Цитаты про право

Когда право превращается в бесправие, сопротивление становится долгом.

Wo Recht zu Unrecht wird, wird Widerstand zur Pflicht.
Когда берёшь причитающееся по праву, быть вежливым гораздо проще и приятнее.
— А-а, уж конечно, как же, какие уж мы вам товарищи! Где уж. Мы понимаем-с! Мы в университетах не обучались. В квартирах по 15 комнат с ванными не жили. Только теперь пора бы это оставить. В настоящее время каждый имеет своё право...
Если у человека появляется возможность вести необычную жизнь, он не имеет права от неё отказываться.
Выбирать, как умереть — неотъемлемое право каждого.
Право — это узкое одеяло на двуспальной кровати, когда ночь холодная, а на кровати — трое. Одеяла не хватит, сколько его ни тащи и ни натягивай, и кому-то с краю не миновать воспаления легких.
Мы не можем отказывать людям в смерти. Ты понимаешь, смерть — это единственное, неотъемлемое человеческое право.
… Это проклятие. Право судить и право властвовать. Право на истину. Легко разобраться с дураком или зверем. Гораздо труднее с тем, кто считает себя сверхчеловеком. Умным, чистым и непорочным. Генералы, борющиеся за мир, правители, громящие коррупцию, извращенцы, осуждающие порнографию, — господи, мало ли их мы видели?
Давно известно, что те, кому отводят вторые места, имеют неоспоримое право на первое.
Право на свободу самовыражения дано каждому человеку при рождении. Вам не нужно колебаться в борьбе против силы, которая отнимает это право.
— Закон уже пробовал заставить меня говорить. Я знаю закон. Вы не можете меня заставить. У меня свои права. Так гласит закон.

— Закон остался там, за дверьми. По эту сторону двери мы оба за чертой закона. Ты знаешь об этом. В одном из самых больших цивилизованных городов мира мы оба живем в наших собственных маленьких джунглях. Но и в них тоже есть какой-то закон. Вернее — право. Убить или быть убитым.
Я не считаю, что собака на сене имеет исключительные права на это сено, даже если она лежит на нем очень длительное время. Я не признаю такого права. Я не признаю, например, что какая-то великая несправедливость была совершена по отношению к американским индейцам или к аборигенам в Австралии. Я не признаю, что этим людям был нанесен ущерб в результате того, что более сильная раса, более высокоразвитая раса или, во всяком случае, более умудренная раса, если так можно выразиться, пришла и заняла их место.
Я дам тебе право на крылья, подарю шанс расправить их, но право разорвать их на кусочки и обратить в пепел оставлю за собой.
Намного проще умереть самим, чем терять любимых. И потом… защитить своих близких — это право и честь мужчины.
Тот, кто поймет, что смысл человеческой жизни заключается в беспокойстве и тревоге, уже перестанет быть обывателем.
По какому такому полному праву ты заморскому принцу синяк поставил и большую шишку набил?
Для меня не важно, на чьей стороне сила; важно то, на чьей стороне право.
Всё правильно сказал – у нас демократия, и каждый имеет право думать, что хочет... Лишь бы рот свой поганый не открывал, где не надо.
— Я, Варвара Андреевна, вообще противник д-демократии. — (Сказал и покраснел). — Один человек изначально не равен другому, и тут уж ничего не поделаешь. Демократический принцип ущемляет в правах тех, кто умнее, т-талантливее, работоспособнее, ставит их в зависимость от тупой воли глупых, бездарных и ленивых, п-потому что таковых в обществе всегда больше. Пусть наши с вами соотечественники сначала отучатся от свинства и заслужат право носить звание г-гражданина, а уж тогда можно будет и о парламенте подумать.

От такого неслыханного заявления Варя растерялась, но на выручку пришел д'Эвре.

— И все же, если в стране избирательное право уже введено, — мягко сказал он (разговор, конечно же, шел по-французски), — несправедливо обижать целую половину человечества, да к тому же еще и лучшую.
Задача права вовсе не в том, чтобы лежащий во зле мир обратился в Царство Божие, а только в том, чтобы он — до времени не превратился в ад.
Предчувствие не подвело меня — ты блестяще справился с заданием. Я лично следил за ходом этой операции, и сейчас я даю тебе почётное право начать Третью Тибериумную Войну — «войну всех войн». Вперёд, сын мой — нажми на кнопку. Впиши своё имя в Историю кровью наших врагов.

Маховики Войны пришли в движение. Судьба Земли теперь в наших руках.

«Филадельфия» — это только начало. Силы Братства охватят планету, подобно пожару. Ни одна Синяя Зона не укроется от нашего гнева, но тебе, сын мой, уготована особая судьба — ты должен захватить Северо-Восточную Синюю Зону. Секретное подразделение уже ждёт твоего приказа. И не щади Г. С. Б. — они того не заслужили.
В мире лопухоидов, синьор помидор, есть только одно право — право сильного. Слабых духом (их-то в первую очередь) топчут и забивают ногами — морально, а зачастую и буквально. Кроме права силы, других прав почему-то не придумали.
В 1855 г. суфражистка Люси Стоун сказала: «Мне недостаточно иметь право голоса, право собственности и т. п., если я не могу быть полноправной хозяйкой своего тела».
Мы против любого насилия и призываем власти этой страны взять ситуацию под контроль. Что касается мнений граждан России по поводу внешней политики российского государства… каждый человек имеет право иметь собственное мнение. Вне зависимости от его должностного положения.
У бесправных большая душа, но нет духа. У право имеющих великий дух, но почти нет души.
Если бы каждый держался за то, что ему причитается, как мученик за веру, это очень бы способствовало счастью и благополучию всех.
Если отрицаем равенство прав, то значит есть право сильного, из которого следует неравенство — разделенность на быстрых и менее вертких.

Как только кто-либо начинает обосновывать теорию, что равенство прав — миф и игра воображения, он должен понимать, что остается право сильного.
Генеральный прокурор США Джефф Сешнc заявил: «Свобода мысли и слова в американских кампусах находится под ударом. Американские университеты, бывшие центром академической свободы, «трансформируются в ретрансляторы политической корректности и единомыслия».

«Никто не понимает, что первая поправка важна только тогда, когда вы собираетесь кого-то оскорбить. Если вы не собираетесь, вам и ее защита не нужна», — пишет Ларри Флинт. Живая, здоровая и циничная Америка защищала право на оскорбление. Больная на всю голову нынешняя Америка боится оскорблений и готова отвечать на них насилием. Это симптоматично.
Коллективное бездумье – высшая форма порядка. Тысячелетия фараоны и вожди использовали право единоначалия, в армии сохранилось это право до сих пор.
– Привет, Муги!

– Ответь на мой вопрос. С юридической точки зрения, владелец команды «Янкиз» может перевести её в другой город? Он имеет право?

– Не знаю. Откуда мне знать?..

– Так ты это ещё не учил?

– Нет, это проходят на третьем курсе.

– Hey, Moogie!

– Hey, let me ask you a question. In a legal sense, can fuckin' Steinbrenner just move the Yankees? Does he have the fuckin' right to just move them?

– I don't know. How should I know that?..

– You didn't learn that yet?

– No, we get to Steinbrenner in the third year of law school.
Когда ты молод, легко поверить, что ты заслуживаешь не меньше, чем желаешь, и если ты что-то хочешь по-настоящему сильно, то имеешь на это данное Богом право.
Принимая людей такими, как они есть, ты обретаешь право быть самим собой.
В стране, где важнейшим юридическим правом является право силы, попытка применения международных юридических принципов подобна измерению расстояния между полюсами глобуса посредством деревянной линейки.
Династия Грозного исчезла, и Борис Годунов оказался ее ближайшим родственником. Законность его избрания на царство не подлежит никакому сомнению, как и его выдающиеся государственные способности. <...> С Борисом Годуновым все, в сущности, было в порядке, кроме одного: тени Царевича Дмитрия. И московская олигархия во главе с князем Василием Шуйским нащупала самый слабый, — единственный слабый пункт царствования Годунова: она создала легенду о Борисе Годунове, как об убийце законного наследника престола. И тень Царевича Дмитрия стала бродить по стране. <...> Кто в Византии стал бы волноваться о судьбе ребенка, убитого двадцать лет тому назад? Там сила создавала право, и сила смывала грех. На Руси право создавало силу, и грех оставался грехом.
Международное право, как любое право, — это джентльменское соглашение. Оно показывает, как надо действовать, и выполняется, если есть возможность его выполнять. Нужно понимать, что оно очень условно: система, выстроенная во времена холодной войны, сейчас неадекватно отражает ситуацию, не может справиться с проблемами — Совет безопасности давно недееспособен, ООН не способна решить ни один кризис. Поэтому такие конфликты, как Сирия, или Косово, или Крым, решаются грубыми и небезопасными методами — участники действуют экспромтом. Нам нужно создавать новые организации, вырабатывать новые правила.
Ибо источник человеческих законов — источник смутный. Прозрачная струя нравственной правды едва видна в нём под наносом других, чисто исторических элементов, выражающих только фактическое соотношение сил и интересов в тот или другой момент. Поэтому справедливость, как добродетель, далеко не всегда совпадает с легальностью, или правдою юридическою, а иногда находится с нею в прямом противоречии, как сознано самими юристами: summus jus — summa in juria.
Вспомним Нюрнбергский процесс. С точки зрения права это чистое безобразие, это ведь суд победителей над побежденными, причем там даже не было попыток это скрыть. Какое тут равенство сторон? Это суд, который судил по специально для него написанным законам. Был сознательно нарушен фундаментальнейший, самый важный принцип права: закон не имеет обратной силы. Решили, что имеет. И вздернули людей, многие из которых поступали строго в соответствии с законами своей страны, действовавшими тогда. Ужасными законами, варварскими, но законами.
Революция есть не «спасение», а начало гибели. Она разнуздывает людей; она научает людей пренебрежению к праву и к закону. Народ, не уважающий права и закона, — потеряет все свои права и будет порабощен.
— Человек вправе сам решать, что ему нужно, а не получать указания сверху.

— Тут ты абсолютно прав. Вот понимаешь, вот вопрос: а что вы можете решить? Вот какие задачи вы можете решать, если вы неучи? Если вы несформированные личности с вашей нравственной отсталостью?