Цитаты про образы

Что ты чувствуешь, надевая эту маску? Ты так прячешься от мира, или хочешь, чтобы мир прятался от тебя? А может, ты чувствуешь себя неуязвимым? Больше, чем просто человек? Или, быть может, ты такой же, как я? Ты понимаешь, что жизнь подобна дурацкой шутке, поэтому решил бороться с ней? Но что случится, когда иллюзия станет реальностью — когда мы станем теми, кем притворяемся? Впрочем, разве это важно? Мы-то с тобой знаем, что не было бы подходящей маски, не пришлось бы её снимать.
Истории сами доходят до нас. С этим ничего нельзя поделать. Существует множество различных мифов, много конкурирующих реальностей в наших головах. Эти реальности питают книги, телевидение, даже полузабытые детские сказки. Существует бесчисленное множество вымышленных образов, с которыми мы знакомы лучше, чем с реальными вещами и людьми. Мы гораздо прочнее связаны с выдуманными персонажами, которых мы знаем и любим, чем со случайными людьми, мимо которых проходим на улице. Наши судьбы и наше вдохновение состоят из лжи, мифов и выдумок.
Вживаться — это слишком психиатрическое слово. Михаил Чехов говорил, что вжиться можно до сумасшествия...
Красота — не потребность, а экстаз. Это не образ, что вам хотелось бы видеть, и не песня, что вам хотелось бы слышать, но образ, который вы видите, даже если сомкнёте глаза, и песня, которую вы слышите, даже если закроете уши.
Образ — это одно, а сам человек — это совершенно другое... Очень трудно соответствовать образу.
Первое, что привлекает внимание читателя и, по всей вероятности, является важнейшим, хотя часто бессознательным, основанием для создания стихотворения — это мысль или, точнее, образ, потому что поэт мыслит образами.
Жила бы, как планета, покачиваясь в звездной синеве, плавая в море, танцуя в лунном свете фламенко под испанскую гитару.
Голос у него стал густым и душистым, как гвоздика, и переливчато-соловьиным, он уносил нас на рынок пряностей посреди острова Целебес, мы дрейфовали с ним на плоту по Коралловому морю. Мы были как две кобры, тянущиеся за тростниковой флейтой.
Месть ослепительно сверкала у нее внутри. Мне было ясно видно ее — драгоценный камень, сапфир цвета холодных озер Норвегии.
В восточную Пруссию въехав,

твой образ, в приспущенных веках,

из наших балтических топей

я ввез контрабандой, как опий.
Эшли, вам давно надо было сказать, что вы любите Мелли, а не дразнить меня рассуждениями о чести. Вам понадобились годы, чтобы понять это? Я значу для вас не больше, чем Белль для Батлера. Я любила образ, который сама себе... сама себе нарисовала... А вы мне безразличны. Как могло это произойти? Теперь не важно...
Что ты теряешь — образ своего далёкого дома. Что ты можешь — освободить меня от обещания. Почему ты не можешь стереть мою память?
Изображения в искусстве это не приметы действительных личностей, оставшихся в отдалении прошлого, но вакансии для желающих, способных заполнить этот образ.
Зрение — это не то, что видят твои глаза, — это образ, который создает твой мозг. Наш здравый смысл защищает наше зрение. Обычно люди не могут видеть то, что противоречит логике...
Когда-то я был зависим от образа, но открыл глаза — я понял, что образы нужны только тем, кто не может ничего добиться сам.
Какая роль вам больше нравится? Какую роль вы больше любите? Ну как мать, родившая ребёнка или шесть детей, может любить одного? Не может. Все образы, рождённые мною — все любимые, даже маленькие образы.
…при мимолетной встрече нет большой разницы между правдой и ложью, и можно быть таким, каким хочешь.
В некоторых случаях или определенном периоде развития возникает влюбленность, которая через объект оживляет образ матери или отца. И есть что-то общее между всеми родителями – это некоторые качества, которые им присущи. Показав их в нужных ситуациях, вы заслужите доверие и расположение.
В каком-то смысле мне никогда не приходилось «создавать» историю... Я вижу картины. Некоторые из них чем-то — может быть, запахом — похожи друг на друга, и это их объединяет. Не нужно им мешать — наблюдай тихонько, и они начнут сливаться воедино. Если очень повезет (со мной так ещё не бывало), целая серия картин сольется до того здорово, что получится готовая история, а писателю ничего и делать не придется. Но чаще (это как раз мой случай) остаются незаполненные места. Вот тут-то самое время подумать, определить, почему такой-то персонаж в таком-то месте делает то-то и то-то. Я представления не имею, так ли работают другие писатели и вообще так ли нужно писать. Но я по-другому не умею. У меня первыми всегда появляются образы.
Почему-то я всё видел перед собой — образ дрожал и шелковисто поблёскивал на влажной сетчатке — яркую девочку двенадцати лет, сидящую на пороге и камушками звонко попадающую в пустую жестянку.
Stop consuming images and start producing them.

Хватит потреблять образы, начни создавать их.
Женщин называют прекрасным полом. Они привлекательные существа, в этом их сила и проклятие. Красиво и со вкусом одеваясь, женщина делает себя сильнее — и это не пустяк, а очень серьёзная вещь. Целые империи рушились от этой силы. А поскольку красота всегда артистична, женщина доводит эффект до предела, как бы сливаясь со своим нарядом — и проецирует вовне предполагаемые им свойства. Это как воин. Если в руке копьё, он будет действовать одним образом, если меч — другим.
Образы – основа нашего общества. Мы все кем-то притворяемся, потому что если будем сами собой, то непременно натворим бед.
Разве истинное течение времени не измеряется образами, которые оставляет оно в нашей памяти? Для меня каждый день, проведенный с Долорес, стоит целого года.
В сто образов я облекаю любовь,

Сто раз тебя вижу другой;Ты остров, и страсть омывает моя

Тебя сумасшедшей рекой.

Другой раз ты — сладкая, милая ты,

Как храм над моленьем моим;

Любовь моя тянется темным плющом

Все выше по стенам твоим.

Вдруг вижу — богатая путница ты,

И готова любовь на разбой;

И вдруг уже нищенкой просит она,

В пыль униженно став пред тобой.
Мелькают лица и руки, темные шевелюры, за мглистым стеклом все размыто, как на полотнах импрессионистов.
Обрисованный вслух портрет желаемого супруга зачастую в корне не совпадает с фактически сделанным брачным выбором даже при наличии кандидатур, более близких к высказанному идеалу.
Одно из забавных свойств человеческой природы заключается в том, что каждый человек стремится доигрывать собственный образ, навязанный ему окружающими людьми. Иной пищит, а доигрывает. Если, скажем, окружающие захотели увидеть в тебе исполнительного мула, сколько ни сопротивляйся, ничего не получится. Своим сопротивлением ты, наоборот, закрепишься в этом звании. Вместо простого исполнительного мула ты превратишься в упорствующего или даже озлобленного мула.
Это как раз то, на чем я строю свой образ. Когда все высокие, мускулистые и красивые парни уходят по делам, в свет софитов выхожу я!
Теперь маски. Сколько же их… Образ следует подобрать точно. При этом, меня всегда радует наличие у каждого из них вариаций на тему. Все, как одна, прилегают к лицу, как родные. Просто пропитывают собой каждую клеточку. И уже никакого фарса – все натурально, без подделок и фальши.
Образ не может быть идеей, но может играть роль знака или, точнее, сосуществовать с идеей в знаке.
Внешний ее облик стоял у него перед глазами, внутренний же, во всей пленительности запечатлелся у него в душе.

Он жил под обонянием этого образа...

Эта некая странная одержимость — смутная, сокровенная, волнующая, восхитительная в своей таинственности.
Каждый носит в себе образ женщины, воспринятый от матери; этим определяется, будет ли человек почитать женщин вообще, или презирать их, или в общем относиться к ним равнодушно.
Зрение вождя, очевидно, не нуждалось в коррекции, иначе народам мира пришлось бы привыкать к совершенно невероятному, а может быть, даже немыслимому образу Сталина в очках.
Если мы чем-то всерьез восхищаемся,

В образ какой-то влюбляемся истово,

Так мы с душою своею общаемся -

Отзвуки ловим желаний и истины.

Проблески веры, надежды и радости,

Страха и грусти, беды и отчаянья -

Всё между строчек когда-то читается

Или с экрана польётся нечаянно.

Фильмами, музыкой, песнями, книжками -

Мы исцеления ищем однажды.

Пусть... Это сердце пытается вылечить

Что-то давно позабытое, страшное.
Идущий на поводу у страха к успеху не приходит.
Чтобы найти свою половинку, нужно быть чистым, не следует уходить далеко по пути иллюзии, необходимо трепетно хранить в себе образ того или той, кто создан одновременно с тобой. В противном случае этот образ размывается, искажается, на него накладываются другие лица, которыми мы пытались подменить его. И с этого момента мы теряем способность узнать свою вторую половину.
Образ может изображать отношения, которые не существуют.
Образ — это не просто некое содержание сознания cpeди других, но психическая форма. Отсюда следует, что в конституировании образа принимает участие все тело.
Сексуальность никогда не бывает явной, она скрыта в походке, во взглядах, в разных мелочах, которые ты выхватываешь из образа. Иногда достаточно просто посмотреть человеку в глаза — и всё становится понятно.
Я искал твои следы, и не находил.

От чего бежала ты? Берег так уныл.Ветер гнал мою тоску вдоль прибрежных скал

Исповедаться песку – он все понимал.

Щурился от солнца взгляд – мне бы до него.Чувства гасли невпопад, и легли на дно.

Там, на самой глубине, стало им легко.

Ты приснись сегодня мне, обними тепло.

И, возможно?.. Наконец! Я найду тебя.

Образ в облаке исчез на закате дня.