Цитаты про нас

Всем нам известно различие между местоимениями «он» или «она» — и «ты», прямым обращением, — все мы испытываем при личном сообщении друг с другом влияние чего-то, помимо обычной учтивости, чего-то, опережающего ее. У нас язык не повернется намекнуть человеку в лицо о неприятном, хотя мы час тому назад, быть может, свободно о том распространялись за его спиною. Мы чувствуем себя по-другому.
Опасность таится в том, что порой мы обожествляем боль, даём ей имя человека, думаем о ней непрестанно.
Мы — это то, что мы думаем:

Мы — все то, что возникает

В наших мыслях.

Своими мыслями

Мы сотворяем мир.
Земля — наша мать. Мы все — её дети!
В самые мрачные часы, в пылу самой жаркой битвы мы не должны забывать, кто мы и что мы.
Любовь — это когда мы. Одно сердце, один разум, одна душа — и только тел — два. И все. А по-другому и не бывает. Мы — и весь мир вокруг. Так легко и понятно. Есть мы. Нет ни тебя, ни меня. Только мы.
Все люди, которых встречаем по жизни — это и есть мы. Если на твоем пути часто появляются сплетники, значит, это качество есть и твоем характере. Мироздание этим как бы обращает твое внимание на твою внутреннюю неполадку.

Недавно я обратился к врачу с жалобами на сильные боли в пояснице. Я рассказал ему о том, как всю неделю подавляю боль диклофенаком и легче уже не становится. Врач с улыбкой выслушал меня и сказал: «С болью надо дружить, Эльчин. Это сигнал организма на то, что где-то у тебя сбой. Лечись, меняй образ жизни, привычки, отношение». Каждый человек — учитель для нас. И не важно, мудрец он, дебошир или проститутка. Случайностей не существует — всё идет по плану. И хорошие, и не очень хорошие люди чему-то учат и надо быть благодарным за это, а не уничтожать себя со словами «да будет проклят тот день, когда я встретила этого козла!».

В моей жизни были люди, доставившие мне боль. Но эта боль в итоге вывела меня на новый уровень — я стал крепче, сильнее, научился ценить жизнь, людей и спокойно принимать их пороки. В книге писательницы Элиф Шафак есть хорошие слова: «Вселенная занимается тобой постоянно, преобразуя и внутренне, и внешне. Всякий человек — это незавершённое творение, которое не спеша, шаг за шагом приближается к совершенству. Все мы — недовершенный эскиз, который непременно превратиться в законченное произведение искусства».
Здесь с тобой мне хорошо, хотя всё ещё скучаю по тебе.

Я не знаю, что могу сделать, «мы» не может быть правдой.

Here with you now I'm good, still miss you.

I don't know what I can do, «we» can't be true.
Ибо мы, если нам не говорят, кто мы, словно и не мы вовсе.
Мы различным образом возбуждаемся внешними причинами и волнуемся, как волны моря, гонимые противоположными ветрами, не зная о нашем исходе и судьбе.
Мы шли так быстро, что теперь даже сами не понимаем, что делаем. Надо подождать, пока наши души нас догонят.
Темнота – это слепое напоминание о давно ушедших временах. Вслушиваясь в неё, мы инстинктивно страшимся услышать вой стаи, охотившейся некогда за нашими предками – так давно, что лишь в самых примитивных наших клетках сохранилась память об этом вое. Во тьме видят уши, видят ноздри…
— Что значит «мы»?

— Конечно, тебе решать, какая комната будет гостиная, в какой будет твой офис. Но все остальное — это мы.
Нам всем тяжело. Всем, кто живет в наше смутное время. Каждый из нас обречен на потери. Но тебя-то не назовешь бедным и несчастным: ты не потерял самого себя — а это самая горькая потеря. В тяжелое мгновение ты остался с друзьями — и ничем не замутненная память о счастье будет тебе пожизненной наградой.
Наша жизнь представляется нам настолько важной вещью, что мы полагаем свою историю начинающейся с момента рождения. Сначала не было ничего, а потом появился Я… Однако это не так.
Рационализм говорит, хватит говорить «Мы» или «Они», надо говорить «Я», надо отвечать за себя, за своих родных и детей. В этом мире уже давно никто не хочет ничего делать за нас и для нас. Поэтому рационализм говорит, что каждый должен быть рациональным САМ, должен думать о себе, и о том, что вокруг его. Рационализм, в первую, очередь должен быть в голове!!! И только поселившись в ней, он сможет пойти дальше и сделать рациональной жизнь вокруг.

Только сказав «Я», можно уже говорить «МЫ», ибо «МЫ» — это объединение индивидуальных и независимых людей. Хватит быть стадом, хватит ходить за пастухами и работать куклами на ниточках у Кукловодов... Нужно самому знать, что ты делаешь, как ты это делаешь и зачем ты это делаешь. Надо стать Рациональным человеком.
У нас обоих есть кое-что общее — нам обоим нельзя верить...
Мы слышим, как дети зовут матерей,

Далеких, но рвущихся к детям.

Великое чувство! Его до конца

Мы живо в душе сохраняем,-

Мы любим сестру, и жену, и отца,

Но в муках мы мать вспоминаем!
Мы всегда всё преувеличиваем. Говорим, что всё кончено. Слушаем заунывные мелодии индейской флейты. Живём одни, чтобы доказать, прежде всего себе, что можем. И всё же смотрим на первого встречного, как если бы всё ещё можно было начать сначала.
Изгнание из рая происходит с каждым из нас, когда мы начинаем думать, когда мы становимся теми, кто дает названия и теми, кто познает. Понимаешь, не только Адам и Ева, все из нас. Рождение ума – это смерть чувств… это совсем не то, когда мы едим яблоко и это нас немножко волнует.
Не ценим мы того, что мы имеем,

Но стоит только это потерять -

Цены ему не знаем и находим

В нём качества, которых не видали

Мы прежде.
Часто мы возмущаемся хорошими делами, которые сваливаются на нас. Мы не принимаем их, поскольку это заставило бы нас чувствовать, что мы в долгу у Бога.
Мы всегда обеспокоены нахождением ответов. Мы чувствуем, что ответы важны для понимания смысла жизни.
Здесь нет дублей, зрителей тоже нет. Фильм — это история, а история — это мы, мы и есть фильм.
Мы делаем ужасные вещи, когда смешиваются любовь и ненависть, вещи, за которые потом себя корим.
Мы были такими, какими были, и не хотели меняться. Нас называли детьми Депрессии. На наших столах не бывало приличной пищи, но мы вымахали в настоящих верзил и силачей. Я думаю, многие из нас не были избалованы любовью в своих семьях, но мы привыкли и не нуждались в доброте и заботе со стороны. Мы не питали уважения к старшим. Мы были чудаковатые, но люди не смеялись над нами и были заботливы. Наверное, мы выросли слишком быстро, оставаясь в сущности детьми. Мы были словно плюшевые тигры.
Мы любим больше сам факт дарения, чем тех, кому мы дарим.
Мы сами избираем свои радости и печали задолго до того, как испытываем их.
Мы обязаны вести детей, чтобы они не оставались на обочине, чтобы они не становились ненужными.
Мы все используем разные вещи, чтобы отвлечься от сложностей, от реальности… Никто не спрашивает себя, кто я и от куда… никто не думает о том, какого труда стоит кем-то стать, вытащить себя… из этого океана боли, из которого нам приходится выбираться…
Если мы не осознаем, что происходит у нас внутри, то извне нам кажется, что это судьба.
Мы живем, постоянно попадая в ловушки. Никто не может избежать западни. Главное понять, попался ты или нет. Если ты в ловушке и не осознал это, тебеконец.
Our deeds determine us, as much as we determine our deeds.

Подобно тому как мы определяем свои поступки, так и наши поступки определяют нас.
Не зная, во что играя,

Не думая ни о ком,

Мы вместе сбежали из рая

Практически босяком.

Мы думали, что освоим

Все, что должно быть своим,

Все, что так нужно обоим -

Нам с тобою двоим.
Мы нужны Богу. Ведь ему нравится чувствовать мир нашими ладонями.