Цитаты про соблазн

Honey is sweet, but the bee stings.

Сладок мёд, да пчёлки жалятся.
Она читала книгу «Искусство соблазнять женщин, или Курс начинающего Казановы» и обливалась слезами от смеха.
Просто девица слишком долго сидела в монашках, а стоило поддаться соблазну и попробовать мужской ласки, как ей крышу-то и снесло.
Милый друг, в деревне всякий может быть праведником, — с улыбкой заметил лорд Генри. — Там нет никаких соблазнов. По этой-то причине людей, живущих за городом, не коснулась цивилизация. Да, да, приобщиться к цивилизации — дело весьма нелегкое. Для этого есть два пути: культура или так называемый разврат. А деревенским жителям то и другое недоступно. Вот они и закоснели в добродетели.
Вы должны очаровать, соблазнить, использовать. Но, главное, ни при каких обстоятельствах не пустить шмеля на свой цветок.
— Хороший торговец не конкурирует со своим товаром, сэр.

— А хороший покупатель знает, что у всего есть своя цена.
Что делают коварные соблазнительницы? Они соблазняют... Коварным образом.
Бывают такие сильные соблазны, которые поневоле превращаются в добродетели.
The only way to avoid temptation is to yield to it.

Единственный способ избавиться от соблазна — поддаться ему.
Даже камень не может устоять против желания разбиться.
— Тоска… Сундук, должно быть, дорого стоит.

— Соблазн ужасный.

— Будь мы приличные люди, мы бы избавили несчастных от соблазна.
Или постарайтесь забыть, что она замужем или что вы мусульманин.
Самые достойные мужи избежали оков целого света, за ними шли те, которые избежали привязанности к определенному месту, за ними – те, которые избежали соблазнов плоти, за ними – те, которые смогли избежать злословия.
— Это нелегальные деньги, которые проходят как улика в одном из расследований, твоего же, любимого костюма... Почему ты их взял?

— Потому что была возможность.
Великие мне были искушенья.

Я головы пред ними не склонил.

Но есть соблазн... соблазн уединенья...

Его доныне я не победил.
— Тогда скажи, что такое мужество?  — спросил дьявол.

— Мужество — никогда не поддаваться твоим соблазнам,  — ответил Бог.

— Да, в деликатности тебе не откажешь,  — заметил дьявол.  — Значит, женственность — поддаваться моим соблазнам?

— Нет,  — ответил Бог,  — символ женственности — это руки, укутывающие ребенка. И все, что делает женщина, должно сводиться к укутыванию, а если нечем укутывать, укутывать собой.
– Зачем меня отозвали из Парижа?

– Это Вы спросите у агента Колсона.

– Да… У меня доступ шестого уровня. Я знаю, что… агент Колсон был убит перед битвой за Нью-Йорк.

– Добро пожаловать на седьмой уровень. Простите, этот угол был очень тёмный, и я не удержался. Наверно, лампочка перегорела.
— Человек грешит,  — уверенно продолжал дьявол,  — потому что недобрал сладости. Все его грехи отсюда!

— Когда он поймет, пусть иногда горькую, сладость мысли, он ограничится сладостью арбуза,  — спокойно ответил Бог.

— Человек никогда не ограничится сладостью арбуза!  — вскричал дьявол.  — Никогда! Вот почему твой замысел обречен! Человек любит женщин, власть, богатство! Даже обман ему сладостен! Человек влюбчив, вернее, влипчив, и ты с этим ничего не поделаешь!

— Вот отлипнет он от тебя, и все пойдет по-другому,  — сказал Бог,  — но это он должен сделать сам.

— Ничего нет выше сладостной дрожи соблазна!  — воскликнул дьявол.  — О, если б твое учение вызывало сладостную дрожь соблазна! Все люди, и я вместе со всеми, ринулись бы за тобой!

— Ты с ума сошел!  — повысил голос Бог.  — Это все равно что слушать музыку Баха в публичном доме!

— А почему бы не слушать музыку Баха в публичном доме? Где же равенство?  — дерзко спросил дьявол.

— Ритмы не совпадают!  — оборвал его Бог.  — И хватит об этом! Соблазн — энергия любви в когтях у дьявола. Для любящих нет соблазна. Поэтому мое учение основано на любви.
Новые заботы, новые соблазны. У каждого искусства — свой соблазн. И свои дары. Их не выпрашивают — их ждут.
Соблазн — это когда заставляешь поверить в свою красоту даже тех, кто тебя не хочет.
— Вставай, Ваня! Вставай! А то горячее стынет! Паштет «Фуа-гра́» будешь? Из печени гусей, раскормленных грецкими орехами... [пробует] Ммм!.. Очень советую! Каре ягненка, копченный угорь, пойманный в Тимиряцком озере. Десерт — Крем-брюле, пирожные, Бланманже.

Потом помолишься, потом. «Молитва — ждет, горячее — нет!», — так у нас в пекле говорят. Чарка вина не убавит ума. Будешь, Вань?

Иван [закончив молитву]: — Н-не пью я.

— Не пьют только на небеси, а на Руси — кому только не поднеси!
— Ваш брат — актер. Обаятельный — но беспринципный характер. До мозга костей.

— Просто соблазн немедленных удовольствий был слишком силен для него, не привыкшего ничем жертвовать.
Тогда надо было ещё при жизни научить своего сына отличать добро от зла,  — сердито буркнул я.  — Кто виноват в том, что он дожил до двенадцати лет и не различает эти понятия? Я, что ли? Конечно, черти плохие, валите всё на нас! А люди безгрешны! Воруют? Чёрт соблазнил! Грабят? Чёрт виноват. Взятку взял? Лукавый попутал. Ну да, Лукавому делать больше нечего, как стоять над плечом взяточника и нашептывать ему: «Возьми деньги, ну возьми. Ну что тебе, тяжело, что ли? Тебе дают? Так бери!»
Для художника, если только он не отличается исключительной добросовестностью, склонность к мотовству опасна, ибо тогда он не в силах противиться соблазну и борется за любые поделки, лишь бы за них хорошо платили.
Как-то раз купец встретил на охоте знатного господина и, увидев, как он красив, и силён, и статен, и богато одет, подумал, что Бог, должно быть, благоволит к нему.

После охоты знатный господин пригласил купца переночевать к себе в замок. Увидев роскошные покои, пышную трапезу, красавицу жену, умных статных сыновей и дочек, он снова подумал, что Бог благоволит к этому человеку и поэтому, наверное, это очень хороший человек.

Но когда перед хозяйкой замка, сидевшей рядом с ним, поставили новое кушанье в человеческом черепе, у него кровь застыла в жилах и он сказал себе: «Наверное, и моя голова будет к утру тут красоваться!» После этого он не смог съесть ни кусочка, а когда слуги отвели его в спальню, не смог сомкнуть глаз до утра, считая хозяина самым бесчеловечным существом из всех, кого он знал.

Наутро хозяин позвал к себе гостя и объяснил:

— Обладатель черепа был некогда благородным рыцарем, соблазнившим мою жену. Я ставлю перед ней череп её возлюбленного, убитого мною в порыве ревности, в знак совершённого ею проступка. А ты, любезнейший, ступай с миром и впредь не пытайся судить о чужой жизни, пока толком её не узнаешь. А главное — не вздумай соблазнять жён людей, которые сильнее тебя.
Я могу устоять против всего, кроме соблазна.

Другой вариант:

Я могу устоять перед чем угодно, кроме соблазна.
Я прельщаю, как смерть, без возврата

И как смерть я доступна для всех.

<...>

Я — погибель. Я — тёмная бездна...

Все клянут, — но приходят ко мне.

<...>Глаза мои бояться не умеют.

На всякий ужас я давно согласна:

Я — высшая вершина всех соблазнов!..
Да! Точно смерть прекрасна я

И, как она, доступна тоже.

<...>

Что страх, когда желанье жжет?

Меня никто не обойдет

В моем властительном соблазне!
Таких мужчин, о которых мне есть что вспомнить, наберется несчетное число, не говоря о прочих. А ведь есть же на свете женщины, которые знают в жизни только одного мужчину и даже в случае развода не ищут второго мужа, а овдовев, принимают монашеский постриг. Они не сходят с пути добродетели, хотя и испытывают жестокие мучения от разлуки с любимым. «Ах, какая низменная у меня душа!» — корила я себя. Прошлое казалось мне безмерно ужасным, и я клялась не поддаваться соблазну, но тщетно.
«Если я правильно поняла, ваша трактовка «Лолиты» состоит в следующем: человек, преодолевающий соблазн (ведущий к пороку) посредством воплощения гештальта, приходит к краху, — да, приходит. — А что вы думаете, как преодолеть соблазн, если нет литературных способностей, чтобы описать его

Наташа, воздерживаться! Соблазны нам даны для того, чтобы их преодолевать, а не для того, чтобы им поддаваться. Уайльд сказал: «Лучший способ преодолеть соблазн — это поддаться ему». А Набоков показал, что будет, если поддаться.
Девицу звали Дездемона – была красива, как луна,

На генеральские погоны и соблазнилася она.
— Обязательно приезжайте и все мне расскажите. Приедете? Сегодня же. Я напою вас чаем.

— Днем я чай не пью.

— Ну так кофе.

— В такое время дня я обычно кофе не пью.

— Шоколад? Со взбитыми сливками? Или отвар? Вы ведь так любите ячменный отвар. Лимонад? Оранжад? А если вы предпочитаете кофе без кофеина, то я попробую достать…

— Ah са, non, exemple! Без кофеина… Это форменное надругательство!

— Ну так какой-нибудь ваш любимый сироп. А, знаю! У меня где-то в шкафу есть бутылка «Райбены».

— Это что еще такое?

— Витаминизированный напиток из сока черной смородины.

— Право, я готов сдаться. Вы предлагаете столько соблазнов, мадам!
Можно соблазнить мужчину, у которого есть жена. Можно соблазнить мужчину, у которого есть любовница. Но нельзя соблазнить мужчину, у которого есть любимая женщина.
— Иди сюда, паренёк.Сердце Гейта заколотилось, как град по крыше.

— Выбирай: год в тюрьме или на корабль сегодня.

— О каком корабле вы говорите, мистер?

— Большом, мой мальчик. Вместо того чтобы жить в подземелье, будешь служить английской короне. Нам нужны такие, как ты, падкие на соблазны.
Человек не в разгадке плазмы,

а в загадке соблазна.

Почему, побеждая разум -

гибель слаще, чем барыши, -

соблазнитель крестообразно

дал соблазн спасенья души?

Почему он к тоске тернистой

отвернулся от тех, кто любил,

чтоб распятого жест материнский

их собой, как детей, заслонил?

Среди ангелов миллионов,

даже если жизнь не сбылась, -

соболезнуй несоблазненным.

Человека создал соблазн.
Пока все ждут прихода истины,

Святая ложь звучит всё искренней,

Не прячет взгляд, и травит яд соблазном душу мне.
Если бы змей был запретным, Адам и его бы съел.
Наполнив жизнь соблазном ярких дней,

Наполнив душу пламенем страстей,Бог отреченья требует: вот чаша -

Она полна: нагни — и не пролей!
Демон вина по черноте почти не уступает демону игры и избавиться от него столь же трудно — особенно когда добрые друзья всячески стараются посодействовать тебе в утолении неутолимой жажды.