Цитаты про транспорт

— Нацу, вставай же! Надо сражаться!

— Не выйдет. Поезд — волшебный монокат — Люси. Он три раза сегодня покатался.

— Чё за?! Я транспорт?!
Если вас укачало от езды в автобусе, главное — выйти, немного постоять на твердой земле, отдышаться, прийти в себя, а уже потом думать, что делать дальше.
— Взмывая выше ели, не ведая преград...

— ... водители маршруток летят, летят, летят.
Благодаря прогрессу в сфере коммуникаций и транспорта, одному из движущих сил глобализации, расстояния между странами и народами быстро стираются.
Объяснительная водителя автобуса: «Продавал билеты сам, потому что кондуктор был настолько пьян, что постоянно путался в сдаче. Пришлось ненадолго посадить его за руль».
Разве может понять человек, который ездит всегда в таратайке, переживания и впечатления едущего экспрессом или летящего в воздухе.
— Почему в России нет двухэтажных автобусов?

— Потому что у нас двухэтажные пробки с трёхэтажным матом.
Транспорт совсем от рук отбился, остаётся одно — принять ислам и передвигаться на верблюдах.
Билеты? С каких пор в автобусе надо платить? Нас возили бесплатно каждое утро в школу.
Я не понимаю полосы для автобусов. Почему бедные люди должны добираться до места назначения быстрее, чем я?
Никакой транспорт не будет попутным, если не знаешь, куда идти.
— Это места для детей и инвалидов!

— А она что, дети или инвалиды?

— Она готовится стать матерью!

— А я готовлюсь стать отцом!
Не секрет, что многие молодые люди не уступают пожилым людям место в транспорте. Я всегда уступаю место. И когда ты уступаешь место, например, бабушке, то попадаются бабушки, которые говорят: «Ой, не надо! Не вставайте, не надо!» И в твою обязанность входит уговорить бабушку сесть. Выходит, что женщин надо в любом возрасте уламывать?

— Бабушка, садитесь!

— Ой, не надо, не надо!

— Я понимаю, Вы не такая...
Чемпион мира по боксу уступил место бабушке в маршрутке, теперь бабушка — чемпион мира по боксу.
Не стесняйтесь уступить старшему место в трамвае.

Стесняйтесь — не уступить.
Когда приходится спрашивать, как доехать и куда пройти, это очень напрягает. Например, вы замечали, если в транспорте тебе кто-то подскажет на какой остановке выходить, то он начинает следить за тем, чтобы ты на ней вышел?
Двухколесное транспортное средство, которое делает 150 миль в час — это не слишком хорошо для невменяемого хромого наркомана.
Бедный малый в больничном бараке

Отдал душу смиренную богу:

Он смотрел на дорожные знаки

И совсем не смотрел на дорогу...
Самокат — странное средство передвижения. Самокат — это трансгендер в мире транспорта. <...> Это скейт, который не ощущает себя скейтом и поэтому пришил себе руль. Я сам хочу купить себе самокат очень сильно, но проблема в том, что меня смущает то, что с самоката не упадёшь брутально. Просто упадёшь на бок и всё. Знаете, когда люди падают с мотоцикла, все такие: «Уф...» То есть и сожаление, и восхищение. Как упасть брутально с самоката? Разве что с моста. Больше никак.
Мне пришло извещение, что я больше не выездной из республики Беларусь, пока не решу проблемы с военкоматом. И как только это извещение пришло, я сел в автобус и уехал в Россию. Вот как я решаю проблемы, тем более нет проблемы особо, это союзное государство. Я об этом особо не думал два года, пока пару месяцев назад я не вернулся из Узбекистана и в аэропорту Шереметьево, в Москве, на паспортном контроле мне сказали, что я больше не въездной в российское государство.

Как только я вернулся в Беларусь, я сел в автобус и уехал в Россию.

Какой смысл депортировать граждан Белоруссии в Россию? Нас же не остановить, мы непобедимы, пока у нас есть автобусы.
Ты разве не знаешь, что таким способом наши предки давали разрядку своей агрессивности? Историки утверждают, что благодаря подземке человечество избегло тотальной водородной войны. Агрессивность свойственна и нам, и мы должны давать ей выход, избрав для этого соответствующие формы.
Ну что за невезуха! Я бы ещё пережила, если бы меня переехал грузовик, но не реактивный же самолет!
Сколько беспокойства с этими поездами. В них воплощается для нас угроза полной, неотвратимой неудачи. Кроме того, в них грязно, шумно, очень много чужих, незнакомых людей, в них убеждаешься, что жизнь полна досадных неожиданностей: разговорчивых спутников, детей
Теперь, когда люди перестали любить друг друга, они предпочитают проводить два часа в одиночестве в своих клетках на колёсах, нежели полчаса в автобусной давке.
Люди, обладающие на суше мягким и кротким характером, становятся грубыми и кровожадными, как только попадают в лодку.
В конце прошлого века о правилах уличного движения в столице и понятия не имели: ни правой, ни левой стороны не признавали, ехали — кто как хотел, сцеплялись, кувыркались… Круглые сутки стоял несмолкаемый шум.
Россия пугает менялюди в автобусах выглядят так, словно их везут на электрический стул.
Трамвай — самый главный вид транспорта, все ему уступают дорогу. Если же вы не уступили ему дорогу и при этом умудрились остаться в живых, после выхода из больницы вас ждёт штраф — впредь будете осторожнее!
– Я обожаю аэропорты и пассажиров, а ты?

– Нет.

– Люди такими интересными кажутся.

– У них просто больше денег, чем у тех, кто ездит поездом или автобусом.
Мне иногда кажется, что вся наша страна прошла через вот эту вот электричку, через её знобкие вагоны. Люди ездили, ездят и будут ездить в ней на работу, в гости, на свидания, на дачи; для кого-то она – начало куда более длинного пути, первый шажок, ведущий на вокзал, с которого купейный вагон комфортно умчит человека в дальние дали.
— Пресвятая Дева Мария! — воскликнула графиня. — Девятнадцатый век, а в Москве до сих пор проблемы с городским транспортом!
Я живу в себе, как в движущемся поезде. Я сел в него не по своей воле, у меня не было выбора, и я не знаю конечной станции. Однажды, в далеком прошлом, я проснулся в своем купе и почувствовал, что нахожусь в движении. Это возбуждало, я прислушивался к стуку колес, подставлял лицо встречному ветру и наслаждался скоростью, с которой мимо меня проносились предметы. Мне не хотелось, чтобы поезд останавливался. И уж ни в коем случае не хотел, чтобы он где-нибудь остановился навсегда.
— Какая моя роль?

— Две путёвки в Лос-Анджелес.

— Купить-продать?

— Продать.

— Продать? Продать... продать... За тысячу.

— Замечательно! И купить туда три билета.

— Какой транспорт?

— Подешевле.

— Тогда на осле!
В поезде читают, потому что скучно, в трамвае — потому что интересно.
Речь идет не о том, чтобы никогда ни на кого и ни на что не опираться. Если трамвай дернулся, лучше за что-нибудь держаться. Но я предпочитаю заниматься спортом и делать свое тело крепким, чтобы ноги меня держали. Я опорами пользуюсь, но в них не нуждаюсь.
После нашей первой ночи я ехала домой с выражением лица, за которое в метро могут побить. Восемь утра, толпа, разъярённая самим фактом своего существования, а у меня разнузданное блаженство на физиономии и счастливо расслабленное тело, по которому изредка пробегает сладострастная судорога.
Как дружно все выходят на конечной...
В наш автобус без мыла только водитель влезет.
В большом городе пешеходы ведут мученическую жизнь. Для них ввели некое транспортное гетто. Им разрешают переходить улицы только на перекрёстках, то есть именно в тех местах, где движение сильнее всего и где волосок, на котором обычно висит жизнь пешехода, легче всего оборвать.
Не видел я спящих царевен,

висящих в хрустальном лесу,

но видел, как спит современница

в автобусе на весу.