Цитаты про голову

– Что она имела в виду? Думай!

– Думаю, это беспредельный бред необъятного разума. Большая голова не обязательно умная.
В поезде я упал башкой вниз, ударился. Тут помню, тут ничего…
Я уже устал скорбно вопрошать после всякой очередной передряги: где была моя голова?! Очевидно, имеется такое специальное таинственное место, куда эта никчемная часть тела периодически перемещается.
— Я стараюсь, Андрей Евгеньевич!

— Смотри не перестарайся, а то в голове че-нибудь лопнет, мне придется тебя в санитарки списывать.
Голова — это не мусорный ящик. Голова болеть не может. Это же кость.
Что у тебя в голове делается. Все бы ничего, но иногда как вспомню, что ты вообще обо всем той же самой головой думаешь, а другой у тебя нет и не предвидится — мороз по коже.
— Как твоя голова?

— Нужно пережить этот день.

— Клево. Начинай прямо сейчас.
Голова шла кругом от всех этих безобразий, но голова и должна идти кругом, это её основная обязанность!
Если ты собираешься купить три шляпы, отрасти вначале еще пару голов.
Он жив, тебе же сердце подсказывало, что он жив. Не доверяй своей голове, Сэмвайз, это далеко не лучшее, что у тебя есть!
— Как думаешь, они попадут мне в голову?

— Они тебя в дуршлаг изрешетят, это ж менты.
Голова была настолько тяжёлой, что в ней не оставалось пространства для развёртывания идей. Если в лучшие времена мой мозг представляет из себя широкую автостраду, по которой с бешеной скоростью проносятся миллионы мыслей, обгоняя, подрезая друг друга, устраивая чудовищные аварии, то сейчас он не более чем затерянная в лесу тропинка, по которой ходят только в случае крайней необходимости.
Есть много людей, которые даже и не заметили бы, что лишились головы, — настолько невелико ее содержимое.
— Ребята, если у вас плохо варит голова...

— Но голова же не кастрюля?!

— Что?.. Голова, кастрюля... Какая разница?

— Совсем никакой, пожалуйста, продолжайте!
Не стоит забивать голову проблемами, которые возникнут только через две недели, до них еще дожить надо.
И, главное, непонятно, кому и на что она нужна, эта голова!
— Тогда я возьму твою голову.

— Мою голову? Не советую! Бракованный товар! С тех пор, как я её получил, еще ни дня не работала!
— Теперь мы вас убьем, синьор. А голову отвезем Идальго. Но у нас к вам маленькая просьба.

— Да, головы, которые мы доставляем Идальго, чаще всего, имеют выражение ужаса.

— И мы бы доставили удовольствие Идальго, если бы вы умирали с улыбкой.

— Катитесь-ка, вы!

— Нет, не так. Видели бы вы, какое у вас было безобразное лицо.

— Скажите… скажите… «пупсик»!

— Да! Правильно, невольно заулыбаешься, произнося слово «пупсик».
Так трудно поднять голову, но так легко ее опустить.

It's hard to pick my head up, but so easy to keep down.
— Кто нарисован на ста долларах?

— Бенджамин Франклин.

— Да, он сказал, что любая проблема — это замаскированная удача.

— С пушкой у виска, ему бы такое и в голову не пришло.
– Итак, мы пробудем у вас, пока мистер Дель Кампо не уедет.

– Спасибо. Вы спасли мою голову.

– Ваша голова меня не интересует. Я хочу получить деньги.
Жизнь и голова не бывают пустыми, что-то в них все равно впустили.
А вот Лиза Гамильтон была ирландкой совсем другого разлива. Голова у неё была круглая и маленькая, но для содержавшихся там убеждений не требовалось много места.
Слушала я слова,

Кругом шла голова,

Звал меня в неведомые страны.

В глупых своих мечтах я представляла, ах,

Буду я женою капитана.

Бился лёгкий шторм в причал

И кораблик наш качал,

Оказались все слова обманом.
Когда-нибудь я в дороге устану,

И ослабев в этой гонке отстану,

Быть может, песни как дети

Моим продолжением станут.

Тогда я встану и окна открою,

Туда, где песни кружат над толпою,

И снова птица удачи

Взлетит над моей головою.
Голова у него просто «палата лордов», а вот рук не хватает!
Моя голова как баржа, груженная углем и железом. И когда она накреняется, груз скользит то к одному борту, то к другому, и в конечном итоге — баржа переворачивается. Вот и моя голова, как эта чертова баржа — качается, качается и переворачивается, и я ничего сделать не могу.
Если стараться проломить стену головой, у головы нет никаких шансов выдержать.
— Нет у меня никакого горя, — сказал я. — Голова болит.

— Это болезнь нашего века, Робби, — сказал Фердинанд. — Лучше всего было бы родиться без головы.
Вот у тебя голова, вот голова! Туда б еще мозги! Вообще б цены не было...