Цитаты про преступления

Sweet little child,

You know nothing,

But a cold world outside.

You're too young to realize,

What he wants from you tonight.

Poor little girl,

There is no one

You can trust in the world.

In the darkness of the night,

What he's doing is a crime.

Милое дитя,Ты не знаешь ничего,

Кроме этого холодного мира.

Ты слишком юна, чтобы понимать,

Что он хочет от тебя этой ночью.

Бедная маленькая девочка,

Никому

Ты не можешь доверять в этом мире.

В ночной темноте,

То, что он делает — это преступление.
Оденьте преступление в золото — и крепкое копьё правосудия переломится, не поранив; оденьте в рубище — его пронзит и соломинка пигмея.
Как раз заурядные, бесцветные преступления разгадать труднее всего, подобно тому как труднее всего разыскать в толпе человека с заурядными чертами лица.
— А я-то думал, вы считаете, что тут замешаны потусторонние силы!

— Опять вы неправильно поняли меня, Гастингс. Я хотел сказать, что верю только в опасную и темную силу древних суеверий. Смотрите сами — друг за другом скоропостижно вдруг умирает несколько человек. В смерти каждого из них в отдельности нет ничего загадочного. Но поскольку все только и говорят, что о разгневанном духе древнего фараона, то можно преспокойно зарезать кого угодно среди бела дня, и его смерть тоже спишут на счет старинного заклятия — как велика власть сверхъестественного над обычной человеческой душой.
Будет продолжать дневник или не будет – разницы никакой. Полиция мыслей и так и так до него доберется. Он совершил – и если бы не коснулся бумаги пером, все равно совершил бы – абсолютное преступление, содержащее в себе все остальные. Мыслепреступление – вот как оно называлось. Мыслепреступление нельзя скрывать вечно. Изворачиваться какое-то время ты можешь, и даже не один год, но рано или поздно до тебя доберутся.

Бывало это всегда по ночам – арестовывали по ночам. Внезапно будят, грубая рука трясет тебя за плечи, светят в глаза, кровать окружили суровые лица. Как правило, суда не бывало, об аресте нигде не сообщалось. Люди просто исчезали, и всегда – ночью. Твое имя вынуто из списков, все упоминания о том, что ты делал, стерты, факт твоего существования отрицается и будет забыт. Ты отменен, уничтожен: как принято говорить, распылен.
Я не верю в теории заговора и сложные конструкции. Да, очень может быть, что, когда преследуем одного жулика, мы помогаем другому жулику. Но это же не повод перестать преследовать жуликов!
— Как можно применять моральные категории к убийцам?

— Бывают преступления в состоянии аффекта, совершённые от отчаяния, за которыми следует раскаяние и признание человеческой слабости. Ключевое слово здесь — «человеческий».

— Причины убийства не имеют значения. Отнятая жизнь — вот что имеет значение.
Но знайте, что и самого кроткого человека можно довести до бешенства. Не все преступники — злодеи, и смирный человек решится на преступление, когда ему другого выхода нет.
— Ты хочешь взять полицейский участок?

— Ты с ума сошел!

— На кону 100 миллионов долларов.

— Ну-ка повтори.

— Я в деле.
— Зачем ввязываться в историю без явных личных или сексуальных мотивов?

— Лишить человека жизни — чем не мотив для преступления?
— Здесь нет места преступления.

— Может быть. Но это не значит, что не было преступления.
— Проблема в том, что даже если Вы, мистер Джейн, правы, мы не можем арестовать человека до совершения им преступления!

— Лучше «до», чем «после», Вам не кажется?..
Человек морален, когда не из страха перед авторитетами, а вследствие высокой сознательности и солидарности в нем не может даже зародиться желание совершать преступление. После же того, как мысль о преступлении зародилась, совершит его человек или не совершит, он для нас безнравственный человек, ибо, если бы не закон, запрещающий его, он совершил бы преступление. Он не совершает преступление не из сознания, что причинит лишение, горе или смерть ему подобному, а потому что это — грех, потому что преступление наказуемо. Иначе говоря, такой человек причинил бы вред другим, если бы это не угрожало тем же ему самому. Здесь нет нравственности, это — официальная нравственность.
Когда наказание соответствует преступлению, нет причин для того, чтобы не отбывать его с шиком.
Не существует места преступления без улик... Никто не может уйти, не оставив за собой следов.
Холмс, я вспоминаю старые добрые времена и те убийцы, душегубы, потрошители, которых вы ловили в прошлом веке, кажутся мне невинными младенцами, наивными овечками рядом с волками, с которыми мы познакомились в последнее время. Можно украсть миллион или убить богатого дядюшку это я могу понять. Но как понять какого-нибудь высокопоставленного негодяя, который ради частной наживы толкает свой народ к войне?!
Преступления властителей нельзя вменять в вину тем, над кем они властвуют; правительства подчас бывают бандитами, народы же никогда.
Серийного убийцу остановит лишь тот, кто вдохновил его на преступление!
Дворовая девка Маланья лишилась невинности в 42 года, а холоп Тимошка — в 14 лет.

Вопрос: «Сколько лет каторги получил бы Тимошка, ежели бы им было наоборот?»
Те, кто никогда не нарушает закон, не поднимаются в положении. Обычно их убивают тем или иным путем, так как у них недостаточно инициативы выживания. Для тех, кто, подобно вам, нарушает закон, ситуация иная. Закон строго наказывает их – если им не удается обойти его.
Я услышал крики на улице, выглянул вниз, увидел фигуры с факелами. Почти с десяток пытались выбить дверь в соседнем доме, используя для этого дубовую лавку. <...>

— Чего они хотят? <...>

— Чего обычно желают люди, когда наступает беззаконие? Убить, ограбить, сломать, поджечь и изнасиловать. Не поручусь, что именно в таком порядке. <...> Горожане одуреют от крови и вседозволенности и устроят такое, чего постыдились бы банды ландскнехтов.
Беременная женщина совершила преступление.

– Костя, а почему беременность – смягчающее обстоятельство?

– Будто не знаешь. Я арестую, а суд даст срок, не связанный с лишением свободы, и прямо в зале освободят. Мне выговор за незаконный арест. А не арестовать, чепуха выходит: организатор шайки на свободе, сошки же помельче сидят. А?

– Все-таки почему беременность смягчает вину?

– Очевидно, роды, воспитание ребенка

– Костя, а ведь она совершила преступление пострашней, чем хищение денег и обуви.

– Какое?

– Пошла на кражи, зная про ребенка.

– Ну и что? – задержался он на мне нетерпеливым взглядом, потому что я затевал ненужный и малопонятный разговор.

– Пошла на преступление, зная, что будет ребенок. Зная, что ее могут посадить, а значит, ребенок начнет жизнь с тюремной больницы. Зная, что когда-то этому ребенку станет известно, кто у него была мать. Короче, она совершила преступление и против будущего ребенка. У нее две вины. Выходит, что беременность не смягчающее, а отягчающее обстоятельство. Именно отягчающее!

– Тогда, по-твоему, и наказание надо давать суровее? – усмехнулся он явной нелепице.

– Наказание ради ребенка давать мягче, а беременность считать обстоятельством отягчающим.
Тина Гарибальди не получила бы такую известность, если бы выиграла конкурс по орфографии или научную олимпиаду, не получила бы, даже если бы спасла домашнего пёсика, бросившись за ним в бурную реку. А вот если тебя изнасиловали и убили, то о тебе уже говорит вся страна. И все знают, что убийца держал твои трусики в ящике комода.
Пытались превратить ложь в реальность. Но у любой аферы есть срок годности.
Они обещали простить вам преступления. А я говорю, что вы – не преступники!
— Эйерис был безумен, вся страна это знала, но не пытайтесь уверить меня, что вы убили его, мстя за Брандона Старка.

— А я и не пытаюсь. Просто нахожу странным, что один человек любит меня за добро, которого я никогда не совершал, и столь многие ненавидят за лучший в моей жизни поступок.