Цитаты про деревья

Деревья, посаженные около воды, приносят плоды. Но происходит это тогда, когда приходит их время. Их листва никогда не увядает. Они дарят тепло.
Сосны вокруг были темны, как рога демонов, а заходящее за кроны дубов солнце превращало голые ветки в кровавые кости.
Если у тебя нет листьев, ствола или корней, то как ты можешь продолжать называть себя деревом?
Куда веточка гнётся, туда и дерево клонится (смысл: характер человека складывается в детстве).

Just as the twig is bent, the tree is inclined.
Озарены луной ночевья

Бесшумной мыши полевой;

Прозрачными стоят деревья,

Овеянные темнотой, -

Когда рябина, развивая

Листы, которые умрут,

Завидует, перебирая

Их выхоленный изумруд, -

Печальной участи скитальцев

И нежной участи детей;

И тысячи зеленых пальцев

Колеблет множество ветвей.
Растрепанные грозами — тяжелые дубы,

И ветра беспокойного — осенние мольбы,

Над Неманом клокочущим — обрыва желтизна

И дымная и плоская — октябрьская луна.

Природа обветшалая пустынна и мертва...

Ступаю неуверенно, кружится голова...

Деревья распростертые и тучи при луне -

Лишь тени, отраженные на дряхлом полотне.
— Многие из этих деревьев были моими друзьями, я знал их ещё семенами и желудями.

— Я сожалею, Древень.

— Все они были живыми. Саруман!.. Кому как не волшебнику знать это?

За такое предательство не сыщется проклятье ни на эльфийском, ни на энтском, ни на людском языке.
Голые ветви упоительно качает по ветру.

Они знают, что я живой, но хранят секреты,

Они видят, что изнурён и потерял много крови.

Но все равно промолчат, свесив покорно кроны.
Конечно, это ясно и ребенку:

Деревья двигаться — увы — не могут,

Как движутся животные и люди.

Зато они всю жизнь свою растут,

И если достигают их вершины

Предела, утвержденного Природой,

То корни продолжают развиваться

И углубляются в родную землю.

И люди бы отстали от деревьев,

Когда бы не душа их и не разум,

Которые растут до самой смерти.

Хотя, к несчастью, не у всех людей.
Ветер отчего дует? — Оттого, что деревья качаются!
Кедр, он... как заводская труба, только дым зелёный и никуда не летит.
– Если ангелы, действительно, невидимки, как я узнаю, что они здесь?

– Когда ты слышишь музыку и никого нет рядом, то к тебе спустился ангел…

– Но если они невидимы, как я могу на них посмотреть?

– Значит, ты не так смотришь, потому, что на земле они убирают свои крылышки и могут выглядеть так, как мы с тобой…

– Я верю, ангел может сделать так, чтобы папочка вернулся домой…

– Если он будет знать, что это приятно тебе и папе… может быть… Но запомни, ты должна вести себя хорошо, чтобы твой ангел тебя услышал. А это значит, что не надо расстраивать маму и лазать по деревьям.

– Я обещаю, я больше никогда не залезу на это дерево.
Позабыты обещанья в нашей сказке без названья,

Всё, что было, отпустило медленно.

Были в золоте деревья, как жар-птицы оперенье,

Только вот жар-птицы было – не было.
Мерседес осматривала деревья, но ни одно не походило на то, которое дона Жозинья показала ей в книге. Рабыня углублялась в лес, трава распрямлялась за её шагами, исчезала тропинка. Когда ночь потушила последний свет, служанка улеглась на мешок из-под фасоли, накрылась листвой, уснула. Такой, вздрагивающей и сопящей, под пожухлой веткой лесного ореха её и нашло счастье.
He that would eat the fruit must climb the tree.

Тот, кто любит фрукты, должен влезть на дерево, чтобы их сорвать.
Дерево, как бы мощны и крепки ни были его корни, можно выкорчевать за какой-нибудь час, но нужны годы, чтобы оно стало плодоносить.
У сточной ямы, где луг цветной

Дуб стоит, уродливый, старый.

Весь в дырах — молний и бурь удары.

Тёрн и крапива чёрной стоят стеной.

<...>

О чём мыслишь, дуб, ты в час непогоды

У тьмы на краю? О рассказах косцов

В перерыв дневной: им кувшин готов

И вокруг отдыхают косы и всходы?

Или думаешь ты, как в далёкий деньЧеловек был повешен в кроне твоей:

Он ногами взбрыкнул, сжав удавку сильней,

И язык вылезал изо рта, как тень?
Мы корни дерева, на коем вы цветете,

Красуйтесь в добрый час!

Да только помните ту разницу меж нас,

Что с новою весной лист новый народится,

А если корень иссушится, -

Не станет дерева, ни вас.
Видишь эту траву? Она рада служить всем, занимая самое незавидное положение — у нас под ногами. Всякий раз, когда на неё наступают, она распрямляется, чтобы служить вновь. У неё нужно учиться смирению. Видишь это дерево? Оно терпеливо сносит палящий летний зной, а само дает нам тень. Оно терпит лютый холод, снабжая нас дровами, чтобы мы согрелись, оно может простоять несколько месяцев без капли влаги, одновременно принося людям сочные плоды, чтобы они утоляли жажду, — и всё это без единой жалобы! Нам надо учиться терпению у дерева. Надо стать смиреннее травинки, терпеливее дерева, выказывать искреннее уважение другим и не ожидать никакого уважения в ответ.
Сосны загораживают свет,

И темнеет в восемь...

Впрочем, у меня претензий нет

Ни к одной из сосен.

В сумерках деревьев красота

Даже величава,

Хоть открыта мне не высота,

А её начало.

Солнца я не вижу, не узрю

Даже неба просинь.

И хоть лето по календарю,

В комнатенке осень.
Зимний сад, зимний сад

Белым пламенем объят,

Емy тепеpь не до весны.

Зимний сад, зимний сад,

Белым сном деpевья спят,

Hо им, как нам, цветные снятся сны.
Деревьями я восхищалась всегда,Страх, бури, и даже когда,

Казалось, пора бы уже умирать,

Они продолжали упорно стоять.
Находясь среди деревьев, я замечаю, что мое дыхание становится ровнее, я начинаю чувствовать биение собственного сердца, сознавать, в какой гармонии движется окружающий меня мир, слышать голоса океанов, хотя никогда их не видела и, наверное, никогда не увижу.
В таких местах лучше бывать одному, правда? А когда толпа, как будто что-то оскверняется, то есть дело не в нас и не в ком-то лично... но в этих деревьях такая печальная прелесть, что их как будто можно оскорбить криком или даже просто разговором.
... просто позор, думал Хайме, что его дети растут, думая, что деревья – это только топливо, а его внуки будут думать, что деревья – это старые сказки.
Сентиментальный, говорите? Антиобщественный? Нельзя предпочитать деревья людям? А я скажу: смотря по тому, какие деревья, какие люди. Насчет некоторых ничего больше не остается, чем пожелать им холеру в кишках.
Ствол лесорубы валят за стволом.

Так осенью заметней гнезда птичьи -

Нам негде спрятаться: своим трудом

Мы дали лесу новое обличье…

<...>Конец работедень наш завершен,

И мы считаем кольца, те, что за год

Наращивает ствол — пьяны смолой;

А серебро сосновой терпкой кроны

Разметанное — хрупко под ногой...
Проворней зебры ты порой,

подвижнее меридиана,

твой позвоночник под корой

звенит насмешливо и странно.

Нельзя твоих плодов срывать,

и пусть запомнят все поэты:

сокрыта здесь морская гладь,

здесь погрузились в сон кометы.

Мудрее рыб ты, и легки,

как тропики, твои движенья,

на все поэмы и стихи

в листве ты прячешь возраженья.
Дерево, чего-чего только оно не может… Оно дарит краски природе, простирает тень, усыпает землю плодами. Или становится царством детских игр — целый поднебесный мир, где можно лазить, играть, висеть на руках… Великолепное сооружение, несущее пищу и радость, — вот что такое дерево. Но прежде всего деревья — это источник живительного прохладного воздуха для легких и ласкового шелеста, который нежит твои слух и убаюкивает тебя ночью, когда ты лежишь в снежно-белой постели.
В лесу деревьев корни сплетены,

Им снятся те же медленные сны,

Они поют в одном согласном хоре,

Зеленый сон, земли живое море.

Но и в лесу забыть я не могу:

Чужой реки на мутном берегу,

Один как перст, непримирим и страстен,

С ветрами говорит высокий ясень.
Для меня зачастую нет разницы между людьми и деревьями. Нежнее, чем к фруктам, свисающим с ветвей, я отношусь лишь к тем, что раскачиваются над моим Желанием.
Я вспомнила. Мы там играли. Я очень круто погуляла после концерта в парке Горького. Я просто на следующее утра проснулась под деревом на Тверской.
Мы не сравнялись и с деревьями: обыкновенная сосна живет четыреста лет, а секвойя – две тысячи. Но психология сильнее арифметики. Добившись, пусть небольшого, продления своего естественного срока, мы перешли некий психологический порог.
Я — старое дерево с увядшей листвой, которая всё ещё висит и не может упасть на землю.
Деревья такие же живые, как и мы, только жизнь их течет медленнее? Быть может, для них лето — все равно, что для нас один день: проснутся, как мы, и опять заснут. Мысли у них, наверное, длятся долго-долго, а беседуют они так неторопливо, что нам их речи просто не уловить.
— Как много жизни у нас в руках... Каждое из этих зерен могло стать деревом, каждое дерево могло принести потом сотни других плодов, а из плодов могли вырасти сотни деревьев. И так бесконечно. Только представьте, — если б каждое зернышко нашего граната проросло, на земле не осталось бы ничего, кроме гранатовых деревьев.
Взгляни — два дерева растут

Из корня одного.

Судьба ль, случайность ли, но тут

И без родства — родство.

Когда зимой шумит метель,

Когда мороз суров,—

Березу охраняет ель

От гибельных ветров.

А в зной, когда трава горит

И хвое впору тлеть,—

Береза тенью одарит,

Поможет уцелеть.

Некровные растут не врозь,

Их близость — навсегда.

А у людей — все вкривь да вкось,

И горько от стыда.
Средь многих земных чудес

Есть и такое —

Листья кружат на ветру,

Преображается лес,Нет в нем покоя.

Это не страшно, это не навсегда,

Настанет покой снежный,

А там, глядишь, и весне подойдет чреда

В срок неизбежный.

У нас похуже, но мы молчим.Ты, лес, посочувствуй.Весна — это юность,

а старость — не множество зим,

Минует одна, и место пусто.

Сомкнется воздух на месте том,

Где мы стоим, где мы идем.

Но и это не страшно, коль ты пособишь

И в нашу подземную тишь

Врастет деревцо корнями живыми.

Пожалей нас во имя

Пожизненной верности нашей

Ветвям, и листве, и хвое,

Оставь нам дыханье твое живое,—

Пусть растет деревцо

Все ветвистей, все краше!..
— Растения поистине удивительны, разве нет? — продолжала мама. — Мы так много делаем, чтобы их извести, а они потом нас спасают.
Вдоль дорог, в шеренгу босую
дерева стоят, голосуя.
Продуваемы колким ветром,
растянулись на километры.
Днём ли, ночью, любой порою,
упираясь в асфальт корою,
друг за друга держась локтями,
безнадёжно машут ветвями.