Цитаты про неприязнь

Озлобленный атеист не столько не верит в Бога, сколько испытывает к нему неприязнь.
Неприязнь подстегивает ум и является самой плодотворной почвой для острословия.
Как правило, взаимная неприязнь — это самое прямое следствие намечавшейся симпатии.
Идеальный мир идеальных пар

Презираешь, смеясь, и вместо вина

Льёшь мне в горло сладкий яд.

Режешь без ножа, сердце вытащив из груди,

В темноте лишь шепот моих остывающих губ:

«Уходи».
А потом... потянулась череда... беспокойных дней. Моя неприязнь к потусторонним созданиям... не уменьшилась. Однако... неприятные встречи... чередовались с приятными.
Люди, которым вы не нравитесь, бывают двух типов. Это либо глупцы, либо завистники.
И, по-моему, если кто виновен в потрахушках с алтарником или другим юношей — ведь вы, ребятки, на это дело падки, — то он лишается права приходить ко мне домой и говорить обо мне, о моей жизни, моей дочери и моих билбордах. Так что допивайте свой чаек, отец, и валите нахрен с моей кухни.
Научитесь не замечать людей, которым Вы не нравитесь. Потому что люди, которым Вы не нравитесь, бывают двух типов: это либо глупцы, либо завистники. Глупцы через год Вас полюбят, а завистники сдохнут, так и не узнав секрет Вашего превосходства над ними.
Активное неприятие любой традиции – столь же очевидная глупость, как и слепая приверженность ей. Верное решение всегда находится между «да» и «нет».
Кит, ты опоздал. Меня это не удивляет, потому что ты вообще очень плохой человек.
Сразу вспомнились две на собственной шкуре прочувствованные истины:

а) наивно полагать, будто ты нравишься абсолютно всем;

б) не стоит недооценивать целеустремленность тех, кому ты не нравишься.

Да и вообще слишком самоуверенным быть не стоит.
«Приязнь и неприязнь тут никакого значения не имеют», — говорит Боконон, но это предупреждение забывается слишком легко.
Тебе это, наверняка, знакомо: встретишь какого-нибудь человека и с первой же минуты испытываешь к нему антипатию. Можешь сколько угодно пытаться смотреть на него непредвзято, толку не будет. У тебя на него аллергия, как у других на кошачью шерсть.
Не узрев на первый взгляд мою природу,

То на взор второй не тратьте время зря,

Я меняюсь обстоятельствам в угоду —

… Я сегодня даже хуже, чем вчера!
Но по-моему, хоть я и рос, думая, что я англичанин, я всегда знал, что я один из вас, да. Ведь когда я приходил в школу утром в понедельник, меня спрашивали: «Смотрел на выходных спорт, Стью? Этот прекрасный вид спорта, который нравится всем мужчинам и в котором англичанелучшие? Отлично было, да?» И я отвечал: «Нет, на самом деле он мне мерзок и отвратителен». И меня спрашивали: «А что скажешь о роскошных гобеленах, на которых вышита вся английская культура и история? Тоже не нравятся?» И отвечал: «Нет. На самом деле когда упоминают английскую культуру, мне кажется, что меня интеллектуально, физически и духовно обокрали». И меня спрашивали: «А что же английский язык, язык Шекспира, Шелли, Блейка? Черчилля? Неужели у тебя нет за него национальной гордости?» И я отвечал: «Нет. На самом деле, где бы я ни слышал английский акцент – меня начинает тошнить». И пока отвечал, слышал собственный голос, и во время ответа начинал блевать. Так что я с детства ненавидел быть англичанином.
Но как бы мало вы ни ценили мнение окружающих, как бы мало ни уважали их, тем не менее нет ничего приятного в том, что вас считают исчадием лжи и лицемерия и приписывают вам то, от чего вы с отвращением отворачиваетесь, и обвиняют в пороках, вам ненавистных; в том, что ваши добрые намерения рушатся, а руки оказываются связанными; в том, что вас обливают незаслуженным презрением, и вы невольно бросаете тень на принципы, которые проповедуете.
Он был до того отвратителен, что уже не внушал и отвращения, просто воспринимался как нелюдь.
Последнее воспоминание о ней — неприязненная гримаса, которую она сделала, когда я в прихожей ее дома не удовольствовался поцелуем через перчатку, а расстегнул ее и поцеловал руку.
Высаживаясь на берег, Кромвель замечает, что ж, по крайней мере мы избежали соблазна выбросить друг друга за борт.

— Я подожду, пока вода станет похолоднее, — говорит Гардинер. — И позабочусь привязать груз. Не ровен час всплывёте.
Фабричное состояние вышло из моды. Когда я вижу старые автомобили производства 1955 года, которые выглядят так, словно только что сошли с конвейера, мне становится противно.
Как легко утратить неприязнь к человеку, которого считаешь врагом, если он демонстрирует тебе дружелюбие.
Он развешивает перед нами поблекшие полотна молчания и неприязни.
Ринпо и в самом деле был из тех не очень приятных людей, которые вызывают неодолимое желание вылить им что-нибудь клейкое на волосы и побить резиновым яком, а аббат был достаточно стар, чтобы прислушиваться к своему внутреннему ребенку.