Цитаты про необходимость

Я хочу жить не просто так, я хочу участвовать в жизни. Я хочу быть кому-то нужным, потому что если я кому-то нужен, я в чей-то жизни участвую. Хочу быть нужным как можно большему количеству людей, — я хочу участвовать в жизни. Хочу, чтобы меня ждали, любили, да, я хочу этого!
Мама говорила, что человеку нужно только самое необходимое. Остальное — это показуха.
До какой-то степени — может быть, это звучит нескромно — я необходима ему. Внешне он очень независим, но внутри у него вечная буря и смута, а я его единственный настоящий друг, единственный человек, который его по-настоящему понимает.
Иногда есть только мгновение, чтобы что-то сделать, и в таких обстоятельствах невозможно предусмотреть или отреагировать на каждую случайность. На пике необходимости использовать представившуюся возможность не каждое обстоятельство можно принять во внимание, а ещё меньше запланировать или начать действовать по нему.

Иногда более важно ухватиться за шанс и сделать то, что можно, даже зная, что скорее всего это не будет панацеей от всего, от всех проблем; чем не сделать ничего. И лишь потом можно перебрать всякие «а что-если» и «следовало бы».
Лишь сломав левую руку, я понял для чего она нужна. Одной рукой можно есть, купаться, одеваться, но абсолютно невозможно завязывать шнурки.
Жил был один человек. Утром он отправлялся на работу, вечером возвращался домой, а ночью спал, впрочем, как и все люди. И в одну из ночей приснился ему сон...

Снится ему, что идет он по пустыне. Идти очень тяжело – ноги вязнут в песке, солнце жарит немилосердно, а вокруг – безжизненное пространство. Но все же иногда, когда пройдены многие километры пути, на горизонте вспыхивает маленькая зеленая точка, которая, постепенно приближаясь, постепенно превращается в оазис. Здесь и вода родниковая наконец смочит потрескавшиеся губы, и трава зеленая глаза успокоит, и птицы своим щебетом усладят слух путника. Посидит он в этом месте, восстановит силы и снова двигается в путь.

И опять раскаленный песок до самого горизонта и конца ему не видно. И этот путь через пустыню – как будто жизнь его. Но самое главное, что все время, когда он оглядывается назад — он видит рядом со своими следами еще одну цепочку следов. И знает он, что это следы Бога, что в самые трудные минуты Бог не оставляет его, а идет рядом. И от этого знания на душе становится значительно легче.

Но однажды произошло вот что — шел он уже много-много дней, а оазиса на его пути все не попадалось. Ноги путника покрылись струпьями и кровоточили, губы ссохлись и уже не могли произнести ни проклятия, ни молитвы, на разум упало тяжелое, густое марево. Казалось – все высохло, и не осталось ни капли влаги во всем мире.

И вот душная пелена совсем накрыла его разум, и он почувствовал приближение смерти, от чего стало ему ужасно страшно, и он потерял сознание. Долго ли, коротко ли это продолжалось — он так никогда и не узнал, но через какое-то время очнулся он оттого, что повеяло на него прохладой. Открыл он глаза, прополз несколько шагов, каждой клеточкой иссохшего тела ощутив долгожданную воду. Он пил очень долго, и капля за каплей вливались в него душевные и телесные силы. Он вновь возвращался к жизни. Напившись, он по обыкновению обернулся назад, и к своему удивлению увидел лишь одну цепочку следов, которая, петляя, уходила за горизонт.

Тогда, с великим негодованием, он обратился к небесам: «Да как ты мог, в самый тяжелый момент, когда я чуть ли не умер, когда твоя помощь была нужна мне больше всего на свете, как ты мог оставить меня, Господи?»

И его чувство было настолько сильным и искренним, что он не слишком удивился, когда с неба послышался голос, отвечающий на его вопрос: «Посмотри внимательно, человек. Когда тебе было совсем плохо, когда у тебя не было сил идти, когда ты потерял надежду и чудом не потерял жизнь, тогда...

Я нес тебя на руках!
Каждый день или через день заставляй себя проделывать то, чего ты не любишь делать, чтобы час жестокой необходимости, когда он наступит, не захватил тебя врасплох.
Дайте мне излишества жизни, и я охотно обойдусь без необходимого.

Let me be surrounded by luxury, I can do without the necessities!
Учить детейдело необходимое, следует понять, что весьма полезно и нам учиться у детей.
С тех пор как вышло из обычая носить на боку шпагу, совершенно необходимо иметь острый язык.
Дело не в осуществлении каких-либо возможностей, а, напротив, в осуществлении необходимости-того единственного, что нужно в данный момент. Дело в том, чтобы стремиться всякий раз не к возможному, а к должному.
Говорят, что необходимость — мать изобретательности, но когда это необходимость выжить, она может быть злой мачехой. Мачехой, которая не собирается помогать.
Необходимость и случай — две вещи, понимать которые труднее всего.
Как много, однако, существует такого, в чём я не нуждаюсь.
Всё пережитое — лишь пена, вздымаемая бурными волнами судьбы. Однако испытать всё это тебе необходимо!
Впрочем, правду не всегда нужно произносить, а ложь нередко бывает необходимой.
Лорды — это золото, рыцари — сталь, но из двух звеньев цепи не скуёшь, нужны серебро и железо, свинец и олово, медь и бронза и все остальные — то есть фермеры, кузнецы, торговцы и прочие люди. В цепи должны быть разные металлы, потому что стране нужны разные люди.

Ночному дозору также нужны всякие люди. Зачем существуют разведчики, стюарды и строители?
Именно тем, кто не любит выпивку, она иногда бывает совершенно необходима. Просто как лекарство.
— Ваша команда показала себя с наилучшей стороны, «мистер Молния».

— Мы просто выполняем свою работу, господин премьер-министр.

— Должен признаться, я думал, что группировки типа вашей — обычные наёмники, «разжигатели войн». Но вы хорошо подготовили нашу армию — установили заблаговременный порядок. Возможно, я ошибался на счёт этих Частных Военных Компаний...

— Мы предпочитаем называться Частным Охранным Агентством, сэр. Большинство контрактов «Маверик» связаны с обеспечением безопасности.

— Да, но «безопасность» может трактоваться по-разному...

— Есть пословица, которая мне нравится: «Хочешь мира — готовься к войне». Порой угроза лишь препятствует насилию. Иногда необходимо забрать одну жизнь, чтобы сохранить другие. Это кодекс, по которому живут самураи.

— М-м... Солдат и философ. Вы полны сюрпризов, «мистер Молния».

— Я могу сказать то же самое и о вас, господин премьер-министр.
Нет никакой необходимости, чтобы хотя бы один человек на нашей планете испытывал голод или был бездомным. Нет никаких оснований для всего этого.
Ненужных нет. Для каждого непременно наступает время, когда он для чего-то необходим. Вот как сейчас. Нужно лишь уметь ждать. Даже если тебя гложет печаль.
Настоящий друг непохож на собаку, что ходит по пятам за хозяином и надоедает ему своим лизанием, но он рядом, когда появляется необходимость в его любви, и он удаляется до того, как становится обузой.
— Он мёртв...

— У него почти не было кибернетических улучшений.

— Был ли такой исход необходим? Основания: недостаточно.

— Полагаю, даже И. И. не знает всего.

— Похоже, не существует единственно верного ответа. В основном, человеческий конфликт исходит из противодействия идеалов и общественных норм. Я не был запрограммирован с какими-либо предрасположенностями.

— Тебе лучше самому узнать о них и выбрать.
— Ты оказался на необитаемом острове. Какую одну вещь ты возьмешь с собой?

— Тишину.
Не в настроении?! А при чем тут твое настроение? Сражаются тогда, когда это необходимо, невзирая на настроение! Настроение – это для животных сойдет, или в любви, или в игре на балисете. Но не в сражении!
Теперь действует правило трёх. Можно прожить три недели без еды. Три дня без воды. Три минуты без воздуха.

We're down to the rule of three. We can go three weeks without food, three days without water, three minutes without air.
Будьте проще! Не нужно нанимать собачьего терапевта. Просто проснитесь в семь утра и откройте своему псу дверь и выпустите его на улицу!
— Ты дорожный столб, — говорит она, — столб, который стоит на обочине. Ты невозмутимо сообщаешь и всю свою жизнь будешь сообщать, что до Мелена двадцать семь километров, а до Монтаржи сорок два. Вот почему ты мне так необходим.
Мы с братом писали 40 лет назад: «Привычка терпеть и приспосабливаться превращает людей в бессловесных скотов». Так было — так будет. Это в России — наследственное. Все довольны. Мы умеем изменяться только в силу жестокой необходимости.
... на самом деле они мечтают совсем о другом. Речь идет о сильнейшем желании человека быть востребованным.
Никогда так не нужна поэзия, как в те времена, когда вследствие господства себялюбия и расчета количество материальных благ растет быстрее, чем способность освоить их согласно закону души.
По-моему, школа просто необходимость, с которой приходится мириться. А любить её едва ли кто любит.
Страдание необходимо до тех пор, пока вы не понимаете, что можете обходиться без него.
– Удача – всего лишь случайная гостья на нашем Пути, dan-nah. А вот необходимость вечно идет рядом и учит нас самих совершать чудеса. Без чьей-либо помощи.
Был я как-то загонщиком на облавной охоте,  — переключился Илья с патетического тона на повествовательный.  — Иду себе на лыжах, в колотушку стучу, покрикиваю… И вдруг прямо на меня выскакивает кабанище! Здоровенный, чуть не с корову величиной! Что делать? Бежать — догонит, борониться — с моим-то копьецом против этакого зверюги? Вот ты, Михайла, когда-нибудь пробовал на лыжах на дерево залезть? Нет? И я не пробовал, но получилось с первого раза! Фьюить, и там! А почему? Потому, что НАДО было!
... По крайней мере, мы не можем быть такими на людях — такими сложными. В конце концов, все мы обязаны соответствовать требованиям мира. Мы должны подавить нашу страсть, нашу алчность и амбиции и похоронить их. Спрятать всё уродство, что сокрыто у нас внутри. Нам нельзя проявить того другого себя.