Цитаты и высказывания из сериала Вечность / Forever

Часто судьба стучится в наши двери тогда, когда мы совсем ее не ждем. Этого нельзя предвидеть, и нельзя избежать. Как бы мы ни старались убежать или спрятаться, судьба, как и смерть, всегда нас найдет.
Случайности настолько ценятся, что из-за них мы почти верим в высшие силы.
Говорят, что обычный человек извиняется двенадцать раз в день. Обычно, это искупление прошлой ошибки, попытка исцелить старую рану. Но некоторые раны исцелить невозможно, слишком уж они глубоки.
По правде говоря, все мы родственники. Вопрос только в том, как далеко наши ветки друг от друга на генеалогическом древе. По большому счету, у всех нас в венах течет одна кровь.
Говорят, что тот, кто не помнит своего прошлого, обречен переживать его снова и снова.
Проклятие бессмертия в том, что время перестает существовать...
Каждое поколение любит думать, что они сделали что-то лучше, что прогресс неизбежен, что в будущем меньше страданий, чем в прошлом. Но на самом деле, кое-что неизменно.
У лучших самозванцев много талантов. Они умеют менять голос, внешность, манеры. Но каждый из них знает одно правилолюбовьправда, которую не скрыть ничем.
Не важно, как мы живем и умираем, конец у всех один — тишина. Все наши надежды, мечтания, становятся эхом недосказанной истории. Но если повезет, наши истории будут жить. Наша песня будет играть в сердцах тех, кто нас любил и помнит.
То, что мы пытаемся скрыть о себе в жизни, становится явным при смерти — наши страхи, сомнения, но самое главное — наши тайны.
Каждый раз, встречаясь с неизведанным — мы рискуем. Каждый раз, когда мы вынуждены по какой-то причине оттолкнуть от себя безопасность привычного, семью и дом. И есть понятие, что этот толчок, наверняка, к лучшему. Что то, что не убивает нас — делает нас сильнее. Если только, конечно, не убьет.
Готовность на что угодно ради защиты другого человека зачастую порождает некий парадокс. Делая так, мы подвергаем себя опасности, отчего, вероятнее всего, тем, кого мы пытаемся защитить от боли — будет очень больно. Со временем, однако, понимаешь, что невозможно контролировать выбор тех, кого мы любим.
Искупление принимает различные формы — искренние извинения, широкий жест, тихая мольба или что-то более сложное, более темное... Более сложное для понимания. И хотя никакое искупление не изменит прошлого, оно способно излечить нас, восстановить отношения и связи, которые, как нам казалось, утеряны навсегда.
Судьба может быть жестокой — всего одна минута промедления и жизнь может быть потеряна. Но судьба также дарит нам самые светлые моменты, когда мы встречаемся друг с другом и переживаем глубочайшие чувства.
Почему нам так важно знать свое происхождение? Эти имена и родословные — это просто имена... Но наша с ними кровная связь могущественная вещь. Неужели то, что у нас есть корни в прошлом, дает нам ощущение безопасности в настоящем? А что, если наша родословная подобна венам, бесцельно тянущимся сквозь века?
Раз мы все родственники, то королевская кровь течет во всех, и поэтому ко всем детям надо относиться как к королям и королевам. Сколько бы лет им ни было.
Воспоминания крепнут каждый раз, когда мы возвращаемся к ним. Только из-за них наша настоящая жизнь становится менее яркой. Но давайте сейчас думать не об этом.
У каждого, кто прожил достаточно долго есть то, о чем он хочет забыть навсегда. Провалы и неудачи, или неверный поворот, изменивший жизнь к худшему. Мы пытаемся забыть такие вещи, но глубоко в душе мы понимаем, что они будут нас преследовать.
В 1912 Гульельмо Маркони предсказал, что изобретение радио положит конец войне. Больше никакого недопонимания, никаких секретов. Позже, в двадцатом веке, было убито двести миллионов человек, в то же время, мы придумали более удобные способы общения. Но ни один из них не положил конец лжи, непониманию, убийствам.
Один великий психиатр однажды сказал мне, что нужно смотреть в глаза тому, что мы хотим забыть. Только противостоя нашим страхам, мы можем расти, меняться и встречать новые неудачи.
Каждый человек на земле знает, что в жизни бывает боль. Для большинства из нас это неудобства, которые можно перетерпеть или избежать. Но есть некоторые, кто ищут эту боль, используя ее как инструмент, для создания чего-то настолько прекрасного, что оставляет след в истории и делает их бессмертными.
В жизни мы должны делать всего две вещи, Генри: жить с нашими ошибками и учиться на них, становиться из-за них лучше.
Возможно, приватность осталась в прошлом. В будущем любая информация о нас будет доступна по нажатию кнопки — кто влюблен, кто заболел, у кого роман на стороне... Может, это и хорошо — будущее без секретов. А у кого-то было время осознать ценность приватности. Мы совершили много ошибок и пережили их. Мы не то чтобы хотим хранить тайны от других, обычно мы прячем секреты от себя самих.
В жизни каждого бывает момент, когда нужно спросить себя: «На что я готов, чтобы получить желаемое?» Чем мы готовы рискнуть, пожертвовать, что вынести? Ведь одно дело жаждать чего-то, но совсем другое найти в себе силы этого добиться.
А смерть — грустное и страшное явление, но благодаря ей, мы дорожим каждым моментом. Когда ты бессмертен, о красоте тебе должны напоминать. Дни превращаются в года, года в столетия, время теряет свое значение.
Мы никогда не поймем тех, кто убивает ради забавы. Но, наверное, этим они нас и восхищают. Мы читаем об их свершениях из любопытства, наше восхищение ужасами — делает их нереальными. Но правда в том, что на убийство способен каждый. И главный вопрос — как мириться с собой после этого?
Тело ощущает боль, предупреждая об опасности. Но и напоминает нам, что мы живые, что у нас есть чувства, поэтому некоторые ищут ее. В то время, как другие, стараются ее игнорировать.
Секс, наркотики, прыжки с парашютом... Странно, именно то, что мы делаем, чтобы ощутить вкус к жизни — может нас убить. И в отношениях тоже самое. Те, кого мы любим — единственные, кто может глубоко нас ранить.
Мы можем приучить забывать наше тело, но не разум. И бесконечная жизнь учит, что твое прошлое, твои секреты — оставляют на тебе след, хочешь ты того или нет. У каждого есть что-то, что даже через все время на свете, не сотрется из памяти.
Да, некоторые воспоминания для нас дороги, нужно за них держаться. Но Эмили Дикинсон писала: «Вечность состоит из моментов». И она права, если слишком глубоко закопаться в прошлое — мы пропустим то, что происходит в настоящем.
То, что ты святой, не значит, что ты не связан с грешниками.
— Париж! Скажем так — куда бы ты потом не поехал, Париж — это праздник, который всегда с тобой.

— Красиво сказано!

— Это Хэмингуэй, он всегда искусно обращался со словами, впрочем, как и с женщинами.

— Так что Генри Морган посоветует посмотреть в Париже?

— По моему, лучшее, что можно сделать в Париже — заблудиться в нем. Проснуться, пойти, куда глаза глядят, и заблудиться.... Бродить по улицам, пока не устанешь так, что упадешь в ближайшем кафе и закажешь что-нибудь изумительное со стаканчиком вина... Потом вернуться домой, а назавтра — все по новой. Правда, это сработает как надо только если быть в компании кого-то очень тебе дорогого.
Если не избавляться от прошлого, здесь не хватит места для будущего.
Можно копаться в прошлом, а можно... ценить настоящее, занимаясь более приятными вещами.
— Если искру стоит снова зажечь, кто я такой, чтобы гасить пламя?

— Абрахам, ты нарушаешь такой древний неписанный закон, что его даже прописывать не стали.
Рисковать жизнью ради того, во что веришь — это благословение, а не проклятие.
Говорят, воспоминания делают нас теми, кто мы есть. Прошлое нас определяет. Но нельзя забывать расти, развиваться... Потому что память — такая мощная штука, что мы можем застрять в каком-то одном моменте.
Какой бы долгой ни была жизнь, даже если речь идет о необычно долгой жизни, надо проживать каждый день, каждый час так, будто он последний.
Может, стоит просто быть собой? Это всегда наилучший вариант.
— Сколько его уже нет?

— Три недели, два дня и несколько часов, но кто ж считает?
Любить кого-то — значит поддерживать его, даже если тебе страшно.
Иногда жизнь, которую мы хотим оставить в прошлом — все равно настигает нас...