Цитаты про наказания

Существует высказывание: «Ненавидьте грех, а не людей». Уверен, вы все его слышали. Как думаете, оно верно? Я считаю по-другому. Не существует такого понятия, как грех. Человек, совершивший его, — ужасен. Наказания заслуживают как грех, так и грешник.
– Понимаете, Станислав Федотович, тут такая дурацкая история приключилась…

– Понимаю. С вами других и не бывает. Тридцать отжиманий.

– За что?! Я же еще ничего не рассказал!

– Так я еще и не рассердился. Просто хочу услышать максимально краткую и честную версию, а не ту, что ты успел сочинить.
Подтвердились новости о дерзком нападении на базовый склад КНА в Монтрозе. Хотя Сопротивление понесло тяжёлые потери, задание признано безусловным успехом. Храбрость и самопожертвование этих мужчин и женщин никогда не будут забыты, однако и наши враги тоже не медлили с ответом. Во всей зоне оккупации КНА повышает меры безопасности и принуждает население выдавать членов Сопротивления. Множество людей «пропадает», есть сообщения о пытках и казнях. Некоторых перспектива восстания пугает — они боятся репрессий и стука в дверь по ночам. Но свобода всегда доставалась нам дорогой ценой. Мы должны держаться вместе. Теперь или никогда. С вами был «Голос Свободы».
Я уже не помню, сколько раз бы в Нейтральной Зоне, и до сих пор вижу кошмары. Но думаю, мы все найдём то, что ищем — старания не будут напрасны. Правда, капитан в последнее время ведёт себя агрессивнее: чуть не убил «зелёного» бойца, поздно доложившего о прибытии. Тот, конечно, заслужил наказание, но капитан сделал всё, чтобы лишить парня зрения навсегда. Тут он ведёт себя по-другому: становится параноиком, будто за ним следят. Лучше его не выводить из себя.
Я могу начать? Хорошо.

Эй, младший! Это я, Престон! Спорим, в форме ты меня не узнал, верно? Прям как и отца...

Слушай, только не говори маме, ладно? В общем, я немного накосячил с вертушкой, что и вспоминать стыдно. Во всяком случае, трибунал или другие дисциплинарные меры мне не грозят. Единственное, что я могу сказать, так это то, что меня переводят в «Плохую Роту».

Даже и не знаю, почему это подразделение так называется, но эй! — это может означать почти всё что угодно. Поэтому-то я и уверен, что всё рано или поздно устаканится. На следующей неделе меня переправят туда и, похоже, сразу же отправят на передовую. Я с нетерпением жду встречи со своей новой командой. Скажи маме, чтобы не волновалась, потому что в этот раз я точно буду делать всё по учебнику и держаться подальше от неприятностей... наверное.

В любом случае, нас там 100000 голов, поэтому я думаю, что дослуживать там свой срок будет не в пример легко. Не выделяться из толпы, не лезть в дурацкие приключения, не искать всякие там пиратские клады... И уж точно я не буду строить из себя героя и в одиночку кидаться против всей Русской Армии.Армия — это огромный и слаженный механизм, брат, в котором я — лишь маленький винтик, о котором точно не напишут в газетах. Но я надеюсь, что встречусь со всеми вам достаточно скоро. Береги семью.
Сознаю свою вину.

Меру. Степень. Глубину.

И прошу меня направить

На текущую войну.Нет войны — я все приму -

Ссылку. Каторгу. Тюрьму.

Но желательно — в июле,

И желательно — в Крыму.
Люди жаждут осуждения. Весьма сильно. Позволь сказать — когда на сердце тяжкий груз, самым тяжёлым наказанием является снисхождение.
Наказания, назначаемые в припадке гнева, не достигают цели. Дети смотрят на них в этом случае как на последствия, а на самих себя — как на жертвы раздражения того, кто наказывает.
— Как долго ты будешь наказывать меня?

— Я не наказываю тебя, эгоистичный засранец. Я пытаюсь понять, как тебя простить.
— По-вашему, бог мстителен?

— ... Думаю, ответ на твой вопрос зависит от того, считаешь ты или нет, что тебя есть за что наказывать.
Когда наказание соответствует преступлению, нет причин для того, чтобы не отбывать его с шиком.
После смерти души нескольких людей попали в Рай (ну, по крайней мере, им так показалось). В этом месте все их желания мгновенно исполнялись. Стоило им о чем-нибудь подумать, чего-то захотеть — и в тот же миг желаемое появлялось перед ними. Вот это жизнь!!! То, на что многие люди на земле тратили годы, а некоторые даже всю жизнь — здесь случалось в мгновение ока. Стоило только захотеть. Они чувствовали себя Богами и были безмерно счастливы.

Так продолжалось какое-то время, их желания становились все изощреннее, но тем не менее исполнялись с той же точностью и в то же мгновение. Они попробовали все, что можно было вообразить и даже то, чего вообразить нельзя — все, даже самые смутные желания, мгновенно исполнялись. И вот настал день, когда их разум не смог придумать ничего нового. Ощущение пустоты, вселенской скуки поселилось внутри. И взмолились они: «О, Господи, покажи нам Землю». И раздвинулись облака и увидели они Землю. А на Земле миллиарды людей придумывали себе ничтожные и великие цели, чего-то желали, тратя на осуществление своих желаний всю свою короткую жизнь. Посмотрев на все это и от души посмеявшись, они снова стали жить беззаботно и счастливо.

Но прошло всего три дня, и все это им ужасно наскучило. И взмолились они тогда: «О, Господи, мы хотим снова посмотреть на Землю». И вновь раздвинулись облака, и Земля предстала перед ними. Но на этот раз вид человеческого муравейника не помог, и они в ужасе подумали о Вечности, которая, словно гигантская пропасть, чернела впереди. Тогда взмолились они: «О, Господи, покажи нам Ад».

А как вы думаете, где вы находитесь?
А я погибну, пытаясь исправить свою ошибку. Или не погибну. Меня снова вернут. Я понял. Воскрешение — это наказание. С каждым разом всё хуже.
— Почему ты меня просто не убил?

— Ты не боишься смерти, ты её жаждешь. Твоё наказание должно быть более жестоким.

— Станешь пытать?

— Да. Но не твоё тело, а твою душу.
Папа говорит: «Не страшно проиграть, но если проиграешь, будешь наказан!»
— Мф! Что говорит Закон Джунглей, Балу?

Балу вовсе не желал новой беды для Маугли, но с Законом не шутят, и потому он проворчал:

— Горе не мешает наказанию. Только не забудь, Багира, что он ещё мал!
Монарху надо быть выше обвинений в жестокости, необходимой для безопасности страны и собственной персоны. Это должно войти в плоть и кровь, чтобы, не дрогнув, нанести удар, даже по самым близким, если они виновны.
Увидеть в руинах то, что всегда считал могущественным и непобедимым, – само по себе тяжелое наказание.
Наказанием лжеца оказывается не то, что ему больше никто не верит, а то, что он сам никому больше не может верить.
— Считать, что зло нереально, всё равно что таить плохие мысли и держать камень за пазухой.

— Я просто неудачно выразилась. Конечно, само зло реально, но определённые виды намерений или испытываемых нами чувств — типа мести, ненависти — являются бесполезными и надуманными. Разве ты не согласен, что не стоит тратить время на месть, на то, чтобы стремиться наказать своего обидчика?

— Наказание и месть разные понятия.
Когда зло остаётся безнаказанным, небеса смотрят на нас со стыдом…

(Когда преступление остаётся безнаказанным — нарушается гармония мира. Мы тоже должны умереть, чтобы круг мести замкнулся.)
Большинству людей счастье тоже противопоказано. Они мгновенно начинают искать, чем себя наказать и чуть ли не битое стекло грызут.
Те, кто никогда не нарушает закон, не поднимаются в положении. Обычно их убивают тем или иным путем, так как у них недостаточно инициативы выживания. Для тех, кто, подобно вам, нарушает закон, ситуация иная. Закон строго наказывает их – если им не удается обойти его.
Наказание не должно внушать больше отвращения, чем проступок.
Не все бывает так, как должно быть. За проступками не всегда следует наказание. Бывает, что вора схватить не удается. Одни ведут жизнь достойно, другие лгут, обманывают, но их избирают. Кто-то останавливается, чтобы помочь попавшему в беду автомобилисту, а какой-то лихач сбивает его. Все непредсказуемо. Но важно то, как ты сыграл, какие карты сдал.
Он освобождает своих жертв через определенное время. Это говорит о том, что у него есть миссия. Для него всё крутится вокруг собственного наказания, именно поэтому он их и отпускает. В чем смысл наказания, если они не остаются, чтобы усвоить урок?
Я был слаб. Вот почему я нуждался в тебе... Нуждался в ком-то, кто накажет меня за грехи...
Всё это одинаково: в начале жизни — воспитатели, учителя, орехи, мячики, воробьи; когда же человек стал взрослым — префекты, цари, золото, поместья, рабы — в сущности, всё это одно и то же, только линейку сменяют тяжёлые наказания.
Если вам понадобится подвергнуть молодого человека тяжелому и мучительному наказанию, возьмите с него слово, что он в течение года будет вести дневник.
Слушай, злой и глупый дятел.

Стонет каждой ночью лес.Ты стучал, кроша деревья,

этот стук достиг небес.

В гневе бог в леса примчался

и вложил тебе в клюв яд.

Бедный дятел, дом заразен,

а в еде отравы смрад.

И собратья рухнут навзничь,

лишь коснись своих друзей.

Пребывай в печати, дятел.Слезы с ядом вечно лей.
— Изгнание — горькая чаша.

— Более сладкая, чем та, из которой ваш отец напоил детей Рейегара. И более добрая, чем вы заслуживаете.
— Я знаю, какое наказание положено за дезертирство, милорд. Я не боюсь умереть.

— Не побоишься и жить, я надеюсь.
— Он получит выговор.

— Справедливо. Пусть оштрафуют. [выстрел] Или пристрелят, тоже вариант.
Мне б огреть тебя плетьми, четырьмя али пятьми,

Чтобы ты не изгалялся над сурьезными людьми!