Цитаты про выборы

Раньше в Америке было две партии: у одной была совесть, но не было мозгов, а у другой были мозги, но не было совести. Теперь у нас две совершенно одинаковые партии без совести и мозгов, и я совершенно не понимаю, зачем они нужны.
Американская политическая система, возможно, настолько сильно повреждена, что даже самый ошеломительный кризис уже не подтолкнет к попытке починить её.
Благотворительность бедных в пользу процветающих называется выборами.
Весь наш экстремизм – это желание вернуть в страну нормальные честные выборы.
— Теперь, наконец-то, у американцев есть два кандидата в президенты. Один от республиканской партии, Гарик, представьте его, пожалуйста...

— Джон Маккейн.

— Спасибо. И кандидат от демократической партии. Сергей, представьте его...

— Джон Маккейн.

— Так первоначально планировал Джон Маккейн...
На выборах нужно голосовать за любую партию, кроме «Единой России». Бойкот выборов — это нравственно правильная позиция, но с точки зрения дальнейшей борьбы она бессмысленна. Это демотивирует и разъединяет людей. Когда я голосую за любого из конкурентов «Единой России», мне рукоплещут «Яблоко», коммунисты, «Справедливая Россия» и все остальные. Когда мы предлагаем перечеркнуть все бюллетени, нашими главными критиками становятся не «Единая Россия», а малые партии. Потому что в первую очередь мы отнимаем голоса у них.
— Ага... Он специально поёт «выборá», потому что на слово «выборы» рифмы нет.

(Через некоторое время):

— Выборы, выборы,

Кандидаты — ***ы!
И благодать господня снизойдет на тех, кто поставит в своих бюллетенях крестик... или любой другой знак напротив фамилии нашего кандидата.
С чего вы взяли, что результаты выборов зависят от голосов?
Мы выбираем, нас выбирают.

Как это часто не совпадает.

Галочку ставя на бюллетени,

Мы привыкаем к несовпадениям.

Митинговать долго не будут:Праздники скоро —

Все позабудут!
Только в России год выборов президента может совпасть с годом предположительного конца света.
Дай мне минуту прямого эфира,

Я сказать успею, пока звук не вырубят.Свобода слова не выиграет,

Здесь опять этот яд в эфире, пусть говорят.

Дай мне минуту прямого эфира,

Я на всех каналах, что друг друга копируют,

Не вру ведь, не баллотируюсь.

Это не игра, брат. Здесь ни шагу назад.
— Точные результаты выборов сообщат через две недели.

— Так долго?!

— Не нравится — езжай в Россию!
Дочери Владимира Путина не пойдут на выборы, потому что родителей не выбирают.
Если бы выборы могли хоть что-то изменить, политики уже давно объявили бы их вне закона.
Я не голосую... Это так запутанно... Я захожу в кабинку, закрываю занавеску, считаю до десяти, затем выхожу, кричу «Демократия!» и бегу к своей машине.
— С той няней покончено.

— Как? С прошлой ночи?

— Ага.

— А что случилось?

— Стала виснуть на мне... и за Буша голосовала в 2004.
Вот жизнь. Если можно проголосовать, то голоса считают неправильно. Если голоса считают правильно, то тогда проголосовать нельзя.
«Mr. Bibbit, you might warn this Mr. Harding that I'm so crazy I admit to voting for Eisenhower.»

«Bibbit! You tell Mr. McMurphy I'm so crazy I voted for Eisenhower twice!»

«And you tell Mr. Harding right back <...> that I'm so crazy I plan to vote for Eisenhower again this November.»

«I take off my hat,» Harding says, bows his head, and shakes hands with McMurphy.

– Мистер Биббит, можешь предупредить вашего мистера Хардинга, что я такой ненормальный, что голосовал за Эйзенхауэра.

– Биббит! Скажи мистеру Макмерфи, что я такой ненормальный, что голосовал за Эйзенхауэра дважды.

– А ты передай в ответ мистеру Хардингу, <...> я такой ненормальный, что собираюсь голосовать за Эйзенхауэра и в нынешнем ноябре!

– Снимаю шляпу, – говорит Хардинг, наклоняет голову и жмет Макмерфи руку.
Подымайте руки,

в урны суйте

Бюллетени, даже не читав, —

Помереть от скуки!

Голосуйте,

Только, чур, меня не приплюсуйте:

Я не разделяю ваш устав!
Если бы от выборов хоть что-нибудь зависело, их бы давно отменили.

If voting changed anything, they'd abolish it.
И на следующих, и до самой смерти буду участвовать в выборах, даже с кладбища буду участвовать, еще и оттуда буду давать вам сигналы, что я там лежу.
— Если честно, мне кажется, наших лидеров следует избирать всенародным голосованием. Каждый морой должен иметь право голоса, не только горстка элитных семей.

— Поосторожнее, принцесса, — поддразнил Лиссу Кристиан, беря ее под руку. — Именно с таких высказываний начинаются революции. Не все сразу, идет?
Государственные деятели отличаются от политиков тем, что первые думают о будущем страны, а вторые о предстоящих выборах.
— Мисс Картман, ваш сын забрал кое-что, что ему не принадлежит.

— Я учила его уважать чужую собственность... А что именно?

— Бюллетени нескольких штатов, и президентом объявили не того.

— Оставлю на неделю без телевизора!
Выбирать себе правительство вправе лишь тот народ, который постоянно находится в курсе происходящего.
Если бы от выборов что-то зависело, то нам бы не позволили в них участвовать.

If voting made any difference they wouldn't let us do it.
Голосуйте за того, кто обещает меньше других: так вы меньше разочаруетесь.
Так что я для себя эту маленькую политическую дилемму решил очень простым способом — в день выборов я остаюсь дома, я не голосую. И на это у меня две причины. Во-первых, это бессмысленно. Эта страна была продана и куплена уже очень давно. Эта херня, которую они устраивают раз в четыре года, не значит ни черта. Во-вторых, я не голосую потому, что я считаю, что если ты голосовал, у тебя нет права жаловаться. Люди любят коверкать это утверждение — они говорят, если ты не голосовал, то ты не можешь жаловаться. Какая в этом логика? Если ты голосовал и сам выбрал бесчестных некомпетентных людей, которые взяли и все запороли, ты в ответе за то, что они натворили. Ты создал эту проблему, ты за них проголосовал, у тебя нет права жаловаться, а у меня все совсем наоборот, ведь я не голосовал.

Я в действительности даже не выходил из дома в день выборов. Я не в ответе за то, что эти люди натворили. У меня есть все права жаловаться так громко, как я хочу на всю ту ***ню, которую вы устроили и к которой я не имею никакого отношения. И я знаю, что скоро, в этом году у нас будут новые по–настоящему волнительные выборы, которые вы так любите, так что наслаждайтесь, там будет много новой веселухи. Что касается меня, то я останусь дома и буду заниматься тем же, что и вы, с той лишь разницей, что когда я закончу дрочить, я смогу увидеть результат своих усилий.
Пусть всеобщее голосование имеет свои тёмные стороны, но всё-таки это единственный способ разумного правления, ибо представляет собой мощь, превосходящую грубую силу.
Нигде так «добро» не борется с «добром», как на выборах!
Я всегда считал, что власть важнее денег, но когда дело доходит до выборов, именно деньги обеспечивают власть.
– Сегодня на собрании будут обсуждаться грядущие выборы в два часа. Увидимся там?

– Не-е-ет.
Я восхищён американцами. Я восхищён американским народом. Реально, всерьёз. Потому что все мы помним эти насмешки над американцами, мол, они там не очень умны, они на карте не могут найти Канаду, они такие, они сякие. Мы помним всех этих юмористов. Ну что, доюморили? Ну что, смешно сейчас, мне интересно? Какой был админресурс, какое было сумасшедшее давление! Давление со всех сторон. Давление в СМИ, которые устроили настоящую охоту на Трампа. Это была настоящая травля. Со всех сторон. СМИ не только Штатов. Мировые СМИ. <...> Американский народ, это просто гениально! Плевать на то, что тебе втюхивают. Плевать на массовую пропаганду и делать свой выбор. Свой. Самостоятельно мыслить.
— Вы хотите стать первой девчонкой-президентом?

— Быть президентом, это большая честь и не менее огромная ответственность. Но быть первой избранной женщиной-президентом, то, что это означало бы для подрастающего поколения, это действительно было бы бесценно.

— Не думаю, что это будет как-то исторически значимо, или как-то очень круто, но да, для молодого, подрастающего поколения, вы будете первым белым президентом. Вот это вот круто.
Выборы в России будут в 2018 году. Как обычно, развивается нешуточная борьба за второе место между Жириновским, Зюгановым и здравым смыслом.
Почему-то многим кажется, что я республиканец, но это не так. На прошлых выборах я вообще не знал, за кого голосовать. Ты смотришь на них, а в голове у тебя что-то вроде: «Ну хорошо, выбор, получается, такой: вы хотите, чтобы вас ударили или чтобы вас пнули».
Если использовать метод наших друзей из «Справедливой России»: «Выиграет президентские выборы любой, кто посадит Чубайса, народ проголосует за него сразу».
Теперь никому ничего не надо, кроме денег, теперь, блин, демократия: не нравится власть — не выбирай. Она сама себя выберет. На то и урны. Поэтому пресса почти разнадобилась — держат так, для приличия, чтобы на переговорах западные умники не доставали.
— Я с самого начала говорил, что мы имеем дело с квази-выборами. <...> Мы прекрасно с вами видим, что все центральные и электронные СМИ делают всё от них зависящее, чтобы минимизировать возможность для оппозиционных кандидатов донести свою точку зрения до общества. <...> Я нисколько не удивлюсь, если вдруг встанет вопрос о возможном проигрыше партии власти, то будут применены и более жесткие меры. <...> С тоталитарным или жестко авторитарным режимом, с которым мы сейчас имеем дело, весь вопрос состоит не в том даже, когда люди проголосуют за его смену, это происходит достаточно быстро, весь вопрос заключается в том, что и люди, и режим понимают, что он не уйдет без давления, а общество к давлению и связанным с этим проблемам для себя пока не готово. Поэтому это выборы без выборов и так мы с вами должны к ним относиться.

— Ну а к 2018 году, как вы полагаете, может что-то измениться?

— Нет, я думаю, что ситуация еще останется прежней. А вот между 2018 и 2024 годами режиму придется тяжко. И я не убежден, что интригу 2024 года будет создавать только Путин или даже и Путин.
— Вечная жизнь или победа на выборах 2018?

— Вечная жизнь. Лучше 300 лет питаться падалью, чем 30 лет живой кровью.
Власть уже поняла, что нет нужды пыжиться крапить карты, лучше придать пристойный вид избирательному процессу. При вашем пофигизме, риски, что это ей выйдет боком, – минимальны.
Вот придут и приедут из-за моря наблюдатели и увидят, как все честно. А все и будет честно! Те, кто появится на участках, окажутся гаишниками, дворниками и армией бюджетников, кто голосует за ту самую власть, которую вы способны только с упорным постоянством хулить в сетях. Вы же сами останетесь не при делах, потому что так сами и решили.
Вы изнываете по демократии, а дальше своего компота видеть ничего не хотите. И независимые кандидаты, готовые годы положить на служение людям, тоже особо не перетрудились, чтобы донести до этих людей, что те кандидатам не безразличны.