Цитаты про братьев

Follow your heart — little child of the west wind,

Follow the voice — that 's calling you home.

Follow your dreams — but always, remember me,

I am your brother — under the sun...

Следуй за своим сердцем, дитя западного ветра,

Следуй за голосом, что зовет тебя домой.

Следуй за своим мечтами, но всегда помни меня,

Я твой брат, под солнцем...
Жили-были три маленьких брата. Они очень любили друг друга. Также братья очень любили играть в песочнице. Но у них были разные способности и желания; из-за этого они играли по очереди.

Рано утром первый брат выходил во двор и шёл к песочнице. Когда два других брата выходили гулять, они видели такую картину: первый их брат самозабвенно строит из песка замки и дворцы, города и мосты. Он настолько бывал поглощён этим занятием, что не замечал ничего вокруг, даже вышедших из дома братьев. А те, тихо, чтобы не мешать своему любимому брату наслаждаться процессом созидания, сидели в сторонке и наблюдали за этим таинством рождения красоты.

Но вот свободного места в песочнице не оставалось, и лишь тогда первый брат замечал своих родных, наблюдающих за ним, братьев.

— Посмотрите, что я сделал! — кричал он с гордостью и восторгом.

Братьев же радовали не столько сами замки и дворцы, сколько то счастье, которое получил их брат от этого занятия. Но тут в глазах второго брата загорались искорки, и всем уже было понятно, что сейчас будет.

У второго брата с собой был холщёвый мешочек. Он осторожно, чтобы ничего не сломать, пробрался в самый центр песочницы и начинал доставать из мешочка машинки, солдатиков, веточки, становившиеся деревьями и кораблики. И уже через несколько минут вся песочница была наполнена жизнью. Аккуратно ступая между песочных строений, второй брат разыгрывал на этой небольшой территории трагедии и драмы, выстраивал сцены счастья и горя. Он жил в этом песочном мире почти весь день, а другие его браться наблюдали за ним и поражались той фантазии, с которой из простых фигурок можно разыгрывать такие непредсказуемые события.

Но вот, когда день близился к концу, второй брат замечал, что его любимые братья начинали скучать. И его любовь к ним не могла ему позволить больше занимать песочницу. И тогда он собирал все свои фигурки в мешочек и звал третьего брата.

А неудержимой страстью третьего брата было разрушать. Два брата отходили в сторонку и издалека наблюдали, как третий начинал своё представление, не менее восхитительное, чем первые два. Сначала он брал с земли камень и кидал его в самую большую песочную башню. Та рассыпалась, покрывая песком мелкие сооружения. Потом он бросался в песочницу и падал своим телом на дома и мосты, давя их. Но тут же вскочив, он начинал танцевать в песочнице, подбрасывая над собой то, что только что было замками и дворцами. А два его брата прыгали в стороне и хлопали в ладоши от того фейерверка, который делал их брат. Это было самое шумное и весёлое зрелище за весь день.

Разровняв песок в песочнице, третий брат обращался к первому:

— Завтра, дорогой мой брат, ты можешь снова заняться своим любимым делом, а мы, как и сегодня, будем ждать своей очереди.

Укладываясь спать, каждый из братьев думал: «Как хорошо, что нас трое и как хорошо, что мы можем дать друг другу возможность заниматься тем, что ему больше всего нравится!»
— Даже, если бы это заняло 20 лет или около того, я бы был в порядке.

— Еще 20 лет?! Я бы сошла с ума.

— Зная, что ты здесь за меня борешься, зная, что ты меня так любишь.
Вот такая у меня семья, в которой скоро станет больше на одного человека. Брат или сестра. Занятно. Когда у него или у неё случится первый поцелуй, у меня уже будет вставная челюсть… Куда катится мир?..
А брат это больше чем друг,

Но друг может стать ближе, чем брат.
— Что с тобой?

— Вы будете надо мной смеяться.

— Ну мы же твои братья! В любом случае мы будем над тобой смеяться.
— Знаешь... я практически вырастил своего брата. Я заботился о нём так, что многим людям никогда не понять, и я всё ещё люблю его. Но я убью его, потому что так надо, и я должен.

— Или потому, что так повелел Бог?

— Да. С самого начала Он знал, как всё закончится.

— И ты сделаешь всё, что прикажет тебе Бог.

— Да, потому что я хороший сын.

— Приятель, поверь тому, кто знает — это тупик.

— Ты знаешь лучше, чем мой отец? Ты — ничтожный человечишко. С чего ты взял, что можешь выбирать?

— Потому что я верю, что сам могу распоряжаться своей ничтожной жизнью.
— Слишком много было между нами, Джон. Старые счеты, обиды.

— Порезал всех его Смурфов? Сломал его Экшен мэна?
— Коди, что ты хочешь сказать Заку?

— Мне жаль, что я обсыпал тебя мукой.

— Зак, что ты хочешь сказать Коди?

— Мне жаль, что ты мой брат.
Мне достаются вещи моего старшего брата. Значит, если он состарится и умрёт, то мне придётся жениться на его жене?
Братья и сестры — естественные враги, как англичане и шотландцы, или уэльсы и шотландцы, или японцы и шотландцы, или шотландцы и другие шотландцы. Чертовы шотландцы! Изгадили всю Шотландию!
С возрастом ничего не меняется, – подумала она. – Младший брат может дожить до ста лет, но всегда будет младшим братом.
Самое прекрасное в братьях то, что даже несмотря на наши ошибки, они все равно нас любят.
— Что будет, если Гилберт узнает, что его младший брат заодно с Баскервиллями?

— Не важно, что будет... Гнев... Или же отчаяние... Какое бы выражение я не видел на его лице... Я обожаю их все.
Пусть ты потерял память, ты всё такой же. Хрупкий... Добрый... Мой жестокий брат. Всё хорошо. Даже если ты кого-то убьёшь, лишь я один никогда не предам тебя.
— О чём ты думаешь... Этого я никогда не мог понять. Поэтому я всегда боюсь того, что ты можешь сделать.

— Вот что ты думаешь обо мне... Но не волнуйся, Гил. Если однажды я и сделаю что-нибудь такое, это будет только ради тебя.
— Почему ты такой противный?!

— Я твой старший брат, быть противным и бессердечным входит в мои обязанности.
Брат всегда говорил мне, что я добрый. И я стал добрым. Он говорил мне, что я наивный, и я стал наивным. Он говорил мне, что я способен на многое, и однажды я спас целый мир.
Когда у тебя есть старший брат, это ужасно, потому что ты всегда знаешь, как ты будешь одет через полгода.
— Я чувствовал связь с тобой с самого начала. Родственный дух, скажем так. Мы с тобой очень похожи.

— Точно. Не считая того, что я не убивал своего брата.

— Ты своего спас. Почему?

— Потому что от семьи не отказываются... никогда.
— Но мы же братья! У тебя есть совесть?

— Пара таблеточек и джин-тоник помогут мне о ней забыть.
— Ты решил сражаться против меня.

— Помню, когда мы были юнцами, мы часто дрались против друг друга. Разве между братьями такого нет? Они ненавидят и в тоже время любят друг друга.
— Я боюсь, что однажды нам придётся выбирать между твоим братом и богами.

— Для меня такого выбора никогда не будет.
Рагнара всегда любили больше меня. Мой отец. И моя мать. А после и Лагерта. Почему было мне не захотеть предать его? Почему было мне не захотеть крикнуть ему: «Посмотри, я тоже живой!» Быть живым — ничто. Неважно, что я делаю. Рагнар — мой отец, и моя мать, он Лагерта, он Сигги. Он — всё, что я не могу сделать, всё, чем я не могу стать. Я люблю его. Он мой брат. Он вернул мне меня. Но я так зол! Почему я так зол?
— ... но во мраке я внезапно узрел луч света. Кровные узы сильнее любых других. Если братья Хоггинсы хотят разобраться по-семейному, то клан Кавендишей готов бросить им вызов...

— Ох, яйца Сатаны, только не это. Слушай, проваливай, оставь нас в покое. Второй раз я просить не буду.

— Рад тебя видеть, Дэнни.

— Я не дам тебе ни единого сраного гроша, пока ты не вернешь все долги. Ну почему? Почему я все время должен тебя содержать?
— Будем драться, брат?

— Братья не могут драться.

— И часто об этом жалеют...
Я ждал этого момента, брат. Однажды ты убил меня. Обещаю, что во второй раз это будет не так просто... До этого можно было не доводить, брат.
— И так, вас интересует Оазис Плейн?

— Так точно!

— Скажу сразу: мы приветствуем клиентов любой расы, религии, цвета кожи и... ориентации.

— Мы братья!
— Кость, ты мне как брат.

— Нет, Саш, брат — это когда по крови, а друг — это по всему.
We are like birds of a feather,

We are two hearts joined together...

We will be forever as one

My brother under the sun...

Мы, как птица и перо,

Мы два сердца, соединенные вместе...

Мы будем всегда как одно целое,

Мой брат под солнцем...
Wherever you hear — the wind in the canyon,

Wherever you see — the buffalo run,

Wherever you go — I 'll be there beside you,

Cuz you are my brother — my brother under the sun...

Где бы ты ни слышал ветер в каньоне,

Где бы ты ни видел, как бежит бизон,

Куда бы ты ни пошел – я буду всегда около тебя,

Потому что ты мой брат, мой брат под солнцем...
Брат для меня — это всё! Кроме него у меня никого нет. Я не смогу без брата.
— Настоящая жизнь — это не сказки нашего отца. Ты — глупец, если не понял этого.

— Быть может, я глуп, если до сих пор верю в тебя. И всё же я верю. Подумай об этом, брат.
— Давай же! Убей меня!

— Нет. Я не подарю тебе желанную смерть. Ты ещё не исполнил своё предназначение, брат.

— Но... как?! Ведь мой брат мёртв!

— Брат... Но что с тобой произошло?

— Я принял то, кем я стал. И простил тебя. Теперь прости себя и ты.
— Ты не первый убийца, что пришёл за мной. И точно не последний.

— Ты не побоялся явиться в замок Шимада — логово своих врагов...

— Здесь был мой дом. Твои хозяева не сказали тебе, кто я?

— Я знаю, кто ты, Ханзо. Ты приходишь сюда каждый год, в один и тот же день. Ты рискуешь жизнью, чтобы почтить того, кого убил...

— Ты ничего об этом не знаешь!

— Ты убеждаешь себя в том, что твой брат предал клан. И ты убил его, чтобы сохранить порядок. Что, это был твой долг?

— Это и был мой долг! И моё бремя! Не думай, будто я не чту брата!

— Думаешь, что благовоний и даров — достаточно, чтобы почтить память Гендзи? Честь — в поступках!

— Ты смеешь учить меня чести?! Ты не достоин произносить его имя!
Иногда я очень устаю от Шеннона. Иногда мне кажется, что я схвачу что-нибудь тяжелое и стукну его так сильно, что его голова будет звенеть, как тарелки на барабанной установке. Иногда он слишком заботлив. Он так заботлив, что мне порой кажется, что я при смерти или физически ограничен. Но когда я прихожу, уставший падаю на диван и понимаю, что Шеннон далеко — он в туре с Антуаном или еще где-то там, — мне становится плохо, я скучаю по его неограниченной заботе, я хочу быть младшим братом, которого он опекает. Плевать, что мне сорок — мне нравится быть его младшим братом. Его любовь очень мне нужна.
— Чендлер, ты же единственный ребенок в семье, братьев и сестер нет?

— Нет, но есть воображаемый друг, которого мои родители любят больше.
Однажды кто-нибудь должен напомнить нам, что, хотя между нами существуют политические и идеологические различия, вьетнамцы — наши братья, русские — наши братья, китайцы — наши братья; и однажды все мы сядем вместе за братским столом.

One day somebody should remind us that, even though there may be political and ideological differences between us, the Vietnamese are our brothers, the Russians are our brothers, the Chinese are our brothers; and one day we've got to sit down together at the table of brotherhood.
— Мармион мой брат, если он попросит, я пойду за ним хоть в ад.

— Вам и так гореть за это в аду.

— Я уже бывал там, миледи, больше он меня не пугает.
Чудеса прекрасны, а утешить брата, помочь другу подняться из глубины страданий, простить врагу его заблуждения — это величайшие на свете чудеса.
Это моя жизнь, и я люблю её... но я не справлюсь без брата.
Самое важное для меня в жизни? Мой брат Шеннон, он — любовь всей моей жизни.