Цитаты про лицемерие

Сколько дней я повсюду собрата искал.

человека с утра до заката искал

Вместо дружбы нашел я одно вероломство,

вместо доброй улыбки — звериный оскал.

О моих недостатках крича и трубя,

себялюбцы безгрешными числят себя.

Лицемеры в глаза улыбаются сладко,

отвернешься — как змеи ужалят шипя.

Полон мир нечестивых, спесивых людей,

льстивых, лживых, корыстолюбивых людей.

Вседержитель! Меня огради, милосердный,

от фальшивых, от себялюбивых людей!
Бесцеремонное вмешательство в чужие жизни и манипулирование чужими чувствами, чтобы ублажить собственное чувство справедливости, называется лицемерием. Добротой здесь и не пахнет.
Животные никогда не лицемерят… Наверное, поэтому я мечтаю сыграть Шарикова.
В числе глупцов есть некая секта, называемая лицемерами, которые беспрерывно учатся обманывать себя и других, но больше других, чем себя, а в действительности обманывают больше самих себя, чем других.
Люди обожают кутать свои довольно-таки мелкие мыслишки в шелка и бархат. Их бесит, когда кто-то не только сам ходит голым, но и с них сдирает тряпки.
Смотреть, как смелые афганцы воюют против современной военной техники с простейшим оружием – это настоящее вдохновение для всех, кто любит свободу. Их смелость преподаёт нам важнейший урок – в этом мире есть вещи, которые стоит защищать. Я говорю жителям Афганистана – мы восхищаемся вашим героизмом, вашей преданностью свободе, вашей непрекращающейся борьбой против ваших угнетателей.
И вот что самое лицемерное: даже если ты сохранишь каждое дерево в лесу, чтобы лес не превратился в автостоянку, то где же ты будешь парковать свою машину?
В этом мире я... Больше всего ненавижу лицемерие. Это даже хуже, чем само Зло. Это яд, отравляющий не только других, но и тебя самого. Оно может пахнуть как роза, но дерьмо все равно остается дерьмом.
Человек — единственное животное, способное оставаться в дружеских отношениях со своими жертвами, которых он намеревается съесть, вплоть до того времени, как они будут съедены.
Это очаровательно, как все делают вид, что любят друг друга, когда на самом деле не проявляют даже симпатии.
Нет ничего более раздражающего, чем добродетель и высоконравственность. Я не говорю, что сам не фальшивка. Такая же фальшивка, как все остальные. Мы все фальшивки. Все шарлатаны, все испорчены, все лгуны.
Если я предположу, что между Землёй и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите летает фарфоровый чайник, никто не сможет опровергнуть моё утверждение, особенно если я предусмотрительно добавлю, что чайник настолько мал, что не виден даже мощнейшими телескопами. Но если бы я затем сказал, что коль моё утверждение не может быть опровергнуто, то недопустимо человеческому разуму в нём сомневаться, мои слова следовало бы с полным на то основанием счесть бессмыслицей. Тем не менее, если существование такого чайника утверждалось бы в древних книгах, каждое воскресенье заучиваемых как святая истина, и осаждалось бы в умах школьников, то сомнение в его существовании стало бы признаком эксцентричности и привлекло бы к усомнившемуся внимание психиатра в эпоху просвещения или же инквизитора в более ранние времена.
Я видел, как женщина ест шашлык. Эта же женщина не может смотреть, как забивают барашка. Я считаю это лицемерием.
Ругань гвоздями впивается в уши.

Кто-то из них [людей] нас [крыс] считает за грязь,

Верно себе не заглядывал в душу.
Искусство притворства с досады постигла давно,

Ведь это так просто – смеяться, когда не смешно,

И вместо проклятий придумать приветствий вязь,

При виде объятий осколками слёз давясь.
Каждый человек искренен наедине с самим собой; лицемерие начинается, когда в комнату входит кто-то ещё.
Заповедь «не убий» лицемерна, сама церковь всерьёз к ней не относится, иначе попы не освящали бы боевые корабли и бронеавтомобили.
Тугая маска -Спасение моё,

И днём и ночью

Я вечный раб её.

А что под ней — никто не знает!
О вас говорят самые милые вещи, но только после того, как вы умрете.
Ошибка, которую допускало девяносто девять процентов человечества, заключалась, с точки зрения Пупса, в том, что люди стыдились быть собой и лгали, выдавая себя за других.
Часто люди бьют себя кулаком в грудь, заявляя о своей причастности к субкультуре или подполью, а стоит их немного прикормить, взгляды резко меняются, начинается все это: был молодой, глупый и так далее…
— Я докажу, что могу быть другим!

— Не надо ничего менять! Будь собой! Со временем мы поймем, какие мы на самом деле. Так давай разбираться вместе.

— Я хочу, чтобы ты мною гордилась.

— А я не хочу, чтобы ты играл! Не души в себе того Пабло, который может испытывать страх или сомнения.

— А если он тебе не понравится?

— Может быть. Но это не повод всю жизнь прожить в маске.
«Лицом к деревне» -

заданье дано, -

за гусли,

поэты-други!

Поймите ж —лицо у меня

одно —

оно лицо, а не флюгер.
В людях мы видим только две вещи: то, что хотим увидеть, и то, что они хотят показать.
Можно доверять цинику или даже мошеннику, но лицемерам никогда. Потому что лицемер сам не знает, когда он врёт, а это самый опасный вид лгуна из всех.
— Я назначен московским опер-полицмейстером...

— Тогда я не смогу быть с тобой, с опер-полицмейстером никогда, власть это грязь, откажись, это преступно, безнравственно!!!

— Безнравственно обходить грязь стороной, а если грязь у тебя в доме, то нужно дом сделать чистым.
Один мой человек сказал: «Шеф должен всегда улыбаться». Отец говорил: «Скрывай лицо под маской, а сердце под бронёй». Я считаю, что они правы, и живу по этим принципам. Потому что когда гуляешь по полю боя и продаёшь оружиесердце гниет.
В этом мире полно людей, которые под личиной добра, творят зло прикрываясь этой добротой. То, что снаружи, не всегда такое же внутри.
— Вы считаете меня обманщиком или лицемером?

— Что лучше — солгать королю или вызвать его немилость?
Люди развращают все то, до чего дотрагиваются. Бог дал людям святоерелигию, но они сделали из нее орудие убийства, лицемерия и ханжества.
Лицемер — это тот, кто прикладывает к другим стандарты, которые отказывается применять к себе.
Зачем так нежно обещалаТы заменить его венец,

Зачем ты не была сначала,

Какою стала наконец!
Лицемерие людей, не могущих убивать животных, но не отказывающихся от употребления их в пищу, — велико и непростительно.
Я была слишком прямодушна с мужчинами и слишком доверяла им. Каждый раз мне хотелось верить им, словно это было в первый раз. Чтобы избавиться от этой слабости, потребовалось освоить искусство лицемерия.
Единственный грех, который не может быть отпущен, — это лицемерие. Раскаяние лицемера само по себе лицемерие.
— От тебя только пахнет живым. Неисправимый лицемер.

— Какое совпадение, я тебя тоже ненавижу.