой дурой я себя тоже не чувствую. Так, серединка на половинку.
Зачем ты делаешь больно тем, кто тебя любит? Они ведь беззащитны из-за любви к тебе.