Цитаты про тепло

— Мне не хватает теплоты, —

Она сказала дочке.Дочь удивилась: — Мёрзнешь ты

И в летние денёчки?

— Ты не поймёшь, ещё мала, —

Вздохнула мать устало, —

А дочь кричит: — Я поняла! —

И тащит одеяло.
Вот время было, помню: таким казался мир огромным,

И те, кто стал теперь посторонним, вспоминается с теплом мне.
Не отпускай моё тепло,

Оно согреет нас двоих...
Пусть каждый импульс тепла,

Пусть каждый импульс любви,

Отражённый вдвойне, к вам вернётся обратно.

Пусть этот трепетный свет

Собой заполнит весь мир,

Утешит и исцелит, умноженный многократно.
А еще есть окна, посмотреть на которые приезжаешь с другого конца города. И когда в них горит свет, тебе просто становится теплей...
Странно, как всё, к чему прикасается телопостель, белье, даже ванна, — лишившись человеческого тепла, мгновенно мертвеет. Утратив тепло, вещи становятся отталкивающими.
В морозную новогоднюю ночь страшен не холод, а отсутствие человеческого тепла.
... И мне уютно там, где люди добрые дарят тепло

Даром отдают, а не продают нам.
Она излучала обезоруживающее тепло, словно никому на свете она не была так рада, как тебе.
Мне необходимо почувствовать живое тело. Тепло необходимо, как еда или вода. Необходимо больше, чем воздух.
В мире так мало тепла

На всех не хватит.
Инукаши нежно потрепал руку Сиона. Напряжение медленно спало, кровь снова побежала по его венам. Сион закрыл глаза и позволил голове упасть на грудь Инукаши.

Он ощутил почти незаметную выпуклость. В обычной ситуации, он бы подскочил в замешательстве и панике. Но сейчас он почувствовал лишь спокойствие. Рядом было поддерживающее его тело, обнимающие руки, шепчущий ему голос и чужое тепло, утешающее его. Это было бесценное счастье. Разве нет?

— Инукаши... спасибо.

«Но...».

Сион закусил губу.

«Но это не то тепло, которого я жажду. Не то тело, не тот шепот, не те руки».
Мы сидим вдвоем на ступеньке, и я чувствую тепло ее тела. Странно, думаю я. Обычно люди считают, будто тепло человека — это он сам. Хотя на самом деле тут нет ни малейшей связи.
— Ты же холодный, как ледышка.

— Зато ты такой тёплый. Как приятно. Не отпускай меня пока... Дай согреться.
Напиток должен быть достаточно горяч, чтобы согреть человека как следует, но не должен обжигать.
— Этично, не этично! Это у нас с ними цацкаются, на поруки берут. А надо, как в старину в Турции поступали. Посадят вора в чан с дерьмом, — только голова торчит, – и возят по городу. А над ним янычар с мечом, и через каждые пять минут ка-ак вжик мечом над чаном. Так что, если вор не нырнёт — голова с плеч. Вот так весь день он в дерьмо и нырял.

— Так это в Турции. Там тепло.
Джон допустил оплошность, мечтательно упомянув о горячей ванне. «Холодная лучше, — тут же сказала Игритт, — если тебя потом есть кому согреть».
Любовь, подобно теплу, должна согревать со всех сторон и склоняться в ответ на любую мольбу наших братьев.
Жизнь — это тепло, а тепло — это огонь, а огонь исходит от бога и только от него.
O кaк ты жилa бeз любви

Бeз тeплa бeз любви

Бeз тeплa...
Мокрое облако

Ливень полощет -

Мокрые простыни

Хлещет и рвёт.

<...>

Зябкие птицы

Спрятались в гнёзда,Сердце дрожащее

Ищет тепла.
Бабушка продавала бруснику в банке, и в этом была такая щедрость природы – скопление щедрости, множественно сквозь стекло. Бабушка притоптывала и сметала снег пуховой варежкой, тёплой пуховой варежкой, с множественными тонкими волосками из какого-то тёплого животного, которое теперь греет руки людям. Если бабушка умрёт, то её внучка получит наследство – щедрые отрезы ситца и плюша, россыпи семейных фотографий, и эти варежки с запахом бабушки, и какой-нибудь фартук с пятнами брусники. С красивыми пятнами идеального красного цвета, с пятнами витаминов из ягоды.
Льдом одиночества окованное сердце,

Где взять тебе тепла, чтоб дать мне хоть чуть-чуть?

Нам горько оттого, что вместе не согреться,

И страх вползает в грудь.

Ступай своим путем, мы можем лишь на память

Друг другу подарить осколки наших льдов

И молча посмотреть, как льдинки будут таять

От жара мрачного смятенных наших лбов.
Чтобы согреться в холодном мире, нужны друзья.

In a cold world, you need your friends to keep you warm.
Солнечного тепла,

как видно, уже не дождаться

цветущим чайным кустам...
Одна из тайн той женской прелести,

что не видна для них самих —

в неясном, смутном, слитном шелесте

тепла, клубящегося в них.
Как щенок к трубе жмусь, боюсь панически,

Греюсь и верю — тепло не бывает техническим.

И всё клянёшь меня маленьким, не взрослым,

Мол это ребячество, — любить до гроба и после.
... Но я смутно чувствовал, что она стремилась победить что-то неизвестное мне и что это совершалось именно в это мгновение. Вода предстала перед ней в роли судьбы, вопроса и ответа, и она сама должна была преодолеть то, что стояло перед ней. Так поступает каждый, и самое большее, что может сделать другой, — быть рядом на тот случай, когда потребуется немножко тепла.
Если сироте не даёшь тепла, значит – ты рос в волчьей стае.
Нечасто так бывает, что в чужом, совершенно незнакомом доме мгновенно начинаешь чувствовать себя уютно. Это и от хозяев зависит, и от самого дома... впрочем, дом — это лишь отражение хозяев. Более яркое и честное. Никакие слова и улыбки не помогут ощутить тепло, если вещи хранят холод.
Еда не для того только служит, чтобы живот наполнить, но и для того, чтобы душу согреть.
Пора доставать свитера.

И чьи-то любимые руки

Погреться — в твои рукава...

Пусть тянутся эти минуты.
Нет у нас подушки, нет и одеяла, жмемся мы друг к дружке, чтоб теплее стало...
А твоего

солнца

хватит

на десять Африк.

А твоего

холода

на несколько

Антарктид…
Если ты будешь колоть дрова самостоятельно, то они согреют тебя дважды.
Очень хотелось выпить чего-нибудь горячего. Чаю, кофе, да хоть компоту – лишь бы горячего. Или даже просто – выпить. Чтоб почувствовать, как внутрь льется жидкий огонь, как растапливается, тает смерзшийся комок, как расправляются застывшие легкие, как горячая волна обжигает, омывает, оживляет упертую в ребра неудобную ледяную глыбу, превращая ее если не в пламенный, то хотя бы просто в мотор. В живое сердце. Вздрагивающее от предчувствий и замирающее от страха – но живое.
Если бы взводу солдат, ведущих смертельный бой в окружении, сказали в этот момент, что с них будет спрошено за патроны и пшенные концентраты, солдаты, мягко сказать, не поняли бы говорившего. <...> Но к сожалению, не всегда понимает человек, сидящий в тепле, человека на холоде.