Цитаты про зрение

Зрение, привыкшее к стандартам, не всегда готово рассмотреть за очевидным другую реальность.
Хорошее зрение бесполезно, если тело не поспевает за ним.
Я все замечаю. У меня отличное периферическое зрение. Иногда я могу увидеть даже собственные уши.
Зрение — это не то, что видят твои глаза, — это образ, который создает твой мозг. Наш здравый смысл защищает наше зрение. Обычно люди не могут видеть то, что противоречит логике...
— Я жду с минуты на минуту гонца. Взгляни на дорогу, кого ты там видишь?

— Никого.

— Мне бы такое зрение — увидеть никого, да еще на таком расстоянии.
Зрячий, не зрячий... А если не смотришь — все равно не увидишь...
Природа наделила нас двумя глазами, двумя ушами, но лишь одним языком, дабы мы смотрели и слушали больше, чем говорили.
Как бы любовь ни была слепа, у нее отличное зрение, если она может в любимом увидеть то, чего никто не замечает.
Если бы у слепого спросили, что такое зрение, то он ответил бы, что это слепота.
Вот глаза у меня потухли — и что? А ничего. Оказывается, зрение сердцу только мешает, на неважное отвлекает.
Да, зрение трёхмерно!

Я это знаю. Но…

Четвёртое, наверно,

Нам всё-таки дано.

Ведь в каждом нашем часе,

Как жизнь ни вороши, —

У нас ещё в запасе

Есть зрение души.

И если суть подспудна

И ночь темным-темна,

Глазам бывает трудно.

Но есть душа. Она

Светло и достоверно

Пройдёт любую глушь…

А зрение трёхмерно

Лишь для незрячих душ…
— Мне часто недостает чужого суждения, — сказала она. — Когда мое зрение и мысли слишком долго сосредоточены на каком-то предмете, я перестаю им доверять.

— Это лишь одно из многих зол, которыми чревато одиночество, — заметил я.
Врач спросил больного, страдавшего расстройством желудка, о причинах заболевания.

— Я ел горелый хлеб, — ответил больной.

Врач ему сказал:

— Советую тебе сурьмить веки, это улучшит твое зрение.

Больной ему возразил:

— Не по поводу глаз я к тебе обращаюсь, а по поводу живота.

Ответил ему врач:

— Я знаю, но даю тебе совет, относящийся к зрению, для того чтобы ты впредь отличал горелый хлеб от обычного и не ел его.
Ибо мы так же слепы, нет, мы в тысячу раз более слепы, чем этот старый человек в коляске. Нам шепчут, но мы затыкаем уши, нам показывают, но мы отворачиваемся. У нас нет веры: мы боимся поверить, потому что боимся, что нас обманут. Мы уверены, что мы – в гробнице. Мы точно знаем, что во тьме ничего нет. Во тьме ничего быть не может.
— А ты чего здесь сидишь?

— У меня освобождение по зрению.

— Тебе теперь все девки красивыми кажутся?
— Что может быть драгоценнее зрения? — риторически спросил перед операцией доктор Маккрей и сам себе ответил: — Ничего. Увидеть — значит поверить.
Часа через два у Порри затекли ноги и руки, а магическому зрению стали мерещиться зеленые чертики — точь-в-точь как у дяди Петроффа.
Обманом можно назвать, что угодно. Все, во что мы верим, видим и не видим, потому что не все доступно нашему зрению и пониманию.
Проблемы с глазами начинаются, когда человек не хочет видеть, а я всегда смотрела правде в глаза.
Мир слепых отторгает зрячего, выталкивает его из себя, как дистрофического зародыша выталкивает чрево, лечит молчаливым бойкотом этот опухолевый нарост на теле общества.
Я плохо помню, что это значит — видеть. Главное, что я помню, — это мама, как она выглядела. И еще я помню цвета.
Восприятие — сильно, а зрение слабо. В стратегии важно видеть отдаленные вещи, как если бы они были близкими, и отдаленно смотреть на близкие вещи.
Странно, наверное, было, потому что все видели по-разному, в зависимости от того, насколько человеку позволяло его зрение. А теперь очки стандартизируют зрение. Это пример всеобщей унификации. Если бы не очки, каждый мог бы видеть по-своему.
Всем известно, что если соединить вместе восемь цветов радуги, то получится белый цвет. Но всяк видящий знает: чернота также состоит из восьми цветов...
Всё, что ты можешь увидеть сам, ты должен увидеть сам.
Не знаю, почему так сложилось у меня, но помню, что мне всегда было нетрудно представить себе разные вещи. У меня хорошая зрительная память, и, решая какие-то практические проблемы обыденной жизни, я часто представляю себе это зрительно. При таких условиях, очевидно, вполне естественно, что зрение также выполняет для меня роль средства для выражения тех чувств и представлений, для которых у меня ещё не было нужных слов.
Если слепой, споткнувшись о камень, упадёт на дороге, всегда ругает камень, хотя виною его слепота.
Зрение — место встречи вещей и мыслей, это жемчужные ворота между солнцем и душой. человеческий глаз — это зеркало, где создающееся в Божественном сознании пространство встречается само с собой в созданном во внешнем пространстве.
Я чувствую запах дождя до того, как упадут первые капли, но я их не вижу. Я чувствую, как солнце ласкает моё лицо, но я не вижу, как оно встает или садится. Я так хочу видеть мир так, как его видят другие: видеть солнце, видеть дождь. И музыку... Музыка, наверное, очень красивая.