Цитаты про границы

... ты все еще связан социальными рамками. Не спорю, многие из них вполне хороши, но некоторые очень мешают заглянуть за горизонт. Ты же знаешь эти не слишком умные варианты – «но если я это сделаю, что обо мне подумают окружающие?» А не плевать ли на них, Пересмешник?
Есть моменты в жизни, когда ты знаешь, что вышел за свои границы. Твоя старая жизнь кончилась. Ван Гог был моей границей. Я получил свой шанс.
Я просто думаю, сколько людей живут со мной в одно время. И я их никогда не узнаю. Всегда и всюду границы, границы... Границы времени, границы пространства, границы государств. Границы наших сил. Только наши надежды не имеют границ.
Нужно иногда переступать черту, чтобы знать, где она.
— Элис, что бы ты ни придумала, я боюсь, это выходит за границы дозволенного Чарли.

— Если ты свободна, то какие могут быть границы?

— Ну, хотя бы границы континентальной части США.
Границ не существует. Люди сами их придумывают, а значит, их можно разрушить.
Жизнь — странная штука. В ней есть такие страницы, которые трудно понять, объяснить, ещё труднее — забыть.
Если лучшие будут бросаться в пролёты,

Скиснет мир от бескрылых гиен и тупиц!

Полюби безотчётную радость полёта...

Разверни свою душу до полных границ.
Во сне нет границ. Дух высвобождается из тюрьмы тела и получает безграничную свободу.
Все эти дома, эти люди как сонные мухи, эта теснота и спертые запахи, и бесконечные правила. Куда ни повернёшься — повсюду стены и правила, правила и стены. Я чувствовал себя как в клетке. Нас заперли внутри границ.
Я каждое утро поднимаюсь на ступени памятника Скотту — и все проясняется. Я никогда не видел мира таким ярким. Не беспокойся, все в порядке, все в абсолютном, полном порядке. Теперь я понимаю, что границы между шумом и звуком условны. Любые границы условны. И созданы, чтобы их переступать. Все условности преодолимы, стоит лишь поставить для себя эту цель. В такие мгновения я слышу твое сердце также четко, как свое, и понимаю, что разлука — это иллюзия. Моя жизнь простирается гораздо дальше физического тела.
Каждый сам вправе положить предел своему путешествию, ибо никто не знает, где граница его мужества и какие напасти подстерегают на пути.
Меня всегда удивляло, почему люди сами возводят между собой границы. Одни границы мы могли бы попросту не сооружать, другие были очерчены только в нашем воображении, третьи не выдерживают напора обстоятельств. Но есть границы, которые мы специально возводим для того, чтобы с удовольствием их разрушить.
Виновный, невинный. Добро, зло. Жизнь, смерть. Как тени сгущаются над Ривердейл. Границы, разделяющие эти противоположности, размываются и искажаются.

Guilt, innocence. Good, evil. Life, death. As the shadows around Riverdale deepened. The lines that separated these polar opposites blurred and distorted.
Границы есть только у нравственности и человечности. У бесчеловечности и безнравственности их нет.
Нет границ кроме тех, что мы устанавливаем сами.
Вся человеческая история — это расширение границ, но что, если мы захватим больше, чем можем удержать.
Once I rose above the noise and confusion

Just to get a glimpse beyond this illusion

I was soaring ever higher

But I flew too high

Though my eyes could see

I still was a blind man

Though my mind could think

I still was a mad man

I can hear the voices when I'm dreaming

I can hear them say

Однажды я поднялся над шумом и смятением

Для того лишь, чтобы заметить проблеск истины за иллюзией.

Я воспарил даже выше,

Но я взлетел слишком высоко.

Хоть мои глаза и могли видеть,

Я был по-прежнему слепцом.

Хоть мой разум и мог думать,

Я был по-прежнему безумцем.

Я могу слышать голоса во сне,

Я могу слышать их слова.
Когда границы размываются, ты иногда удивляешься тому, на чьей стороне оказался.
Да что же это такое, в конце концов! За что стоит драться, за что вправе я драться, когда стою на рубеже, посредине, между Светом и Тьмой? У меня соседивампиры! Они никогда — во всяком случае, Костя, — никогда не убивали. Они приличные люди с точки зрения людей. Если смотреть по их деяниям — они куда честнее шефа или Ольги.

Где же грань? Где оправдание? Где прощение? Я не знаю ответа. Я ничего не в силах сказать, даже себе самому. Я уже плыву по инерции, на старых убеждениях и догмах. Как могут они сражаться постоянно, мои товарищи, оперативники Дозора? Какие объяснения дают своим поступкам? Тоже не знаю. Но их решения мне не помогут. Тут каждый сам за себя, как в громких лозунгах Темных.

И самое неприятное: я чувствовал, что, если не пойму, не смогу нащупать этот рубеж, я обречен.
Егор всегда честно признавал, ну, не при всех, а для себя самого, что он не храбрец. Но и трусом, пожалуй, тоже не был. Были вещи, которых можно и нужно бояться: шпана, маньяки, террористы, катастрофы, пожары, войны, смертельные болезни. Все в одной куче, и все одинаково далеко. Все это реально существовало и в то же время оставалось за гранью повседневного. Соблюдай простые правила, не броди по ночам, не лезь в чужие районы, мой руки перед едой, не прыгай на рельсы. Можно бояться неприятностей и в то же время понимать, что шанс в них влипнуть весьма невелик.
Короткие фразы — лучшие. Их функционал просто не знает границ! Хочешь, прекрати разговор одним словом, хочешь, этим же словом его поддержи. Панацея двадцать первого века, не иначе!
— Что это?

— Ничего. Это... это личное!

— Личное?

— Да. И я думаю очень важно, что мы уважаем границы друг друга.

— Сегодня утром ты вошел в ванную и сел на унитаз, когда я брила ноги. У нас нет никаких границ, поверь мне!
Вы только посмотрите на наши границы, они же похожи на швейцарский сыр! Кто угодно может проникнуть внутрь страны.
— Вы смотрите на мир через замочную скважину. Всю свою жизнь Вы пытались подобрать к ней ключ. Ваша работа спасла тысячи жизней. А что, если я скажу, что Ваша реальность — лишь одна из многих?

— Это противоречит здравому смыслу.

— Не во всем он есть. Не везде он нужен.
— Её совершенно не интересует скучная правда. Не уважает границы.

— Психопаты не признают границы. И журналисты.
Мне пришло извещение, что я больше не выездной из республики Беларусь, пока не решу проблемы с военкоматом. И как только это извещение пришло, я сел в автобус и уехал в Россию. Вот как я решаю проблемы, тем более нет проблемы особо, это союзное государство. Я об этом особо не думал два года, пока пару месяцев назад я не вернулся из Узбекистана и в аэропорту Шереметьево, в Москве, на паспортном контроле мне сказали, что я больше не въездной в российское государство.

Как только я вернулся в Беларусь, я сел в автобус и уехал в Россию.

Какой смысл депортировать граждан Белоруссии в Россию? Нас же не остановить, мы непобедимы, пока у нас есть автобусы.
НАТО в будущем должно сосредоточиться на проблемах терроризма и миграции, а также на угрозах из России и на восточных и южных границах НАТО.
Иногда, когда ты видишь границу, может показаться, что было бы хорошо её пересечь. Пока ты этого не делаешь.
Крыша над головой часто не позволяет людям расти.
Разум, однажды расширивший свои границы, никогда не вернется в прежние.
Есть определённые границы, которые я обозначил для себя... И очень старался соблюдать. Но вы всегда находите моё слабое место...
Да брось, Джонатан. Ты мне напоминаешь одного парня, Джейми Гетца. Мы с ним познакомились в Принстоне. Умный был парень и чувство юмора отличное, похож на тебя, но у него были определенные рамки. Он решил, что никогда не сможет перейти их, а на самом деле, это он был единственной преградой.
Грань между амбициозностью и одержимостью тоньше, чем можно себе представить. Вам лучше посмотреть под ноги и понять, где вы стоите.

The line between ambition and obsession is much thinner than one might imagine. You would be well served to look down and see exactly where you are standing.
A hedge between keeps friendship green.

Когда между друзьями изгородь, дружба дольше (смысл: соблюдение границ в отношениях способствует продолжительной дружбе).
Using no way as way, having no limitation as limitation.

Не используй никаких способов в качестве способов, не имей никаких границ в качестве границ.
Граница — это нечто вроде предохранительного клапана цивилизации, чтобы мы совсем не сошли с ума. Когда появляются люди, неспособные жить, как все — безумцы, недовольные, экстремисты — они устремляются на границу. Вот так рождалась Америка. Все бунтари в Европе отправились на границу, из которой родилось тринадцать колоний. Потом самые непоседливые двинулись дальше, на запад. Поэтому, в конце концов, все психи оказались в Калифорнии.
— Кое-кто говорит о границах разума. Они изучают чудесный мир алкоголя и наркотиков, но... Это не та граница. Очередной самообман. Мы придумали ложную границу с компьютерами, которые позволяют людям думать, что они сбежали. Граница с платой за доступ.

— А космос? Последняя граница?

— «Стар Трек» — это не космос, а телевидение. Тоже мне, граница. И потом, сколько народу побывало в космосе? Нет, настоящая граница здесь, автострада 60. Вот зачем ее построили. Это место для тех, кому хочется жить по-другому.

— А это правда, мистер Коди?

— Если нет, то должно быть.