Цитаты Кайла Брофловского

— Нет никакого глобального потепления и оно не вызвало потоп.

— А ты откуда знаешь?

— Потому что знаю, ЧТО вызвало потоп...

— Джордж Буш?

— Нет.

— Террористы?

— Нет.

— Коммунисты?

— Нет.

— Китайские радикалы?

— Нет.

— Картман?

— Типа того...
— ... Я просто хотел сказать вам, что наркотики это плохо.

— Да знаем, знаем. Именно это все и говорят.

— Верно. Но почему это плохо?

— Потому что наркотики, вызывающие стойкое привыкание, — способ решения личных проблем, ведущий к заболеваниям тела и разума, они чреваты последствиями, значительно перевешивающими предполагаемые блага от их применения.
Необходимо сначала пожить, получить от жизни удовольствие, а уже потом все испортить серьезными отношениями.

You need to have a life. Have fun. *Then* ruin it by having a serious relationship.
— Знаешь что? Я тебе верю.

— Правда?

— Да. Я верю, что ты веришь, что помог написать эту шутку. Так работают мозги у таких, как ты. У тебя такое эго, что оно на всё пойдёт, лишь бы себя защитить. Люди с охреневшим эго могут сами себя убедить, что они самые шикарные, самые талантливые, хотя на самом деле они просто мешки с дерьмом.
— Знаешь, что надо сделать, чтобы кто-нибудь уехал? Надо каждую ночь класть кучку у него на коврик под дверь.

— Так вот почему у меня под дверью по утрам дерьмо лежит!

— Упс, спалился.
— Ха-ха! Это было в Симпсонах, шестой сезон, эпизод, где у Лизы на вырванном зубе появляется город, они чтят ее, и строят ей памятник!

— Ну да. И что дальше-то?

— Че?!

— Что дальше-то? В Симпсонах много чего было.

— Да, они уже 13 лет в эфире, там все было.
— Мы вместе, мы приятели. Мы вместе преодолеем эту болезнь. Я тебе обещаю.

— Моли бога, потому что, если ты не найдешь лекарство от ВИЧ, я разобью твой Х-BOX.

— О Боже...
Пусть тот, кто никогда не покупал ничего ненужного, первым бросит в него белкой!
— Жиртрес, ты в пролете.

— Почему?

— Ты надел симпатичный свитер, но от этого симпатичнее не стал.

— Не понял разницы.

— Я знал, что ты не поймешь.
— Это нечестно. Это несправедливо.

— Сколько мы в него вложили времени, сколько усилий! И вот его благодарность!

— Вот доказательство того, что усилия никогда себя не оправдывают! Отныне я буду безработным бомжом-наркоманом!
— Стен, ты видел утром радугу?

— Да, здоровенная такая!

— Ненавижу радугу.

— Ты что? Радуга всем нравится, что можно ненавидеть в радуге?

— Не ясно что ли? Вот сидишь ты, весь в своих думках, а эта радуга как подвалит, как поползёт по твоей ноге, заберется в жопу, как начнет кусаться, ты как заорешь: «Э, вылазь из моей жопы, дурацкая радуга!»

— Картман, чё за фигню ты рассказываешь?

— Я рассказываю о радуге, ненавижу радугу!

— Радуга — это такая разноцветная арка, появляющаяся после грозы.

— А-а, радуга. Да я люблю радугу.
Люди всегда ищут в книгах какой-то смысл. А если смысла нет, пытаются выдумать его сами.
— Жиртрест, ты же собирался покончить с собой?

— Я пытался! Я заснул в гараже в машине матери с включенным мотором.

— И чё, не умер?

— Долбаные гибриды, разве с ними сдохнешь?
— ... На его левой руке вместо ладони...

— Крюк!

— Нож!

— Нет. Сельдерей!

— Сельдерей?

— Да. И ходит он, хромая, потому что у него нет одной ноги. А там, где должна быть нога, у него... Патрик Даффи из телевизора!

— Патрик Даффи?! Картман, да это же ни фига не страшно!

— Как, не страшно? Да ты видел, в каких сериалах он снимался? Ужас!
— И что вы будете делать с ворованными кальсонами?

— Сбор кальсон — это лишь первая фаза.

— Фаза 1 — сбор кальсон.

— Ну... а какая вторая?

— Ээ... Эй, мужики, какая вторая фаза?

— Фаза 1 — собираем кальсоны.

— Да, да. А что насчёт фазы 2?

— Ну... фаза 3 — это прибыль, въехали?

— Я не въехал.

— Видите, фаза 1 — сбор кальсон, фаза 2 — ..., фаза 3 — прибыль.

— А... въезжаю...
Чем сильнее наша связь, тем более одинокими мы становимся. Если вы тоже хотите перемен, чувствуя темные тенденции сильные, то следуйте ЭТОМУ тренду: #спаситегостинные.
Игра в XBOX со своим братом стало пережитком прошлого. Теперь, когда мама зависает в iPadе, а папа пытается попасть в струю тренда, члены семьи отдаляются друг от друга, а гостиные умирают. Потому что людей объединяет не улица, не церковь, и даже не поездки в горы, а старый добрый телевизор.
— А если я сделаю всю работу по дому? Это нечестно!

— Ну хорошо, ты сможешь пойти на этот концерт, если вычистишь гараж, посыпешь гравием дорожку к гаражу и построишь демократию на Кубе!
— Картман, что за костюм?

— Это костюм Адольфа Гитлера.

— Откуда он у тебя?

— Мама сшила. Правда, классный?
— Вы не замечали ничего странного в последнее время?

— Да ничего, за исключением того, что Кенни постоянно жрет человечьи мозги.
— Кенни был замечательным. Жаль, что его отняли у нас.

— Чувак, да ведь это ты его располовинил бензопилой!

— А, да.
— Может быть, переночуешь у Кенни?

— Нет. Там хреново, там даже кабельного ТВ нет.

— Ты должен побольше времени проводить с друзьями!

— Ма, на самом деле Кенни мне не друг, мне вообще на него насрать.
— Стэн, а теперь, когда Теренс и Филипп сняты с эфира, как мы будем развлекаться?

— Не знаю, можем начать токсикоманить.

— Мой дядя говорит, что курить крэк это типа круто.

— А чё бы нам не пойти и посмотреть порнуху?
— ... и вот, перебив целую вьетконговскую армию, они вернулись на базу. По прибытии, они покатались на русских горках, поели конфет и в довершении всего Нед получил медаль «Пурпурное сердце» за отважные действия по обороне водяной горки. Таковы были ужасы вьетнамской войны. Конец.

— Кто ж вас, мальчики, загрузил такой ***ней?

— Ветераны Вьетнама.
— Мисс Картман, ваш сын забрал кое-что, что ему не принадлежит.

— Я учила его уважать чужую собственность... А что именно?

— Бюллетени нескольких штатов, и президентом объявили не того.

— Оставлю на неделю без телевизора!
— Ни фига себе, какое всё здоровенное!

— Ага, почти такое же, как жопа Картмана.

— Ни фига, пацаны...
— Ну так чё, кто пойдёт за тампонами?

— Давайте сыграем в игру: «Если тебя зовут Баттерс, то ты проиграл и идёшь за тампонами»?

— Давайте!

— Так, меня зовут Эрик, а тебя как?

— Кайл.

— А тебя?

— Стэн.

— А тебя?

— Рафаил!!!!

— ...

— Чё, я проиграл, да?..
Подумайте, ведь Люк Скайуокер и Санта Клаус повлияли на вашу жизнь больше, чем все реальные люди в этой комнате. Реален Иисус или нет, но он повлиял на наш мир в большей степени, чем мы сами, тоже самое можно сказать про Бакс Бани, Супермена и Гарри Поттера! Они изменили мою жизнь, моё отношение к этому миру... Разве это не делает их хоть чуточку реальными? Пусть они воображаемы, всё равно они важнее, чем многие из нас, и они будут жить после того, как мы все умрём. Так что, в какой-то степени они реальнее многих людей...
— Так, тихо! Тихо!!! На меня ща озарение найдёт!...

— Пёрнешь, что ли?...
— В жизни каждого мужчины есть что-то святое, что дороже всего на свете...

— Это велик?

— Ветчина?

— Какая ветчина, урод?!

— Да пошёл ты! Ветчина, да?
— Чувак, я думал, что афганские ребята почти уговорили тебя возненавидеть Америку.

— Нет, чувак! Конечно, у Америки может быть много проблем, но это наш дом, это наша родина, наша команда. Если ты не поддерживаешь свою команду, пошёл к чёрту со стадиона!
— Евреи не могут быть ниндзями! Кишка тонка!

— Да ты не знаешь ничего про евреев, жиртрест!

— А моя мама брала меня на «Страсти христовы» и там Мэл Гибсон сказал, что вы иуды, змеи и лжецы! А если это сказал безумный Макс, значит это правда!
— У меня гениальные новости! Вчера в Денвере был вице-президент Дик Чейни и я взял у него интервью для нашей программы.

— Интервью с вице-президентом? Ну, честно говоря, я даже не знаю, как его поставить между соревнованием по поеданию пирогов и пацаном, который описался в понедельник.

— Да, но это настоящие новости!

— Это скучные новости!

<...>

— Слушайте, мне не нравится, в каком направлении движется наша программа. Мы отупляем нашу школу.

— Да нет, в школе и так все уже тупые. Мы даем им то, что они хотят.

— Мы делаем новости, приближенные к ученикам.

— Да, но это не новости, это отвратительная погоня за рейтингами! А как же наш журналистский долг рассказывать о фактах? Разве вы не видите, что происходит? Пытаясь конкурировать с нелепым шоу Крейга, мы дискредитировали само понятие новостей!
— Похоже, мы снова спасли нашу страну от британского правления.

— Да, это доказывает, что нельзя искать врагов только в одной национальности, на самом деле нас ненавидит абсолютно весь мир!
— Я так и знал! Вы не планировали атаки 11 сентября и вы не убивали того парня!

— Мальчики, вы не понимаете, народ должен думать, что мы обладаем абсолютной властью, что мы контролируем мир, а если не мы виноваты в тех атаках, значит мы ничего не контролируем.

— Но почему вы не сказали людям правду?

— Правду мы тоже говорили и большинство в нее поверило, но четверть американцевидиоты. Если они хотят верить в то, что мы все контролируем и строим заговоры, то пусть верят.
— Нам не выбраться отсюда! Мы не успеем остановить его!

— А у тебя нет каких нибудь сверхспособностей?

— Пока я смертный, нет, только после смерти. Минуточку, придумал. Кайл, у нас нет выбора, ты должен меня убить.

— Чего?

— Ударь меня этим. Если я умру, то смогу воскреснуть по другую сторону решетки.

— Ни за что, сам делай!

— Самоубийство, это смертный грех. Кайл, нет выбора.

— Чел, ты не понимаешь, я же еврей. У меня и так пунктик по поводу твоего убийства.
— Я накопил денег и смогу в этом году купить M80.

— Я в каком-то фильме видел как один парень засунул такую штуку кошке в задницу.

— Круто, может возьмём Картмановскую кошку?

— Эй, полегче, если кто тронет мою кошку, я тому засуну фейерверк в штаны, чтобы всем яйца по штанам размазало!

— Ну ты даёшь.

— А, что я предупредил, чтобы мою кису не обижали...
Преступление на почве ненависти — это чудовищное лицемерие. За последние несколько лет в нашей стране разрабатывались новые законы о преступлениях на почве ненависти. Если кто-то кого-то убивает, то это преступление, но, если убивают человека с другим цветом кожи, то это преступление на почве ненависти. Мы считаем, что это лицемерие, потому что все преступления равны. Если мужчина избивает другого мужчину за то, что тот спал с его женой, разве причиной послужила не ненависть? Если человек покушается на государственное здание, разве это не ненависть к правительству? Цвет кожи не должен влиять на приговор, хватит разделять людей на подгруппы, этот закон только подчеркивает, что черный отличается от белых, что к гомосексуалистам нужно относиться иначе. Разве мы не одинаковые? Разве мы не равны? Вместо этого мы должны быть одинаковые и нести равное наказание за одинаковые преступления.
— Так не честно, этот жиртрест закрыл своей жопой ворота!

— Я не толстый, просто у меня идеальная форма.