Цитаты про корабли

Свет холодных звёзд провожает корабли,

К дальним островам, к новым берегам земли,

Умирают все надежды в синеве морской

И «Титаник» в этой бездне свой нашёл покой.
Разбогатеть честно? Мне захотелось подняться из трюма наверх, туда, где светило солнце, где попутный ветер пытался обогнать «Ла Навидад», сам же наполняя его паруса. Мы шли за тысячи миль и сотни лет не для того, чтобы «разбогатеть честно», занимаясь какой-то там «финансовой системой». И мы были счастливы, даже сражаясь.
Корабли в открытом море, как птицы на воле.

В неизвестные просторы уносят смелых волны.

И плывут они куда-то, вслед за солнечным закатом.

И веселые дельфины провожают корабли.

Припев:

А дельфины добрые, а дельфины мокрые,

На тебя глядят умными глазами.

А дельфины скромные, а дельфины чёрные,

Просят, чтобы им, сказку рассказали.
Ее уже не было.

Был громадный корабль.

Почти живой организм. Уютный, спокойный, серьезный и собранный.

Аврора чувствовала его весь. Целиком.Руки — катера, сердце — машинное отделение, крылья — дюзы… по проводам-нервам бежали импульсы, передавая ее волю… позволяя убогим протоплазменным существам передвигаться по космосу…

Смешные люди

Странные люди.

А впрочем, какая разница?
Серебряные и медные колесницы,

Стальные и серебряные носы кораблей,

Бьют пену,

Подымают слои терновых кустов,

Текучести ланд

И огромные колеи отлива,

Тянутся кругообразно к востоку,

К столпам леса,

К середине насыпи,

Угол которой избит водоворотами света.
Слюной тоски исходит сердце,

Мне на корме не до утех

Грохочут котелки и дверцы,

Слюной тоски исходит сердце

Под градом шуток, полных перца,

Под гогот и всеобщий смех.

Слюной тоски исходит сердце

Мне на корме не до утех.
Люди как корабли, одни – быстры и сильны,

Другие. Порой даже мы вообще не осязали воды.
Ветер на море гуляет

И кораблик подгоняет;

Он бежит себе в волнах

На раздутых парусах.
Смотри — беспредельное море,

И, развернув все паруса, корабль отплывает,

Вьётся вымпел, корабль устремился вперёд уверенно так,

Впереди корабля бегут ревнивые волны,

Блеском пены живой они окружают корабль.
Небо, космос, звезды

Они манят, зовут и поют.

Они влекут к себе.

И ночью девушке в первый раз приснилось, что она — громадный корабль, который идет по своей воле через космос.

Приятно щекочет кожу-обшивку ледяной холод пространства, проносятся мимо метеориты, сияют лучи далеких звезд… Ей просто хорошо.
Опустила руки в золотистую жидкость, благо раны не до конца зажили, и погрузилась в душу корабля. Я — это корабль, корабль — это я. Девушки, сидящей в кресле пилота, нет, вместо нее я — сильный, мощный, дикий. Впереди угроза, рядом слабые, странные и неповоротливые, похожие на меня. Они не интересны. Хочу вперед, к звездам, которых не видно из-за сплошной стены камней. Я не люблю камни, они больно жалятся. Но и это не важно. Внутри меня жизнь, горячая, дышащая, будоражащая. Ради нее я существую.
Well you asked how much I love you,

Why do ships with sails love the wind?

Что ж, ты спросила, как сильно я люблю тебя,

Почему корабли с парусами так любят ветер?
— Иди сюда, паренёк.Сердце Гейта заколотилось, как град по крыше.

— Выбирай: год в тюрьме или на корабль сегодня.

— О каком корабле вы говорите, мистер?

— Большом, мой мальчик. Вместо того чтобы жить в подземелье, будешь служить английской короне. Нам нужны такие, как ты, падкие на соблазны.
Разошлись кораблями в море,

разбежались мы кто куда.

Думал, будет беда и горе,

оказалось, что ерунда.

Не сойтись, не вернуться в гавань,

поднимается шторм вдали.

Снова вместе? Уже едва ли.

Затонули все корабли.
Печально, но факт: корабли, которые на расстоянии выглядели так, как будто отправляются за край мира, исчезали вовсе не за горизонтом — они и в самом деле падали с Края света.
Как просто порой любить корабли. В тяжелые дни, когда небо валится из рук, когда судьба завязывается в тугие морские узлы, просоленные бедами, когда твой человек из опоры превращается в оппонента, когда нет больше сил открывать глаза и видеть все то же: стену дома за окном, не выброшенный мусор, недомытую посуду, надоевшую работу, неискренних друзей, неоплаченные счета на жизнь. Когда дела, быт, погода, мигрени, ссоры превращаются в единую бессмысленно серую вязь... Как просто в такие дни любить корабли. И, закрывая глаза, видеть белоснежные паруса, тугие под порывами густого до головокружения ветра, и почти чувствовать под ногами тонкую ненадежную палубу, единственную преграду между тобой и неумолимо прекрасным океаном.
Человечество много приобрело с развитием промышленной цивилизации, но сколько утрачено! Кроме потери лошадей, как тягловой силы, карет — как транспортного средства, шпаги — как оружия, слова «сударь»— как обращения, а также массы милых и добрых понятий и вещей — все они ушли за пыльную музейную тесьму, мне особенно жалко парусных кораблей. Кто знает, может быть, они еще вернутся — и не только для киносъемок или учебных вояжей, а как средство передвижения. Для этого надо, чтобы люди в бестолковой их жизни поняли, наконец, что торопиться им некуда, что красота просто обязана спасти мир и что более экологически чистого двигателя, чем парус и ветер, невозможно придумать.
– С собой лучше крейсер возьми.

– Чего? – опешила я. – А! Дурак, эти туфли лодочками называются.

– Лодочки – это тридцать пять и меньше. А у тебя тут настоящие эсминцы… типа «Эрли берк».
Исстари повелось, что женщины заведуют домом, очагом, постелью. А мы — кораблями. Вот на корабле — они и не пискнут! А тут — мы на их территории.
Другая книга рассказывала о морских сражениях последней большой войны с викингами. Я часами рассматривала рисунки кораблей, разбиралась, как называется какой парус или веревка, пыталась понять, как стреляет оружие — что-то внутри отзывалось, когда я читала про кровавые битвы, летящие по небу облака стрел и горящие на воде обломки кораблей. Тин мне не мешала до тех пор, пока однажды я не сообщила, что к нашему забору пришвартована чья-то чужая коза.
Плыви же, корабль, к любви, одинокий,Ты в бухту печали моей…
Уплывают пусть вдаль корабли

По волнам вслед за ветром свободным…

К ним душою стремишься и ты,

Стать сильнее и быть благородным…
Но вы же капитан. Разве капитан не управляет свои кораблём? Он должен обходить опасные воды, ловить попутный ветер в свои паруса, знать, когда надвигается шторм, и уметь этот шторм выдержать. Это почти то же самое.
На корабле нет парка развлечений, нет кинотеатра, но зато здесь много места, где можно играть и прятаться. На нашем корабле очень много секретов. Первый день здесь такой же, как в школе. Ты приглядываешься к новеньким, знакомишься с учителями и очень сильно скучаешь по маме. Папа сказал, что перед тем как земля скроется из виду, надо успеть загадать желание. И я загадала, чтоб наше путешествие не заканчивалось никогда.
Когда ты надолго уезжаешь из дома, больше всего тебе не хватает своей кровати. Кому-то не хватает домашних тапочек или шума города за окном, а моей сестре не хватает ванны. Она говорит, что это самая нужная вещь в доме. Нигде не спится так хорошо, как дома, ведь на новом месте с тобой может всякое случиться. Дома в кровати можно тихонько смотреть телевизор, главное, чтобы мама не застукала, а то ей придется отругать тебя и понарошку сердиться. Некоторым на корабле не удалось заснуть в первую ночь, а когда не поспишь, даже рисовать не хочется, — все валится из рук.
В небе полуночном Месяц со Звездой

Пили чай с вареньем, с кексом и халвой.

Разговор неспешный меж собой вели

И смотрели с неба вниз на корабли.

— Посмотри, брат Месяц, как они плывут...

Ловят, видно, рыбу? Или груз везут?

Капнул вдруг варенья Месяц в океан,

Разгулялись волны, ветер-ураган...

Корабли качало, словно колыбель,

Капало варенье, будто акварель...
Кораблик нырял носом, раскачивался, иной раз черпал воду, но не тонул. Два брата хорошо потрудились: борта оставались водонепроницаемыми. Я не знаю, где закончилось его плавание, и закончилось ли. Возможно, он достиг океана и до сих пор бороздит его просторы, как волшебный корабль из сказки. Я знаю только одно: он держался на поверхности и несся на гребне потока, когда пересек административную границу города Дерри, штат Мэн, и, тем самым, навсегда уплыл из этой истории.
Почему-то получается так, что те, кто пускает кораблики, чаще всего сами становятся капитанами.
Наша литература села на мель, как корабль, из-под которого ушла вода, по которой когда-то плавал с надутыми парусами.
Разомкните ряды,
Все же мы — корабли!
Всем нам хватит воды,
Всем нам хватит земли,
Этой обетованной, желанной,
И колумбовой, и магелланной!
Мы разбиваем сердца о берег любви,
Мы падаем вниз и нас не найти.
Мы уходим одни по морю любви,
Мы одиноки как корабли.