Цитаты про мысли

Если у человека остается много времени на размышления — это верный путь к катастрофе.
Раньше я не понимал, почему не получаю ответа на свой вопрос, сегодня не понимаю, как мог я думать, что можно спрашивать. Но я ведь и не думал, я только спрашивал.
Далеко не каждый сможет так легко отпустить любимого человека, забывая о собственном эгоизме. Да. Величина любви порой тоже познается только после смерти
У каждого человека на Земле есть свое предназначение. Если он осуществил его, Бог забирает этого человека к себе на небеса, чтобы воздать должное. Его душа познает рай. Но если путь человека еще не закончен, Бог оградит его от любого зла здесь и укажет тебе на него, чтобы ты спас ему жизнь. Если же нет — ты будешь бессилен что-либо сделать. Он все равно обретет свою погибель.
Один глупый юноша в Академии спорил о душе, Зенон же сказал: «Что споришь? Не омочив языка в уме, много напортишь в слове».
Когда человек умирает, он познает и свое прошлое, и свое будущее, а иногда даже больше, если захочет… Но, хотя мертвые точно знают то, что должны были умереть, они все равно не могут смириться с тем, что кто-то другой будет жить вместо них. Такова природа человека. Зависть, злоба, стремление убить. Я уже давно убедился, что люди проявляют свою истинную сущность в смерти больше, нежели в жизни.
Мы — это то, что мы думаем:

Мы — все то, что возникает

В наших мыслях.

Своими мыслями

Мы сотворяем мир.
Люди — единственные живые существа, способные напугать сами себя... Мы слишком много думаем.
Никто не знает, что творится у кого-то в голове. А если бы знали, жизнь была бы невыносима.
Самые большие потери друзей происходят при недоразумениях. Когда кто-то думает, что ты что-то сказал или сделал, а ты злишься, что он может думать о тебе плохо, и действительно становишься плохим, и трещина — изначально несуществующая — становится все глубже. А мы никому не приносим столько зла, как человеку, которого однажды обидели, потом попытались простить, но что-то пошло не так и мы на него озлобились.
Возможно, самое великое открытие в человеческой истории заключается в следующем: «Вы станете тем, о чём больше всего думаете».
– Все о чем я могу сейчас думать — это постель.

– Мы с тобой одинаково мыслим.

– Ты тоже думаешь о постели? – но Патч говорил мне, что он редко спит.

– Я думаю о тебе в моей постели.
Мысль умирает,

говорят,

Лишь произнесена.

А я скажу,

Что в этот миг

Рождается она.

A word is dead

When it is said,

Some say.

I say it just

Begins to live

That day.
Злоба — вдохновение от дьявола. В злобе мы чувствуем необыкновенный прилив сил, что создает соблазн действовать и стать победителем. Основа гамлетизма — отсутствие злобы, а не захваченность мыслью, как думали многие. Сама захваченность мыслью есть следствие отсутствия злобы.
Опять приду на этот хмурый берег

И хижину поставлю у воды,

Так, чтобы водоросли — знак беды -

Чуть-чуть моей не достигали двери,

Так, чтоб исчезла боль моей потери,

Прозренье унесло её следы.

Здесь будут мысли ясны и тверды,

Лишь здесь познаю счастье в полной мере.Любовь из глаз твоих ушла мгновенно,

Не помнят нежных слов твои уста;

Миг — и исчезнет вкупе с тем, что тленно,

Полунапевность, полунемота.

Зато всё те же скалы в буйстве пены

Увижу там, где юность прожита.
Только тот за свершенное славы достоин,

Чья страданьем истерзана грудь,

Побеждает в бою лишь бестрепетный воин,

Лишь страданье для мысли — целительный путь.
— Я сейчас немного не в себе. Думаю о всякой ерунде.

— Да уж, оно и видно. О чем думаешь?

— О тебе...
Только познакомишься с хорошим человеком, как выясняется, что его любимое занятие — чтение твоих мыслей.
Нормальный человек не просыпается с мыслью о том, что сегодня последний день в его жизни. Но я считаю, что это роскошь, не проклятие. Знание, что смерть близка, даёт свободу.
Слонёнок ужасно умный. И попугай тоже ужасно умный. Они оба ужасно умные. Просто один другого умней…
Почему так странно получается, что когда у тебя самого чего-то нет, так об этом всё время помнишь, а когда чего-то нет у другого, так забываешь?
I know what you think, but I know what I think, and I think I think just as well as you think, don't you think?

Я знаю, что ты думаешь, но я знаю, что я думаю, и я думаю, что я думаю так же хорошо, как и ты! А ты как думаешь?
А я все чаще замечаю,

Что меня как будто кто-то подменил...
Всё время думать одну и ту же мысль нельзя! Это очень вредно! От этого можно соскучиться и заболеть.
Будет продолжать дневник или не будет – разницы никакой. Полиция мыслей и так и так до него доберется. Он совершил – и если бы не коснулся бумаги пером, все равно совершил бы – абсолютное преступление, содержащее в себе все остальные. Мыслепреступление – вот как оно называлось. Мыслепреступление нельзя скрывать вечно. Изворачиваться какое-то время ты можешь, и даже не один год, но рано или поздно до тебя доберутся.

Бывало это всегда по ночам – арестовывали по ночам. Внезапно будят, грубая рука трясет тебя за плечи, светят в глаза, кровать окружили суровые лица. Как правило, суда не бывало, об аресте нигде не сообщалось. Люди просто исчезали, и всегда – ночью. Твое имя вынуто из списков, все упоминания о том, что ты делал, стерты, факт твоего существования отрицается и будет забыт. Ты отменен, уничтожен: как принято говорить, распылен.
Отныне мысли я держу в секрете,

Чтоб не пугали ближних мысли эти.
Они все такие юные, думал Дух, ощущая их боль и восторг, их наивную глупость, их красоту и страх. Они такие юные. Они ходят в своих дешевеньких украшениях, слямзенных из магазинов, в своих драных джинсах, в своих черных одеждах – как знак принадлежности к некоему тайному обществу. Обществу, куда принимают лишь тех, кто всегда опьянен: дешевым спиртным, дождливой полночью, сексом или поэзией. Тех, кто любит малоизвестные группы, которые делают настоящую музыку; тех, кто ложится не раньше четырех утра и боится заснуть, распираемый страхом и кошмарными снами наяву.
Думаю... как обычно – о будущем, о судьбе, о том, как бы всех обмануть, о сложном клубке взаимоотношений, которые, конечно, не случайны, но в то же время от нас не зависят.
Да... Наверное, пора... Пора навести порядок в голове, как иногда мы наводим порядок в любимом гараже — перебира-а-аем коробочки с прошлым, смеемся, грустим, сортируем... — это выбрасываем, это соседке пригодится, это пока сохраним — авось самим сгодится, мало ли что... Так и в голове... Точно так же — никакого отличия... раскладываем все по полочкам, мысли о Боге — на первую, самую чистую и красивую полку — пусть я пользуюсь ими не часто, но отдавать их никому не собираюсь... Они мне самой дороги... Мм мм.... что у нас в этом замшелом пакете? Оооо... Мысли о вечном... Для начала их надо простирнуть и проветрить — и на верхнюю полку, но на видное место... Вами я частенько пользуюсь... А это что за баулы? Огромные воздушные мешки? Аааа... это же мечты! Аккуратно укладываю их на антресоли... Сейчас не до вас... Вообще то мечтать не вредно... Но и здоровее от этого не становишься... Мысли о хорошем, ну куда вас деть то? Вас много... Ладно уж — сервант с прозрачными стеклами как раз по вам плачет... Пусть сквозь стекла все видят, какая я хорошая... А вот и мысли о плохом... Нет уж, на всеобщее обозрение я вас выставлять не стану... Но и выкидывать тоже рука не поднимается... Слишком уж сладко без вас, слишком уж приторно... Вроде бы все... Стоп! А это что за огромнейшая куча непонятно чего? Откуда?... АААААА!!!!! Это же мысли о ТЕБЕ!!!! Что ж.... Беру в руки лопату.... Набираю побольше воздуха в прокуренные легкие... И.... ВЫБРАСЫВАЮ, ВЫБРАСЫВАЮ, ВЫБРАСЫВАЮ....
— Знаешь, мальчик, я действительно долгое время полагал, будто вижу людей насквозь. Мне очень нравилось думать, что так оно и есть... Старость-отвратительная штука, но одно несомненное преимущество у неё всё-таки имеется. Она избавляет от иллюзий. От любых иллюзий, в том числе и насчет собственной исключительности. Не такой уж я мудрец, как принято полагать. Я действительно всегда был довольно прозорлив и весьма хитер, но это не значит, что я способен видеть людей насквозь. На это никто не способен. Можно прочитать чужие мысли-невелика наука! Можно с уверенностью предсказать действия любого живого человека, порой мне кажется, что нет ничего проще. Но узнать, что на самом деле стоит перед тобой, — невозможно! Ты понимаешь, о чем я?

— Не знаю,-честно сказал я. — Скорее всё-таки нет.

— Что ж, значит, у тебя есть шанс понять,-оптимистически заявил Нуфлин. — Видишь ли, мальчик, каждый из нас живет в окружении загадочных существ-других людей.
Когда человек слышит нечто, переворачивающее все в мире вверх ногами: что хвост виляет собакой, что рыба поймала рыбака, что земля вращается вокруг луны, — проходит время, прежде чем он может всерьез переспросить, не ослышался ли он. Он еще держится за мысль, что все это абсолютно противоречит очевидной истине.
Все на свете – просто водоворот мыслей, и мир вокруг нас делается реальным только потому, что ты становишься этим водоворотом сам.
Из моей головы,

Где крутится строчка одна днём и ночью:

«Вали из моей головы очень срочно!»

И вместе с собой забери о тебе мои мысли...