Цитаты про физиков

В детстве я мечтал быть физиком, но в то же время хотел быть комиком. В итоге вышло стать лишь одним, но я сейчас попробую побыть обоими. Вашему вниманию представляются «Теоретические шутки о члене». Мой член такой маленький, что я еле-еле его нахожу, так как на него сильно влияют механические колебания временной и пространственной материй. А во время секса моя партнерша знает лишь то, где находится мой пенис и какой скоростью обладает — из-за его ничтожных размеров на него действует принцип неопределенности Хайзенберга. У меня в голове творческий беспорядок, или скорее креативистская энтропия.
— Земля круглая!

— Да ну? А почему тогда снизу ничего не падает?

— На земле все удерживает гравитация.

— Слишком сложно, чтобы быть правдой. Вот с черепахой — все гораздо проще.

— Вы не можете отрицать очевидное! Джордано Бруно умер за эту истину!

— Ну это уж совсем не доказательство...
Метафизика — это обыкновенная физика, только в руках ученого, который слишком далеко ходит за фактами.
Неужели Луна существует только потому, что на нее смотрит мышь?
Миллионы людей видели, как падают яблоки, но только Ньютон спросил почему.
— Я сейчас проверил, там где-то 20-25 человек.

— Да ладно, всего-то?

— Всего то?! Для физики элементарных частиц — это Вудсток!
— Мне необходимо определить, где в этом болоте несимметричных формул притаилась жаба истины.

— Жаба истины? Это из физики?

— Нет, это из психиатрии...
That is simple my friend: because politics is more difficult than physics.

Это очень просто, мои дорогие: потому что политика гораздо сложнее, чем физика.
Ну это ж физики: если все делают правильно, никто не заметит, а если неправильно, замечать будет некому.
Для тех из нас, кто верит в физику, линия раздела между прошлым, настоящим и будущим — это только иллюзия, какой бы прочной она не была.
«Мужчина толкал пылесос с силой 70 ньютонов под углом 45 градусов. Он переместил пылесос на пять метров. Какую работу он совершил?» Странная задача... Начнём с того, что мужчина с пылесосом — это неправда.
— Ах квантовая физика, отрада глаз моих!

— Приятно слышать...

— Это все равно, что смотреть на вселенную в обнаженном виде!
— Храм потерян... Кейн убит... Как? Почему?

— ... Мы разберёмся с генералом Катар в своё время. Недостаток веры в её душе воистину прискорбен. Она заплатит за своё предательство. Сейчас у нас есть более неотложные дела.

— Кейн?! Но как ты выжил?

— Меня не было в Главном храме, аббатисса. Это была приманка.

— То есть, залп ионного орудия — часть плана?

— Рэдмонд Боил поступил так, как я и предполагал. В конце концов, он политик. Теперь он стал героем, как «убийца Кейна». Герой, не знающий, во что он ввязался. Но скоро об этом узнает вся планета, ибо «гости» уже прибывают. Только ионное орудие обладает достаточной энергией, чтобы вызвать цепную реакцию в жидком тиберии — гигантский выброс энергии привлёк внимание наших гостей, как и предсказывал Тацит. Гости строят башни по всей Земле. Мы не должны позволить Г. С. Б. разрушить их — это порталы, врата для цивилизации, превосходящей нашу. Нам многое предстоит узнать, дитя моё. Многое...
Если смотреть на землю по спутниковым картам, города напоминают какое-то кожное заболевание. Серые, неряшливые круги похожи на лишай или какой-нибудь разросшийся грибок. Да так оно, по сути, и есть. Во вселенной столько разных вещей, которые повторяются по схожему принципу, но в разных масштабах. Те же электроны крутятся в атомах, совсем как планеты в солнечной системе. А, скорее всего, Земля — это тоже просто электрон в чём-то, существующем в ином измерении размеров. Болезнетворные бактерии и грибки делают то же самое, что и люди. Они не хотят вызывать болезнь, а просто обустраивают поверхность кожи для своей жизни. Остаётся надеяться, что космический врач не пропишет Земле антибиотики.
Один остроумный физик сказал: большинство статей, посылаемых в физические журналы отклоняются не потому, что их нельзя понять, а именно потому, что их можно понять. Вот как раз те, которые нельзя понять, и печатаются.
— Итак, m*a равно m*g…?

— В квадрате?

— Нет.

— Аристотель?

— Нет.

— Пять?…
На самом деле я думаю, что параметры твоего эксперимента, такие как прохождение электронов через апертуру нано размерного металлического кольца, по сути, не отличается от эксперимента уже проведенного в Голландии. Они уже наблюдали фазовый сдвиг волновой функции диффундирующих электронов в металлическом кольце, показав тем самым электрический аналог эффекта квантовой интерференции Ааронова-Бома.
Все самое сокровенное во вселенной скрыто мраком черных дыр, но в сингулярность нельзя заглянуть, поскольку оттуда, как из спальни с выключенным торшером, не доходит свет... В сущности, думала я, астрофизики те же вуайеристы. Но вуайеристам иногда удается увидеть чужой акт любви в просвете между занавесками, а физики настолько обделены судьбой, что им приходится воображать абсолютно все, глядя в чернильную тьму...
Когда-то кто-то сказал: «Исаак Ньютон вертится в гробу» в ответ на какую-нибудь простую ошибку по физике. Но если бы Ньютон услышал, что его тело вращается в гробу без воздействия внешней силы, то он бы... завертелся в гробу.
Я не совсем верю в смерть. Первое правило физики: энергия не может быть создана или уничтожена, она просто меняет форму.
Всю свою жизнь я поражался тем главным вопросам, с которыми нам приходится сталкиваться, и пытался найти для них научный ответ. Возможно, поэтому я продал больше книг про физику, чем Мадонна про секс.
Мы можем связывать мироустройство с именем Господа, но это будет безличный Господь. В законах физики нет никаких личностных особенностей.
— Прошлое нельзя изменить. Физически невозможно.

— Не всё в жизни физика.
Вот ты доверяешь силе тяжести. А что, если она в один прекрасный день перестанет действовать? Что тогда? Мы же будем носиться в воздухе как мыльные пузыри. Кто будет тогда в лучшем положении? Тот, у кого окажется свинец в ногах, или самые длинные руки? И как тогда слезть сидящему на дереве?
— Шелдон, ты можешь немножко подучить меня в физике?

— Немножко?! Физики не может быть немножко. Это наука включает в себя всю Вселенную: от электронных частиц до сверхновых звезд, от вращающихся электронов до вращающихся галактик.
Nature and nature's laws lay hid in night;

God said «Let Newton be» and all was light.

Был этот мир глубокой тьмой окутан.

Да будет свет! И вот явился Ньютон
Связь между физикой и мистицизмом не только интересна, но и очень важна. Она показывает, что открытия современной физики предложили исследователям два пути: первый ведет к Будде, второй — к Бомбе, и каждый ученый сам волен выбирать свой путь.
Некоторые ученые думают, что, когда расширение [Вселенной] сменится сжатием, когда спектры далеких галактик приобретут голубое смещение, произойдет инверсия причинности и следствие станет предшествовать причине.
In the school I went to, they asked a kid to prove the law of gravity and he threw the teacher out of the window.

В школе, где я учился, однажды ученика попросили доказать закон тяготения. Он выбросил учителя в окно.
Максимальная энтропия на уровне атомов может привести к нулевой энтропии вселенной, но уже на макроуровне. В этом случае, на макроуровне вселенная может находиться только в одном состоянии. На макроуровне энтропия равна нулю — наступает тепловая смерть. Живая материяспособ перенести энтропию с уровня атомов на более высокий. А люди, образовывая сложные сообщества, переносят энтропию и неопределенность на еще более высокий уровень.

Марк, наконец, услышал более-менее логичное объяснение явлению тепловой смерти. Ему и ранее не казалось убедительным распространенное мнение, которое отождествляло тепловую смерть вселенной, при которой она могла находиться в единственном состоянии, с высоким уровнем энтропии, что напротив, подразумевает наличие максимального числа возможных состояний. Противоречие же устранялось услышанным предположением, что энтропию следует определять на каждом уровне отдельно. И тогда максимальная энтропия на одном уровне может привести к минимальной энтропии на другом – к тепловой смерти. И тогда жизнь, действительно, — способ переноса энтропии с одного уровня на другой. А тепловая смерть должна отождествляться с уменьшением энтропии на макроуровне.
— Я свел всю историю к одному уравнению.

— Как е равно эм цэ и маленькая двойка?

— Еще проще: просто е.
I think I can safely say that nobody understands quantum mechanics.

Думаю, я смело могу сказать, что квантовой механики никто не понимает.
Если вы учёный, квантовый физик, и не можете в двух словах объяснить пятилетнему ребёнку, чем вы занимаетесь, — вы шарлатан.
Physics is like sex: sure, it may give some practical results, but that's not why we do it.

Физика подобна сексу: иногда даёт практические результаты, но занимаются ей не поэтому.
Если законы физики в вашем будущем больше не действуют, да поможет вам Бог.
Есть теория, согласно которой один глаз может регистрировать то, что видит, чуть быстрее, чем другой, создавая тем самым сильное ощущение воспоминания той же сцены, когда через миллисекунды ее видит второй глаз. По существу, это результат задержанного оптического входного сигнала от одного глаза, за которым почти сразу же следует входной сигнал от второго глаза. Это сбивает сознательное восприятие и приводит к ощущению знакомства с ситуацией, которого не должно быть.
Физика — это узкая тропинка над пропастями, недоступными человеческому воображению. Это собрание ответов на некоторые вопросы, которые мы задаем миру, а мир отвечает нам — с условием, что мы не будем задавать ему иных вопросов, о которых вопиет здравый смысл. Что такое здравый смысл? То, что содержит интеллект, основанный на тех же чувствах, что у обезьян. Интеллект, познающий мир в соответствии с законами, сформированными в его земной биологической нише. Но мир за пределами этой ниши, этого рассадника умных человекообезьян, имеет особенности, которые нельзя взять в руку, увидеть, укусить, услышать, ощупать и, таким образом, освоить.
Нет ничего ближе к опровержению основных законов физики, чем умышленная езда не по той стороне.
И что ты скажешь, физика? Охлаждение отношений между людьми, как следствие трения между ними.
Любой школьник на уроках физики может поставить опыт, чтобы убедиться в правильности той или иной научной гипотезы. Но человек, проживающий одну-единственную жизнь, лишен возможности проверить гипотезу опытным путём, и ему не дано узнать, должен был он или не должен был подчиниться своему чувству.
Если я встречу где-нибудь в баре девушку, не считающую разговор о квантовой теории нудным, то я на ней женюсь.
Если тебя квантовая физика не испугала, значит, ты ничего в ней не понял.
Рэйчел лишилась дара речи. Точно так же она чувствовала себя на уроках физики в школе: непонятно, что происходит, но нужно делать вид, что внимательно следишь за ходом событий.
По крайней мере в этом мире существует постоянство. Небеса истекут кровью, а океаны закипят, но сила притяжения никуда не денется. Все эти эйнштейновы прибамбасы милы и увлекательны, но если вы хотите гарантий, ставьте на Ньютона.
В глубоко стародавние времена, о которых старожилы теперь уже ничего не помнят, в физике разбирались лишь жрецы. Они, в общем-то, были самыми умными и поэтому скрывали свои знания от трудового народа.
Уму непостижимо, но античные философы — вопреки всему — умудрились сформулировать основные положения теоретической физики! Вот, вникайте: во-первых, нет ничего, кроме атомов и пустоты, во-вторых, пустоты тоже нет, потому что природа её боится, в-третьих, атомы неделимы и неизменны и, в-четвёртых, всё течёт и всё изменяется.
Наш Бог (если Он есть) — не физик.

Бог скорее художник — и большой шутник. Чтобы не сказать — хулиган из группы «Война», создавший Вселенную, чтобы написать на ней неприличное слово.

Причём каждая из его шуток становится непреодолимо серьёзной для тех, кто хочет познать Его через физику — и в этом, я бы сказал, заключён особо жестокий сарказм. Потому что пройти к нему можно и через двери физики, вот только лететь до дверной ручки придётся пятнадцать миллиардов лет, и то — если удастся разогнаться до скорости света.
Физик стремится сделать сложные вещи простыми, а поэт – простые вещи – сложными.