Цитаты про поезда

Если нам скажут: «Ваш поезд ушёл!»

Мы ответим просто, что подождём другой.

И чтоб на перроне скучать не пришлось,

Мы накроем стол и выпьем за любовь и будет

Хорошо! Всё будет хорошо!

Всё будет хорошо я это знаю, знаю!

Хорошо! Всё будет хорошо!

Ой чувствую я девки, загуляю, ой загуляю!!!
Поезда, они уезжают и возвращаются вновь, и я верю, что мой, однажды уехавший поезд, обязательно вернётся.
– Если есть вокзал... тогда, вероятно, есть и поезд.

– И если есть поезд... он идёт к Дикой Охоте.

– If there's a train station… then there's probably a train.

– And if there's a train... it's going to the Wild Hunt.
Говорят, поезда — это стук колёс, в этом есть какая-то романтика. Так вот, я так не считаю. Мне кажется, в этом есть какая-то романтика, только если ты едешь в поезде один. Один во всём поезде.
Когда паровоз на паровоз летит, обоюдное крушение получается, однако.
Пассажиры не спят, но вокруг тишина,

За окном стук колёс, в огоньках города.
... Мне часто приходится ездить на поезде, а ездить в поездах очень напрягает. К примеру, вы замечали, что если ты в купе заходишь последним, то у тебя такое ощущение, как будто ты заходишь в гости?
Хоть быстрей самолетом, но как-то

Приятней и спокойней катить в поездах...
Поезд сойдет с рельс, если на них положить монетку?! Это только в том случае, если монету засунуть машинисту в глаз.
— А потом сядем в... в ящик, и — пифф! — поехали. — В виде пояснения Мэйсон подбросил в воздух пустую кружку и, ловко поймав ее, закричал: — И вот — пафф! — уже приехали! О великие шаманы! Ты едешь в Форт Юкон, а я еду в Арктик-сити — двадцать пять снов. Длинная веревка оттуда сюда, я хватаюсь за эту веревку и говорю: «Алло, Руфь! Как живешь?» А ты говоришь: «Это ты, муженек?» Я говорю: «Да». А ты говоришь: «Нельзя печь хлеб: больше соды нет». Тогда я говорю: «Посмотри в чулане, под мукой. Прощай!» Ты идешь в чулан и берешь соды сколько нужно. И все время ты в Форте Юкон, а я — в Арктик-сити. Вот они какие, шаманы!
Я заметил такую вещь: если ехать в поезде и долго смотреть в окно, то в какой-то момент начинаешь думать о судьбе России. И это при том, что я белорус, но я прям думаю о России... И мне кажется, именно поэтому в поездах пьют. Смотрят в окно и пьют.
Поезд — это такой вид транспорта, где люди капец как раскрывают душу. В поезде предельно откровенный разговор начинается через минуту после начала разговора. Кстати, знаете, почему в поездах такое запредельное откровение? Потому что вы едете в кроватях. Вы задумывались об этом? Вы едете в кроватях в другой город. Какие могут быть секреты?
И всё из-за этих проклятых поездов. Всё из-за чёртовых поездов. Во всём виноваты поезда. Поезда — во всём виноваты. Надоели!
Заварите себе чай, сядьте за стол и представьте себе стук колес. Вы едете в далекое путешествие, а я — вовсе не психолог, а ваш случайный попутчик. Поговорите со мной, легко и открыто, словно скоро будет моя станция и мы никогда больше не увидимся. Готовы? Если да, то просто ответьте на вопрос: вы счастливы?
Посмотрите – вокруг нас люди всех классов, всех национальностей, всех возрастов. В течение трех дней эти совершенно чужие друг другу люди неразлучны – они спят, едят под одной крышей. Проходит три дня, они расстаются с тем, чтобы никогда больше не встретиться, и каждый идет своим путем.
Вы замечали, что в плацкарте ездят самые раскрепощённые люди? Вообще никаких комплексов! Не успел поезд тронуться, половина уже в трусах. У кого-то из-под одеяла торчит кусок жопы; у какого-то деда с верхней полки свисают яйца, с ними играет ребёнок. Мать говорит: «У нас растёт боксёр!» Просто ужас. Плацкартный вагон — единственное место, где и свисают яйца, и едят яйца.
Может быть, этих глаз я не встречу никогда,

Может быть, в последний раз взгляд твой провожал меня,

Где перрон оживёт, поезд к счастью привезёт,

К тем загадочным глазам – только где же тот вокзал?
Она испуганно отказалась от приглашения танцоров и теперь дремала чутким, старушечьим сном, сквозь который огромными шкафами, полными дрожащей посуды, проходил грохот поездов.
Гремели черные поезда, потрясая окна дома; волнуемые горы дыма, движеньем призрачных плеч, сбрасывающих ношу, поднимались с размаху, скрывая ночное засиневшее небо; гладким металлическим пожаром горели крыши под луной; и гулкая черная тень пробуждалась под железным мостом, когда по нему гремел черный поезд, продольно сквозя частоколом света. Рокочущий гул, широкий дым проходили, казалось, насквозь через дом, дрожавший между бездной, где поблескивали, проведенные лунным ногтем, рельсы, и той городской улицей, которую низко переступал плоский мост, ожидающий снова очередной гром вагонов. Дом был, как призрак, сквозь который можно просунуть руку, пошевелить пальцами.
— А поезда часто ходят?

— Так часто, что перестаешь их замечать.
You are waiting for a train. A train that will take you far away. You know where you hope this train will take you, but you don't know for sure. But it doesn't matter because you will be together.

Ты ждешь поезда. Поезда, который увезет тебя далеко. Ты знаешь, куда хотела бы поехать, но, куда увезет поезд, не знаешь. Но тебе все равно, потому что мы вместе.
Известна теория, много раз доказанная практикой, что сколь бы большое число людей уже не находилось в вагоне, всегда может войти еще один человек. Сначала одной ногой, потом двумя ногами, с курткой, зажатой между дверями, но войдет. То есть метод математической индукции неумолимо доказывает: в вагон может зайти бесконечное количество людей.
Если поезд уже летит с моста, поздно считать, чего не хватило – рельс или колес.
Осознал, что меня более не раздражает шум ночного поезда, он даже начал мне нравиться. К тому же, теперь я не могу уснуть, пока за окном не промчится очередной полуночный поезд.
Поезда – восхитительны; я обожаю их по-прежнему. Путешествовать на поезде означает видеть природу, людей, города и церкви, реки, – в сущности это путешествие по жизни.
Как провожают пароходы?

Совсем не так, как поезда.

Морские медленные воды -

Не то, что рельсы в два ряда.

Как ни суди, волнений больше,

Ведь ты уже не на земле.

Как ни ряди, разлука дольше,

Когда плывешь на корабле.

Вода, вода,

Кругом вода.

Вода, вода.

Шумит вода...
Сигнал был подан бледной вспышкой молнии, и тотчас же туча с воинственным грохотом обрушила на землю водные потоки и стала поливать поезд мокрым пулемётным огнём. Окна плакали под метким обстрелом больно бьющего града, паровоз сдался на милость победителя и опустил своё дымное знамя. Ничего не было видно, ничего не было слышно — только капли, перебивая друг друга, торопливо барабанили по стеклу и металлу, и поезд, спасаясь от ливня, бежал по блестящим рельсам, словно преследуемый зверь.
Я ждала, что поезд запыхтит и рванется с места, как ракета, наверное потому, что в детстве кучу времени убила на мультики, а поезда в мультиках всегда так делают. Но этот поезд тронулся с места флегматично, как будто ему наскучило стоять на месте.
Только бы не зеркалом, только бы не долбануть кого-нибудь зеркалом… Твою мать! Эй, чудо на тоненьких синих ногах, куда, ну куда ты лезешь?! Это же поезд, а не мужик, он не трахает, он давит!