Цитаты Алексея Васильевича Капранового

Есть такая тема «Давайте думать позитивно! Думай о хорошем!»

Это, конечно, здорово. Если смотреть на потолок — пол вообще мыть не надо. Но рано или поздно вы споткнетесь и рассмотрите пол вплотную.
Любое взросление начинается только после того, как мы перестаем себе врать, что о нас кто-то заботится и что мы заботимся о ком-то. Все что человек делает, он делает только для себя. А альтруизмом называется разумный эгоизм. Альтруизма как такового не существует.
Запомните: все наши беды от того, что мы якобы знаем, как правильно и как должно быть.
Человек знакомится с собой только тогда, когда он знает, как он преодолеет те или иные трудности.
Для меня концепция жизни давно сформулирована: Господи! Дай мне силы изменить то, что можно изменить, дай мне терпение принять то, что изменить нельзя, и дай мне мудрости отличить одно от другого.
Одна бабушка шикарную вещь сказала: «Запомни, внученька, мужчину надо проводить так, чтобы он захотел вернуться. А встретить так, чтобы он не пожалел, что вернулся. А между этим все бывает».
Мужчина становится «бревном», когда его часто «пилят», а женщина — от того, что к ней «топорно» относятся.
Если ты родился — у тебя есть свой путь в этой жизни. Его никто не может занять. И бороться за него не надо — его главное найти.
Сначала мы имеем вещи, а потом эти вещи имеют нас.
Возможность — это самый скоропортящийся «продукт». Мы его откладываем на потом, а потом жалеем, что вовремя не воспользовались.
— Если выбор меньше чем из трёх, то это не выбор а шантаж.

— Интересно. А иногда кажется, что выбора совсем нет. Это только видимость?

— Даже если вас проглотил дракон — у вас минимум два выхода.
Невроз — это детское решение. А депрессия не дает нам совершить детское решение.

Вот, знаете, когда ребенка садишь делать уроки, он сначала делает то, что легко получается. А потом начинается что? Я в туалет хочу, я есть хочу, а можно я еще что-нибудь... Вот все, что угодно, только не это. Давай пол лучше вымою, но не буду решать.

И депрессия — это когда наш внутренний природный родитель берет ремень в руки, выключает везде свет, включает свет только над столом и тетрадкой, и встает рядом. Решай. И из-за стола встанешь только тогда, когда решишь.
Запомните: двигательный центр подчиняется не интеллекту. Двигательный центр подчиняется эмоционально-оценочному.

Я принял решение держать крепче в два раза, но тело сделало выбор. «Должен» — это чужая воля. На чужую волю энергия не даётся.
«Всё живое имеет выбор». Не совсем так. Потому что выбор — это отсутствие правильного решения.

И когда меня спрашивают «А как правильно?», говорю «Понятия не имею».

Покажите мне хоть одно неправильное дерево или хотя бы одно правильное. Т. е. во всей природе нет понятия правильного или неправильного. Оно есть только в нашем воспитании. И это самый основной наш косяк.
Вот мы все говорим, что у нас сексуальное табу, да? Нет. На самом деле, самое страшное табу не на секс, а на то, что с ним связано: телесный контакт, ласка и нежность. И поэтому я всегда говорю: «Женщины, девочки, вы не недотраханные, а недотроганные». Мужчины вообще не знают, что с этим делать: «А что хотят-то? Я с этим ощущением не знаком. Меня просто гладят».
Вопрос: «Почему должно быть так?»

Ответ только один: «Потому что я центр Земли и пуп Вселенной!»

Когда я говорю «Хочу», мне могут взять и в ответ сказать «Ну хоти».

«Но ведь так должно быть!» И дальше мы начинаем врать, очень красиво, чтобы обосновать почему так должно быть, и остаться самыми такими хорошими, красивыми, добрыми и пушистыми. Для того, чтобы мне получить то, что я хочу, я согласен, так уж и быть, всем остальным тоже. И мы сразу такие благородные!
Помню, когда-то был такой момент, я сам присутствовал на группе у Татьяны Степановны Чеб, и она провела очень интересный эксперимент.

Она говорит: «Хотите, я угадаю все ваши желания? У вас у всех одно желание».

Я подумал: «Я и вот эта тетка, которая сидит рядом, у неё что, такое же желание как у меня, что ли?»

Она берет и на бумажке пишет одно слово, заворачивает и говорит: «Вот, вот это основное ваше желание. Настоящее желание очень тяжело осознать».

Встает одна девочка:

— Я хочу хорошую работу!

— Зачем?

— Ну как зачем?!

— Пойдем дальше, зачем?

— Чтобы зарабатывать много денег.

— Зачем?

— Чтобы купить отдельную квартиру.

— Зачем?

— Чтобы жить без мамы, выйти замуж, нарожать детей...

— Зачем? Но после этого ты сможешь успокоиться?

— Да.

Она разворачивает бумажку, а на ней одно слово: «успокоиться».

Мы все хотим успокоиться.
Для чего люди пьют? Это то, что называется «задурманить состояние». Пьянство — это добровольное с-ума-сшествие, т. е. сойти с этого ума. Если в этом уме счастье мне не светит, здесь сплошные «табуи», мы что делаем?
Когда военные попытались «вывести» людей, такую породу людей, которые не испытывают боль и не испытывают страх, эти люди не доживали до двенадцати лет. Если этого лишить, то человек не может спасти собственное тело.

Сейчас медицина уткнулась в очень страшную вещь. Сначала она придумала обезболивающее, теперь она сама страдает от того, что человек пользуется обезболивающим до такой степени, что потом уже и лечить поздно, ему уже даже операцию делать поздно. Ему тело подавало сигнал, а он так и не среагировал.
Очень такой интересный момент есть, когда меня спрашивают: «А скажите, пожалуйста, как добиться, чтобы вот он сделал вот это или чтобы она сделала вот это?»

Т. е. мы зачем изучаем психологию-то? Первое наше желание — научиться управлять другими людьми.

Я вам сразу скажу: управлять другими людьми — невозможно. Если бы это было известно, то уже были бы идеальные солдаты.
Мы обижаемся только на тех, с кого что-то можем поиметь.
Чем больше вы требуете и обвиняете своих мужей, тем меньше они могут дарить вам подарки. Человек, который чувствует чувство вины, он не может дарить подарки.
У нас, у всех людей одна беда и корень всех-всех-всех бед — это неприятие собственного бессилия. И поэтому самое вкусное — это могущество. И когда я могу дарить подарок, я могущественен.
При виде человека, перед кем ты испытываешь чувство вины, у тебя срабатывает подсознательно центр неудовольствия и выделяются гормоны стресса.
Если девочка сама по заборам лазит и из рогатки нехило стреляет, то ей кто нужен? ботаник, который её будет одёргивать: «Чё ты, ***ь, как ***ь-то себя ведёшь?»
Что такое измена? Измена — это не секс на стороне. Измена — это получение удовольствия БЕЗ меня. Потому что «и в горе, и в радости» мы должны быть вместе. И если я, идя с работы, встретил своего друга, мы зашли в кафе, сели поболтали, а если ещё не дай Бог пивка выпили, кто я после этого? Гнида редкостная. Потому что она в этот момент удовольствия не испытывала, а я получал. И дальше главным семейным обвинением становится «Вот тебе хорошо!» Т. е. тут парадоксальное «Если ты хороший — ты виноват». И дальше семья начинает играть в игру «Кому из нас хуже». Как вы думаете: перспективно это?
У нас есть левое полушарие и правое полушарие. Правое называется воспринимающим, левое называется моделирующим. Правое полушарие работает на языке картинок, образов, левое полушарие работает на языке схем, цифр, логики.

И у каждого наступает такой чудный момент, когда мы начинаем всё, что мы видим в этом мире, отображать в слова. Мы воспринимаем мир в каком-то спектре и всё, что мы видим в этом спектре, мы пытаемся обозвать словами и по каждому слову набрать какую-то информацию.Проблемы начинаются потом, когда мы начинаем на этих словах говорить, потому что оказывается, что под одним и тем же словом, у нас совершенно разные картинки.

И раз уж я нарисовал яблоко, у меня просьба ко всем: представьте себе, визуализируйте яблоко. Теперь поднимите руку те, у кого яблоко красное. У кого яблоко жёлтое? У кого яблоко зелёное? Слово одно, а цвета у всех разные.

Но это ещё не всё. Каждый русский поймёт выражение «румяный как яблочко». Даже те, кто представили зелёное. А вот иностранец — уже нет. Если вы американке, которая с мороза забежала, скажете «румяная как яблочко», слово «румяный» она не поймёт, а «an apple»... У них яблоки, если заметили, на всей косметике зелёные. И если она выглядит примерно как это зелёное яблоко... А если ей ещё по-русски сказать «как огурчик», т. е. зелёная и в пупырышках...
В теле у нас застревают наши зажимы, которые нам потом мешают решать наши проблемы. Почему? Оказывается, у каждого чувства есть своя поза. И если поза какая-то определенная, мы не можем испытывать и даже думать по-другому, если мы находимся в этой позе. Т. е. происходит очень интересный момент: идёт застревание в отрицательных эмоциях.

Момент в чём: если меня начальник вызвал с утречка на «секс-минутку», у меня какие чувства? У меня поза какая после этого? И в этой позе я могу о чём-нибудь ещё подумать? И я хожу дожевываю эту ситуацию. Это называется «лестничная логика»: когда мы уже вышли из кабинета и потом — «нет, надо было ему сказать вот это, а если бы вот это...»

Каждая поза фиксирует определенные какие-то чувства и переживания.

Делаем сейчас все мою команду: встаём, носочки вместе, пятки врозь, такие обиженные, руки в замок и смотрим на ноги, чуть-чуть наклонились и говорим: «Я счастлива!» Чувствуете? А теперь пяточки вместе, носочки врозь, руки к потолку подняли и сказали «У меня депрессия
Работа мозга по изменению стереотипов сознания называется «страдание».
Цинизм — это защита от эмоционального выгорания.
Зависимость — это неумение обходиться без...
Семья — это взаимовыгодное сотрудничество.
Умение держать свою цель привлекает, а злоба это маячок правильности пути.
У любого мужчины есть одна задача, осознает он это или нет, – порадовать любимую женщину.