Цитаты про душу

Когда наступает нужное время, родственные души всегда найдут друг друга — даже если находятся в разных мирах.
You're just another lost soul,

About to be mine again.

Ты — лишь еще одна заблудшая душа,

Которая вскоре тоже станет моей.
У моей души либо ноги натёрты, либо сломаны, либо отвалились.
Какое зло скрывается в отражении твоей души...
Одиночество в толпе: во всей своей внешней активности внутренне оставайся свободным. Научись не отождествляться с чем бы то ни было.
Я возвещаю вам: придет духовный голод,

Уж пиршественный стол не даст утехи вам.

Вас, обожравшихся, нужда бродить погонит

С тоскою по словам, по огненным словам.

Отвергли вы души высокие порывы,

И мысли и мечты казнил бесстыдный смех,

И бесновались вы во капищах наживы,

В стремленьях и мечтах не находя утех.
Трудно жить в мире со своей душой, когда вокруг эта кричащая путаница. Но, несмотря на поголовное притворство, тяжелую работу и разбитые мечты, это все еще прекрасный мир. Будьте осторожны. Старайтесь быть счастливыми.
Шляпник, в конце концов, я не смогла стать твоим союзником. Я присмотрю вместо тебя за этими детьми. Поэтому спи спокойно. И твоя душа вновь вернется на эту землю, когда будет завершен сотый оборот.
Ведь только у заурядных людей, наделенных мелкой душой, разлука охлаждает пыл, стирает в памяти дорогие черты и умаляет прелесть любимого существа.
Каждому человеку нужно прилепиться к чему-то живому. Думаю, Лоис, я все пытался удержать тебя при себе твою крошечную чистую душу — даже когда жизнь начинала кричать в полный голос, когда все умозрительные представления о Боге представлялись сплошной насмешкой, а любовь, страсть и миллионы других вещей подползали ко мне и шептали: «Посмотри на меня! Вот, я и есть Жизнь. А ты от меня отвернулся». И когда путь мой вёл через эти тени, Лоис, впереди всегда мерцала твоя детская душа, такая хрупкая, чистая и изумительная.
Я ночи провожу в огне -

Меня подушка обжигает.Душа застыла, как во сне,

И лишь от боли остывает.

Как будто в кровь мою проник

Заимодавец, ростовщик -

Он к ожиданью не привык,

Меня, как губку, выжимает.

Любимая, за счастья миг

Расплачиваюсь без конца.

Найдешь ли нового глупца,

Кто этой доли пожелает.
Одно мне хочется сказать поэтам:

Умейте домолчаться до стихов.

Не пишется? Подумайте об этом,

Без оправданий, без обиняков.

Но, дознаваясь до жестокой сути

Жестокого молчанья своего,

О прямодушии не позабудьте,

И главное — не бойтесь ничего.
— Эй, Коремицу, ты случайно не знаешь, куда люди уходят после смерти?

— Умирать не приходилось.

— Я хотел бы улететь в космос.

— Космос...

— Вроде в какой-то легенде говорилось, что мы становимся звездами после смерти, да? Души, покинувшие свои тела, оставляют землю и отправляются в космос. В бескрайней вселенной они освобождаются навеки. Если звезды, что мы видим, это на самом деле человеческие души, то однажды я тоже улечу в космос.
Музыка — это не просто мелодия или слова, она несет в себе определенный посыл, чувства и передает состояние души.
Черны душой Адама сыновья,

Для них предательство и ложь – друзья.

О грешники, когда пробьет ваш час,

Аллах по черноте узнает вас.
... Душа человеческая вечно жаждет большего. Душа не может жить одними лишь удовольствиями и тщеславием. Если ей не дать иной пищи, она, подобно дикому зверю, сперва терзает других, затем самое себя.
Заплывёт душа телом... Иной так способен оскотиниться, что страшно пожелать ему здоровья и счастья.
— Обычно это означает смерть, но не в этих случаях. Можно сказать, что этот мир поразила шизофреническая эпидемия, – продолжал отвечать Петр, тогда как Генрих погрузился в свои мысли.

— В каком смысле?

— В вашем мире мозг как бы управляет телом, но это лишь маскировка. Он почти управляет телом, но без осознания не может этого сделать. Если осознание покидает тело, то человек либо умирает, либо ведет себя как тупой компьютер, действительно, управляемый мозгом. При шизофрении осознание начинает отделяться от тела. Все более отчетливо разделяются две ипостаси, которые в обычном человеке спаяны вместе: ангел и компьютер. А когда совсем покидает, то человек окончательно становится органическим автоматом или умирает. То есть, в любом случае, становится неодушевленным, а его душа освобождается … более-менее.

Марк и раньше размышлял над тем, можно ли сложный автомат считать осознающим себя, но так и не пришел ни к какому выводу. Но ему не приходило в голову, что сам факт неразрешимости этого вопроса, может рассматриваться как необходимый элемент некой общей схемы. И он пообещал себе подумать над концепцией маскировки.

Тут розовое облачко над политиком вздрогнуло, отделилось и медленно начало подниматься. Политик замолчал, но через секунду продолжил:

— Мы выбираем процветание, а вечером будет фейерверк.
Хочешь, дам один дельный совет?

Он тебе на всю жизнь пригодится:

Научись говорить твёрдо «Нет!»,

Это трудно, но стоит учиться.

В жизни смело свершай только то,

Что душе твоей радость приносит,

Знай, не в праве неволить никто

Сделать то, что она не выносит.

Даже если попросят друзья

И неловко тебе отказаться,

Угнетать свою душу нельзя,

Откажись, чтоб потом не терзаться.

Знаю, «нет» очень трудно сказать,

Но пришло время мне научиться.

С той поры стало легче дышать

И под гнётом душа не томится.

Ведь у каждого правда своя

И не вздумай своей поступаться,

Даже очень кого-то любя,

Не спеши от себя отрекаться.

Жизнь чужую нельзя проживать

Иль придётся с своей распроститься,

Потихоньку её убивать,

Постепенно в чужой раствориться...
Для того, чтобы жить доброй жизнью, нет надобности знать о том, откуда ты явился и что будет на том свете. Думай только о том, чего хочет не твоё тело, а твоя душа, и тебе не нужно будет знать ни о том, откуда ты явился, ни о том, что будет после смерти. Не нужно будет знать этого потому, что ты будешь испытывать то полное благо, для которого не существуют вопросы ни о прошедшем, ни о будущем.
Душа и разум не подвластны физическим законам трения, поэтому они бессмертны.
Душа должна жить нараспашку,

Чтоб к ней пришедший Бог

Не дожидался у порога,

Застав её врасплох.

Открой же дверь, пока Хозяин

Не вывесил замок,

Чтобы смутить её визитом

Никто уже не смог.

The Soul should always stand ajar

That if the Heaven inquire

He will not be obliged to wait

Or shy of troubling Her.

Depart, before the Host have slid

The Bolt unto the Door -

To search for the accomplished Guest,

Her Visitor, no more.
Я знаю, что есть иные из нас, которые от души готовы посмеяться над кривым носом человека и не имеют духа посмеяться над кривою душою человека.
Есть два типа людей — одни больше всего на свете боятся испачкать одежду в самом широком смысле, другие больше всего боятся испачкать душу. И никогда не бывает, чтобы человек одновременно боялся испачкать одежду и душу.
Не предаст меня тело коварное —

Это скопище скрупулов бранное,

Это атомов стадо лукавое,

Это правильных бредов собрание.

Поболит-поболит и опомнится

и по кругу пойдёт опять.

Не предаст меня вече багровое

крови шумное, не предаст.

А душа как «божественный ветер»

Мчит над морем, не глядя назад,

чтобы бросить в кого-то другого

тело, взятое напрокат.
Всегда так: выпью -

и в небо душой устремлюсь,

А тело забытое

валяется где попало...
Дворник у сточной канавы сгребает опавшие листья

И возводит из них внушительный холм братской могилы,

Где покоятся листья со всех платанов,

Аккуратно расставленных по небу.

В шуршанье метлы сквозит необъятность пространства,

И душа пытается подражать эху.

<...>

Шаги всё дальше, дальше от меня,

Их стук стихает где-то в дебрях Леса...

Кричать не имеет смысла,

Всё равно ничего не слышно,

Кроме жалоб Земли.

Она ощупывает вдали,

За миллион лье отсюда,

Свои реки, горы, снега

И следит, чтоб огонь не погас,

На котором варится будущее,

Дожидаясь, когда пробьет его час.
Да будет тело твоё в движении, ум твой — в покое, а душа прозрачна, как горное озеро.
Заглядывать в чужую душу опасно. Это чересчур сближает. Доверие — слишком большая ответственность.
В одной деревне жил мальчик, который по неизвестным причинам обижался на весь мир. Он гнал от себя всех и отвергал ласки родителей, но в то же время жаловался, что у него нет друзей. Как-то раз через эту деревню проходил человек, известный своими глубокими познаниями. Измученные родители попросили его образумить их сына. Мудрец подошёл к мальчику и велел ему принести пустую кружку. Получив желаемое, мудрец обмазал кружку грязью и спросил:

— Выпил бы ты воды из такой кружки?

— Нет, конечно! Грязь вместе с водой попадёт мне в рот, и я могу заболеть! — ответил ребёнок.

— Хорошо, — согласился мудрец, — а теперь помой её. — С этими словами он протянул кружку мальчику.

Скоро тот вернулся, кружка в его руках сияла как новенькая.

— А из такой кружки ты бы выпил воды?

— Разумеется, ведь она чистая, мне нечего бояться! — воскликнул мальчик.

— Так знай же, — произнёс мудрец, — эта кружка подобна твоей душе. Если будешь загрязнять её капризами, обидами и злостью, люди никогда не станут общаться с тобой. Очисти свою душу, и люди к тебе потянутся.
Завидую вашим отпечаткам пальцев, инспектор. Жаль, что нельзя завести картотеку отпечатков души...
Пустые едят души вовсе не потому, что проголодались. Они едят души, чтобы избавиться от боли. Пустые — это падшие души. Души, которые проводники не препроводили в Сообщество. Изломанные души… Души тех, кого в свое время не уберегли от пустых. Такая душа опускается, теряет свое сердце и превращается в пустого. А потом… Чтобы восполнить пустоту на месте сердца, эта душа отправляется на поиски тех, кого некогда больше всего любила.
— Я думаю, душа находится здесь. Когда мы встречаемся, рождается небольшая частичка души. Наши души находятся не внутри нас. Когда мы думаем о чем-то, вспоминаем о ком-то – вот тогда и рождается душа. Если бы ты была единственным человеком на земле, то тогда бы души не существовало.

— Да, Кайен Доно так и сказал.

— Бояться тут нечего. Если ты всей душой хочешь быть здесь, то твоя душа и будет здесь.

— И он сказал: «Если ты всей душой хочешь быть здесь, то твоя душа и будет здесь», — и – послушай, Кучики, во время битвы, ты не должна делать только одно, НИКОГДА НЕ УМИРАЙ В ОДИНОЧКУ. Наши тела похожи на наши души. Когда мы умрем, то они обратятся в прах и станут духовными частицами, которых полно в обществе душ. — А куда отправится душа?

— Она отправится к твоим товарищам.

— Отправится к товарищам?

— Если ты доверишь душу своим товарищам, то она будет жить вечно. Поэтому, Кучики, никогда не умирай в одиночку, поняла, Кучики? Кучики, доверь душу своим товарищам!
Однажды утром монгольский завоеватель Чингисхан со своей свитой отправился на охоту. Его спутники вооружились луками и стрелами, а сам он держал на руке любимого сокола. С ним не мог сравниться никакой стрелок, потому что птица выглядывала жертву с неба, куда человек не способен подняться.

И все же, несмотря на азарт, овладевший охотниками, никто из них так ничего и не добыл. Разочарованный Чингисхан возвращался в свой лагерь, и, чтобы не вымещать дурное настроение на своих товарищах, он удалился от свиты и поехал один.

Они слишком задержались в лесу, и Чингисхан изнемогал от усталости и от жажды. Из-за засухи, случившейся в том году, речки пересохли, и нигде нельзя было найти ни глотка воды, но вдруг — о чудо! — он заметил тоненькую струйку воды, стекающую со скалы.

Тотчас же он снял с руки сокола, достал небольшую серебряную чашу, всегда находившуюся при нем, подставил ее под струйку и долго ждал, пока она наполнится до краев. Но когда он уже подносил чашу к губам, сокол взмахнул крыльями и выбил ее, отбросив далеко в сторону.

Чингисхан пришел в ярость. Но все же он очень любил этого сокола и к тому же понимал, что птицу тоже, наверное, мучает жажда. Он поднял чашу, вытер ее и снова подставил под струйку. Не успела она наполниться и наполовину, как сокол опять выбил ее из руки.

Чингисхан обожал птицу, но он никак не мог допустить столь непочтительного отношения к себе. Кто-нибудь мог стать свидетелем этой сцены, а потом рассказать его воинам, что великий завоеватель оказался не способен проучить какую-то птицу.

Он извлек меч, а другой рукой поднял чашу и подставил ее под струйку, одним глазом следя за водой, а другим — за соколом. Когда воды набралось достаточно, чтобы утолить жажду, сокол снова взмахнул крыльями, задев ими чашу, но на этот раз Чингисхан точным ударом меча рассек ему грудь.

И тут струйка иссякла. Полный решимости во что бы то ни стало добраться до источника, Чингисхан стал взбираться на скалу. Он обнаружил его на удивление быстро, но в нем, прямо в воде, лежала мертвая змея — самая ядовитая из всех обитающих в тех местах змей. Если бы он выпил воды, не быть бы ему в живых,

Чингисхан вернулся в лагерь с мертвым соколом в руках и приказал изготовить его изваяние из чистого золота, выгравировав на одном крыле:

«Даже когда твой друг совершает поступки, которые тебе не по душе, он остается твоим другом».

На другом же крыле он распорядился написать:

«То, что делается в ярости, не ведет к добру».
Сбегая во тьму, я не чувствую боли. Моя душа всегда скиталась во тьме. Всегда...
Что мы все без эйдосов? Сдувшиеся шары, фантик от ничего.
Что такое душа? Смогу ли я увидеть её, вспоров тебе брюхо? Смогу ли я увидеть её, раскроив тебе череп?
Моя родная... Не говори, что не моя.

Я это знаю и так, но это лишь слова.

Пусть греют душу хотя бы пустые звуки.
Экий ты меркантильный, Маргадон, о душе бы подумал...
Пусть моя душа в слезах, но эти слёзы на глазах видеть Вам, я не дам.
— Да я бы все не плакала... я бы все не плакала, но ты не можешь... никто не может понять... какая у него душа...

И она опять принялась плакать о том, что душа его была так хороша.
Я понял: её рука, тянущаяся ко мне — и есть душа...