Цитаты про музыку

— А ты на чем играешь?

— Эээ, нинтендо, тетрис еще... Вопросы точнее задавай.

— What do you play?

— Wow, ummm... Zelda... Tetris... that's kind of a big question.
Любите и изучайте великое искусство музыки. Оно откроет вам целый мир высоких чувств, страстей, мыслей. Оно сделает вас духовно богаче. Благодаря музыке вы найдете в себе новые неведомые вам прежде силы. Вы увидите жизнь в новых тонах и красках.
Любителями и знатоками музыки не рождаются, а становятся... Чтобы полюбить музыку, надо прежде всего ее слушать.
Настоящая музыка всегда революционна, она сплачивает людей, тревожит их, зовет вперед.
As long as I've been living

I've had music in my veins

I can't go on without it anymore

С тех пор, как живу,Музыка течет по венам

Я не могу без этого жить.
Коэн не музыкант, он уборщик у Райана. Тот повсюду гадит, а Коэн за ним прибирает. Но вместо того, чтобы это делать как положено — лопатой, Коэн использует прилипчивую мелодию и удачно схваченные фразочки. Однако, как бы сладко она не звучала, запах-то никуда не скроешь.
Мы звезды, которые всегда готовы прилететь к вам. Даже на планете с жестокой цензурой мы будем петь для наших поклонников!
Дело в том, что ню-метал — понятие настолько растяжимое, что в его рамки можно впихнуть все что угодно.
Прошлое приходит к нам с запахами и музыкой.
Музыка — это не просто мелодия или слова, она несет в себе определенный посыл, чувства и передает состояние души.
— А что это играет?

— Это Антонио Вивальди «Времена года».

— А-а-а, это из «Тома и Джерри»?
Музыка! Кроме неё на светенет ничего,

из волн её выпрыгнут дети

и рыбой — в неё.

Кто же спасется? Всякий утонет,

запомнит, раковиной споёт.

Музыка в развитых пеленах

мокрым и гневным младенцем идёт.
Когда Луи Армстронга спросили, что такое джаз, он ответил так: «Если вы спрашиваете, то вам этого никогда не понять».
Моё поколение гораздо более покорно, чем все предыдущие. Для поколения моих родителей мятеж был частью поп-культуры, но, увы, это больше не так. Достаточно посмотреть, какой была их музыка и какой стала наша.
Нажму на «play», и весь мир будто со мной

Обретает ритм и зовет за собой.
Не помню точно, но кто-то сказал, будто rock-n-roll — это он.

И я решил поставить вопрос: а кто тогда мы?
Завтра кофе с молоком,

Пепел с табаком,

Розенбаум, вальс Бостон.
— Ну, кому нужны твои песни, старик, и без них можно прожить, песнями сыт не будешь.

— В том, что ты только сыт, ещё не истина. Ты будешь пахать, чтобы есть, но ты ведь умрёшь, Боз. И всё. А песня останется.
Это может быть даже не музыка,

Но это качает из соседнего тазика.
Можете называть меня музыкальной проституткой, друзья. Но я всегда буду петь то, что приятно фанатам.
— Ты знаешь ноты?

— Никогда такого не видел.

— Тогда смотри и ля, до, ми, соль. Понимаешь?

— Ты похожа на ангела.
Настоящий духовный оргазм даёт только настоящая музыка. Так что, не надо дрочить.
— Значит, только некоторые слышат?

— Только те, кто слушают.
Вот вы говорили о смысле… нашегожизни… бескорыстности искусства… Вот, скажем, музыка… Она и с действительностью-то менее всего связана, а если и связана, то безыдейно, механически, пустым звуком, без ассоциаций. И тем не менее музыка каким-то чудом проникает в самую душу! Что же резонирует в нас в ответ на приведённый к гармонии шум? И превращает его для нас в источник высокого наслаждения… И объединяет… И потрясает! Для чего все это нужно? И, главное, кому? Вы ответите: никому. И… И ни для чего, так. Бескорыстно. Да нет… вряд ли… Ведь все, в конечном счете, имеет свой смысл… И смысл, и причину…
— Привет, балда!

— Здорово, а чего это я балда?

— А потому что никогда не ходи без плеера в ушах, балда! Иначе такого наслушаешься, на всю жизнь!
Это то, чем я живу, по меньшей мере — это сохраняет меня в живых. Музыка — это то, кто я.
Если на похоронах играет музыка, — не думай, что покойник был отчаянный весельчак и умер с удовольствием; ты можешь ошибиться.
Заколдованный круг. Люди глохнут, потому что включают музыку всё громче и громче. Но поскольку они глохнут, им ничего не остаётся, как включать её ещё на большую громкость.
И она думает о времени, когда жил Иоганн Себастьян Бах и когда музыка походила на розы, расцветшие на огромной снежной пустыне молчания.
Шёл как-то по лесу один человек, шёл — песню пел. Да так задорно да ловко, что очаровал лесных птиц. Когда же он вышел на поляну, они собрались вокруг него, славя его певчее сердце.

— Это неудивительно, — сказал человек. — Я всю свою жизнь посвятил музыке и иной участи не желаю.

— Так давай петь вместе, — предложил соловей.

— Давай.

Взял человек палочку, обвёл взглядом птиц и стремительно поднял вверх обе руки. Птицы испугались этого движения и спрятались в лесных зарослях. Как ни звал их тот человек, они — ни гу-гу.

Тот человек был дирижёром. А птицы не знают нот.
Мне встречались люди, говорившие, что занимались любовью под эту песню [My Sweet Prince]. Но это, пожалуй, худшая из песен для подобной цели. Сдуреть можно! Вы же понятия не имеете, что творилось в моей жизни, когда я ее писал. Вообще-то она про героин и суицид… А впрочем, нельзя обвинять людей в неведении. Под мою музыку они проживают свою жизнь.
— Могу сказать точно — я скучал без тебя. По-настоящему.

— А ты плакал?

— Нет. Но я слушал все песни Синатры.
— Что хотите послушать? Баха?

— Бах подходит на восемь утра.

— Моцарт? Бетховен?

— Слишком рано. Моцарт хорош в восемь вечера, а музыка Бетховена слушком глубока. Бетховен хорош в полночь.
Мне кажется, что самая правдивая музыка — это «Гражданская Оборона».
Думая о ритуальной музыке, люди представляют себе барабаны, у них возникают ассоциации с ритмом сердца, приливами и отливами крови. Но не все ритуалы должны напоминать нам о теле. Некоторые создаются для того, чтобы намекнуть, зачем выполняется ритуал. Всякий ритуал сотворен сердцем во имя божества. Ну, пусть не всякий, а почти всякий. Мы кричим: эй, Бог, посмотри на меня, на нас, мы хотим, чтобы тебе понравилось. Все мы в душе дети и надеемся, что папочке или мамочке понравятся наши подарки. Ну, бывает, правда, что у мамочки с папочкой характер тот еще.
«Не правда ль, больше никогда

Мы не расстанемся? довольно?..»

И скрипка отвечала да,

Но сердцу скрипки было больно.

Смычок все понял, он затих,

А в скрипке эхо все держалось...

И было мукою для них,

Что людям музыкой казалось.
— Знаешь, когда Бах был при смерти, он услышал, как его сын исполняет на пианино одно из его произведений. Мальчик остановился, не доиграв до конца.

— Умирающий соскочил с кровати, подбежал к пианино и закончил игру.

— Не смог примириться с незавершенностью мелодии.
Музыка чёрных глубже, потому что они страдали больше всех. Они и евреи.
Как ты можешь выбирать между Брайаном Ферри и Дэвидом Боуи? Они же Боги.
Вот есть Земфира — это музыка, а есть Киркоров — это народный жанр.
Пересекая магистрали страны,

Запоминая номера дорог,

Мы, считая столбы,

Не заметили, как пришёл срок,

Что я сказал своё первое слово,

Что я спел свою первую песню,

Что нет конца Силе,

И нет дороги домой.
Музыка — душа,

Два наушника под белой шапкой плотно прилегают к ушам...