Цитаты про города

These different shadows always following me

The city foxes are controlling the streets

Would you leave me out here?

Could you leave me out here?

Cause we are the only one alive in this town

When everything is going down, maybe we can be ghosts as well

Эти разные тени всегда следуют за мной,

Городские лисы контролируют улицы.Ты оставишь меня здесь?

Могла бы ты оставить меня здесь?

Потому что мы единственные, кто жив в этом городе,

Когда все уходит вниз, может быть, мы тоже можем стать призраками.
Где легко найти страннику приют,

Где наверняка помнят и ждут,День за днем, то теряя, то путая след,

Я иду в этот город, которого нет...
Кто ответит мне, что судьбой дано,

Пусть об этом знать не суждено,

Может быть, за порогом растраченных лет

Я найду этот город, которого нет...
... в мёртвых городах почему-то хочется говорить шёпотом, хочется смотреть на закат.
Однажды я старца увидел в горах,

Избрал он пещеру, весь мир ему — прах.

Сказал я: «Ты в город зачем не идешь?Ты там для души утешенье найдешь».

Сказал он: «Там гурии нежны, как сны,

Такая там грязь, что увязнут слоны».
Этот город живёт по законам джунглей. Здесь даже крысам небезопасно. Те, кто клялся защищать нас, грызутся, чтобы урвать кусок побольше, лишённые последней капли достоинства. А те, кто обязан судить их, грызутся между собой за свою добычу. Но так было не всегда.
Когда я стану взрослой, достаточно взрослой, чтобы уехать куда-то одной, я отправлюсь далеко-далеко... на далёкий остров, на остров, где нет ни одного человека. На остров, где нет ни боли, ни печали... Там я смогу когда угодно забраться на любое дерево, когда угодно плавать в море и когда угодно ложиться спать. На душе становится легко, когда я думаю о городе, в котором нет меня...
— Есть много интересных игр. Города, например. Я вот «Москва» говорю, ты значит на «а», Астрахань, например, а ты, значит, на «н», Новгород. Говори, Федя.

— А чё я?

— Ну, говори на «д».

— Воркута.

— Почему Воркута?

— Я там сидел.
Этот город слишком неспокойный. Он полон лжецов.
Не время для сожалений. Стоит начать так думать, и город тебя раздавит.
От судьбы получая затрещины,

Вот я сам не свой на своём стою.

Я ищу в этом городе женщину,

Ту, единственную свою.
Мужчины могут делать всё, что им вздумается. Они считают, что город принадлежит им. Они оставляют свой запах везде. Они не боятся.
Посмотри, это не город! Это типа как Иисус Христос сел посрать и оно приземлилось прямо здесь!
— Города, мистер Вандемар, очень похожи на людей, — торжественно объявил мистер Круп. — Мало кто знает, что таится глубоко внутри.
В этом городе слишком тесно для нас двоих. Давай найдем город побольше?
Ночная Москва похожа на проститутку – она себя продаёт, причём продаёт выгодно и не дёшево…
— Звездочка, дай миллион, а? Я уеду, обещаю. Обязательно, зуб даю. Не могу я здесь больше, достало, сил нет. Задушит меня этот город. Задушит до смерти, сука такая! Ты только дай миллион, ладно? А я сразу. Прям на следующий день. Или в этот же вечер. Только костюм куплю и в баню схожу...
Если суть жизни составляет информация, передающаяся при помощи генов, то общество и культура — ничто иное, как дополнительная гигантская система для накопления и хранения информации. То есть город — гигантское внешнее устройство для хранения информации.
В краю бетона и стекла за стенами высокими,

Где на луну в унисон воют системные блоки...
— Я не тебе не доверяю.

— Тогда кому ты не доверяешь, мам, миру? Ты не доверяешь миру? Или Нью-Йорку, потому что это страшный город?

— А вы в Москве бывали?
Счастье подобно волнам, что ласкают скалы,

А мы его искали в городских кварталах.
— Милый, это же беда большого города – здесь почти никогда нельзя побыть вдвоем.

— Откуда же тогда здесь берутся дети?
— Здесь не джунгли!

— Бетонные джунгли. И те же нравы.
When this big old town is closing in

And I have lost again

Here I could stay

But I'll keep moving on

Когда этот большой старый город поглощает меня,

Я опять теряюсь.

Здесь я могла бы остаться,

Но я продолжу свой путь.
Мне нравятся городские сумасшедшие. Они вдохновляют меня гораздо больше, чем модели из журналов.
От своего города я требую: асфальта, канализации и горячей воды. Что касается культуры, то культурен я сам.
Нигде в мире нет подобного города… И никогда не было!
... для любого сколько-нибудь тревожного человека родной город… — нечто очень неродное, место воспоминаний, печали, мелочности, стыда, соблазна, напрасной растраты сил.
Во Франции. Метро.

— Эскалаторы не длинные, видимо и глубина не очень то большая, это не как в моем родном городе — Санкт-Петербурге, туда, обратно и уже пол дня прошло.
Мой Город непогод предназначен для быстрой жизни. В нем борешься, завоевываешь, получаешь и спешишь, даже если спешить пока некуда. Там нет времени болеть: если грипп — то на ногах; если разболелась голова — то сразу таблетку. В Городе непогод невозможно представить, что боль пройдет сама, — ее надо побыстрее ликвидировать, она — враг, потому что через час заканчивается рабочий день или потому что пятница, а провести выходные дома, болея, значит лишить себя глотка свободы вплоть до следующей пятницы.
— Прекраснее этого города я ничего не видел. А ты… судишь о целом метро по одной шпале. Я, наверное, тебе описать это даже не сумею. Здания выше любых скал. Проспекты, бурлящие, как горные потоки. Негаснущее небо, светящийся туман… Город тщеславный, сиюминутный — как любой из миллионов его жителей. Безумный, хаотический. Весь состоящий из сочетаний несочетаемого, построенный безо всяких планов. Не вечный, потому что вечность слишком холодна и неподвижна. Но такой живой!
Видел Бориса Лавренёва. Он сетует по поводу того, что Нижний переименовали в Горький. Беда с русскими писателями: одного зовут Михаил Голодный, другой Демьян Бедный, третьего Приблудный – вот и называй города.
— Так куда мы собираемся?

— Место, которое любой новорожденный вампир должен посетить хотя бы раз в своей жизни... Нью Йорк. Город, который никогда не спит.
Что самое лучшее в таком большом городе как Нью-Йорк? Возможность из него уехать.
— Венеция — самый прекрасный, самый романтичный город в мире.

— Правда? А я слышала, что он тонет.
Город спит, окутан мглою,

Чуть мерцают фонари...

Там далёко, за Невою,

Вижу отблески зари.

В этом дальнем отраженьи,

В этих отблесках огня

Притаилось пробужденье

Дней тоскливых для меня...
Мы не любим города, мы любим себя в этих городах.
Город на уровне улиц не так привлекателен. Но если ты посмотришь вверх…
Некоторые туристы думают, что Амстердам – это город греха, но на самом деле – это город свободы. Просто в условиях свободы большинство выбирает грех.
Под небом голубым есть город золотой

С прозрачными воротами и яркою звездой.

А в городе том — сад, все травы, да цветы,

Гуляют там животные невиданной красы:

Одно, как жёлтый огнегривый лев,

Другое — вол, исполненный очей,

С ними золотой орёл небесный,

Чей так светел взор незабываемый.
Это очень правильно — приезжать в чужой город под утро. На поезде, самолёте — всё равно. День начинается будто с чистого листа...
Помнишь ли город тревожный,

Синюю дымку вдали?

Этой дорогою ложной

Молча с тобою мы шли...