Цитаты про путешествия

Эй, Акари-чан. Ты когда-нибудь слышала эту историю? Как-то раз один путешественник собирался в дорогу на поиски чего-то, его учитель сказал ему: «Никогда не сходи с дороги, которую выбрал. Если ты хоть раз с неё сойдёшь, ты никогда не найдёшь то, что ищешь.» Но к несчастью, путешественник сбился с пути. Потеряв уверенность в себе, он опустил голову... Но когда он снова поднял голову, перед его глазами был замечательный мир, который был намного лучше, чем то, что он искал. Это история о том, что есть вещи, которые ты не найдёшь, пока не ошибешься.
Только сейчас, глядя на звезды, названий которых я не знал, я понял, как далеко нахожусь от дома. Не просто от дома — от всей Земли. Бесконечно далеко. Жизнь словно перелистнула несколько страниц и начала новую главу. Ещё неизвестно, интересную или нет, печальную или веселую. Просто новую. Лишь я — главное действующее лицо — прежний.
Никто не возвращается из путешествий таким, каким он был раньше.
Life's a journey not a destination

Жизнь — это путешествие, а не пункт назначения.
Путешествие за смертью всегда бывает быстрым.
Познер:

— Это правда, что вы ездили в Америку по обмену?

Ургант:

— Да. Папа обменял меня на джинсы.
Есть нечто магическое в процессе преобразования шоколадного сырья в лакомое «золото дураков», волнующее воображение обывателя. Возможно, даже моя мать оценила бы мой труд. Работая, я дышу полной грудью и ни о чем не думаю. Окна распахнуты настежь, гуляют сквозняки. На кухне было бы холодно, если бы не жар, поднимающийся от печей и медных чанов, если бы не горячие пары тающей шоколадной глазури. В нос бьет одуряющая, пьянящая смесь запахов шоколада, ванили, раскаленных котлов и корицы — терпкий грубоватый дух Америки, острый смолистый аромат тропических лесов. Вот так я теперь путешествую. Как ацтеки в своих священных ритуалах. Мексика, Венесуэла, Колумбия. Двор Монтесумы. Кортес и Колумб. Пища богов, пузырящаяся и пенящаяся в ритуальных чашах. Горький эликсир жизни.
Путешествие в одиночестве обладает особой магией, которую не почувствуешь, находясь в толпе. Хотя, с другой стороны, может быть и в толпе есть что-то, чего я пока просто не понимаю.
Временами, особенно осенью, он вдруг начинал грустить о каких-то диких краях, и странные видения незнакомых гор наполняли его сны.
Когда попадаешь в незнакомое место, совсем не обязательно устраивать экскурсии: сходи на рынок да на вокзал — и всё поймешь...
Я бы и сам от себя с радостью сбежал, с одной зубной щеткой и сменой белья за пазухой, но сей трюк был неосуществим по техническим причинам.
Я теперь понял, что самый верный способ узнать, нравится тебе человек или нет, – это поехать с ним путешествовать.
У хорошего путешественника нет точных планов и намерения попасть куда-то.
— Мы живём в замечательном отеле, — сказал Майкл. — По-моему, это бордель.

— Мы оставили свои вещи здесь, в кафе, когда приехали, и в отеле нас спросили, на сколько часов нам нужна комната. Страшно обрадовались, что мы остаемся на ночь.

— Уверен, что это бордель, — сказал Майкл. — Уж мне ли не знать.
Сбиться с пути во время путешествия — неприятно, но потерять смысл идти дальше — еще хуже.
Странно ли, что тебе нет никакой пользы от странствий, если ты повсюду таскаешь самого себя?
Самый приятный момент путешествия — сборы. Лай собаки страшнее самой собаки. А женщина часто красивее со спины. Мой вид может разрушить твои мечты.
Путешествия — это замечательно, они внесли громадный вклад в мое видение мира в целом. Мы много раз экспериментировали, вовлекая в нашу работу культуры разных стран. Все эти впечатления оставляют свою печать.
Он отправился покорять новые земли только с тем, что было одето на нем, потому что ничего не желал нести с собой из Честер Милла. Кроме пары приятных воспоминаний, но для них ему не нужны были ни чемоданы, ни даже рюкзак.
Только о двух вещах мы будем жалеть на смертном одре — что мало любили и мало путешествовали.
Детям больше не хочется отдыхать с родителями в пансионатах, играть в крикет и учиться фокстроту. Путешествовать по Европе — вот что надо детям. Двадцать две страны за три дня.
В Москве каждого иностранца водят смотреть большую пушку и большой колокол. Пушку, из которой стрелять нельзя, и колокол, который свалился прежде, чем звонил.
По магнитикам на холодильнике можно выяснить, есть ли у человека друзья, которые ездили за границу.
Каждый сам вправе положить предел своему путешествию, ибо никто не знает, где граница его мужества и какие напасти подстерегают на пути.
Если я и хочу куда-то отправиться, то это место точно находится не на Земле, а в космосе. Если бы я был кем-то вроде Билла Гейтса, я бы арендовал космический корабль. Это обошлось бы в каких-то пару сотен миллионов долларов.
Мир — это книга. И кто не путешествовал по нему — прочитал в ней только одну страницу.
Путешествие как самая великая и серьезная наука помогает нам вновь обрести себя.
— Дался тебе этот Ташер! — в который раз изумился я. — Ты же там затоскуешь и тут же запросишься обратно.

— Думаете, надорвусь? — обиделся Андэ. — Вы не впиливаете! А если даже я захочу назад, в Ехо… По крайней мере, после этого я буду жить там, куда захотел вернуться. А пока я просто живу там, где родился. Это разные вещи.
Закрыв глаза, я могу без билета уехать в любую точку.
Только дороги могут отодвинуть старость. Когда всё время ездишь и ложишься спать, зная, что ночью тебя разбудит будильник, чтобы успеть на самолёт, который идёт чёрт знает куда и вообще чёрт знает зачем ты на нём летишь, тогда время замирает.
Мир – это книга, и, если ты не странствовал, ты прочел всего одну страницу.
Вена: город, который хватает тебя за плечо и разворачивает на сто восемьдесят градусов, чтобы ты посмотрел назад, в прошлое.
Это очень правильно — приезжать в чужой город под утро. На поезде, самолёте — всё равно. День начинается будто с чистого листа...
Со свадебным путешествием поаккуратнее. Я тут недавно видел сверхсекретные карты Генштаба — там нет Америки.
Бесконечного путешествия не бывает, поэтому когда придет время, мы расстанемся с улыбкой на лице.
В вопросе о путешествиях есть два мнения. Одни думают, что цель путешествия — это точка: доехал куда хотел, увидел что-то стоящее. Херня всё это. Приверженцы другой теории склонны получать удовольствие от самого процесса путешествия. Мне она больше по душе. В конце концов, что такое жизнь, если не путешествие?
— Вы были в Персии?

— Да, сотни раз. А еще в Санкт-Петербурге, Париже, в Средиземье, на нескольких планетах и в Шангри-ла. И все это не покидая этой комнаты. Книги и есть приключение. В них есть все: убийства, интриги, страсть... Они любят всех, кто их открывает.
Лучше ехать одному, чем со спутником, который трясется от страха.
На полярных морях и на южных,

По изгибам зеленых зыбей,

Меж базальтовых скал и жемчужных

Шелестят паруса кораблей.

Быстрокрылых ведут капитаны,

Открыватели новых земель,

Для кого не страшны ураганы,

Кто изведал мальстремы и мель,

Чья не пылью затерянных хартий,

Солью моря пропитана грудь,

Кто иглой на разорванной карте

Отмечает свой дерзостный путь.
— Ладно, береги его! С этим чемоданом связано множество воспоминаний.

— Каких воспоминаний? Ни одной поездки...

— Обо всех поездках, в которые мы так никогда и не отправились...
По доpогам жаждyщим,

По доpогам жаждyщим тепла

Я шагаю налегке,

Посланный за смеpтью с pюкзаком.
Но это еще не всё. Наверняка, в других восточных странах, да и во всём мире есть чему поучиться. Я хочу обойти мир на своих ногах и увидеть его собственными глазами!
Да, иногда можно и попутешествовать, но нельзя бродить по миру вечно. Даже тебя наверняка кто-нибудь ждет дома.
Почти всюду, где хотела, я уже побывала. К тому же я никогда не знаю определенно, так ли необходимо ехать туда, куда неожиданно собралась, а только оказавшись на месте, могу его оценить.