Рейчел / Rachel — цитаты, высказывания и афоризмы

Он кусок картона против шторма. Ты заслоняешься им от неизбежного отчаяния.
— Ты пытался покончить с собой, почему ты хотел умереть?

— Я не хочу умирать, я жить не хочу!

— Не боишься смерти?

— Чтобы убить себя, понадобиться несколько секунд — нет, не боюсь.
Слушай, мне тоже в свое время пришлось не сладко. Я все понимаю, но у тебя нет права вести себя, как последний засранец!
Все, кто в детстве не разлей вода, потом чаще всего разбегаются.
Не хочу быть для него запасным вариантом. Хочу, чтобы меня полюбили с первого взгляда.
Так бывает. Сначала было сладко, а потом остаются оскомины. Ты живешь в своей мечте, мечта разлетается на мелкие кусочки и жить дальше в этих дребезгах невозможно. Нужно придумать либо новую мечту, либо...
Тебя объявляют безумным, и все твои поступки – лишь часть этого безумия.
Но только на вашем-то месте я бы не семь, а сто раз отмерила, прежде-то чем отрезать. По мне, всякой барышне поостеречься не мешает, как она замуж соберется.
— А что такое, кстати, джентльмен?

— Человек, который никогда не носит булавок в лацкане пиджака.

— Чепуха! Социальный ранг человека определяется тем, съедает он весь сэндвич или только то, что положено на хлеб.

— Это человек, который предпочтёт первое издание книги последнему выпуску газеты.

— Человек, который никогда не производит впечатления наркомана.

— Американец, который способен осадить английского дворецкого и заставить его думать, что он такой и есть.

— Человек, который происходит из хорошей семьи, получает образование в Йеле, Гарварде или Принстоне, имеет деньги, хорошо танцует, ну и всё такое.

— Наконец-то прекрасное определение! Кардинал Ньюмен не придумал бы лучше.

— Я думаю, нам следует рассмотреть этот вопрос более широко. По-моему, Авраам Линкольн сказал, что джентльмен это тот, кто никому не причиняет боли?
— Ты отлично выглядишь! Рабство пошло тебе на пользу.

— Шесть секунд до первого оскорбления. Ты становишься мягким.
Мне нравилась моя работа, но о «блестящей карьере» речь не шла, а даже если бы и шла, то будем честными: в женщинах по-прежнему ценятся только красота и способность рожать. Я не красавица и не могу иметь детей, тогда какой от меня толк? Никакого.
Если люди говорят, что ты безумна, твои жалкие протесты лишь подтверждают их слова.
Говорят, сказки заканчиваются хорошо, даже если на первый взгляд так не кажется. Но мы с Хеком сначала были друзьями, потом полюбили друг друга. И все у нас было гладко. Может, у нас своя сказка.
— Кольцо. Случайно упало в этот пунш.

— Твое кольцо?

— Оно слетело. Слетело и упало. Теперь оно там.

— Ложкой не пробовала достать?

— Не получается.

— А выпить все...

— Нет.

— Да, слишком много.
— Я ее пригласила, потому что у меня есть план.

— О, нет.

— Мне кажется, можно пристроить Купа.

— Отличная идея. Замечательно, но будет лучше, если мы этого делать не будем.
— Пойдем, я покажу тебе наш новый диван.

— Наш дорогой новый диван.

— Удобства деньгами измерить нельзя.

— Видишь? Женщина меня понимает.
— Подожди, это порно? Это унизительно.

— Это оскорбительно.

— Да, согласна.

— Давай все равно посмотрим.
Я уже пробовала. Больше не хочу. Я люблю мужчин. То есть я их ненавижу, конечно. Я очень надеюсь хотя бы раз побыть с женщиной. Но и в Норвегию я хочу как-нибудь съездить. Понимаете меня? Наверное, тоже не удастся.
— Рассказывайте. Секс лучше до свадьбы или после?

— Хватит тебе.

— Потому что когда я занимался сексом с замужними женщинами, они говорили, что им было со мной прекрасно.

— Рейч?

— Женись, и узнаешь сам.

— Перестань, Купер не сможет этого сделать. Это же несколько лет его жизни.

— Я не однолюб.

— Ты правда считаешь, что нет никого, с кем бы ты хотел провести всю свою жизнь?

— Или, может, даже есть кто рядом?

— Рейч, перестань.

— А что? Тут полно потрясающих женщин.

— Да, полно. И я пытаюсь переспать с ними со всеми.

— И всегда получалось, да?

— Даже птицы и пчелы рассказывают друг другу обо мне.
На своем приеме выдающийся ученый поблагодарила своего мужа доктора Криса Дэвиса. Завтра пара отпразднует свою 42-ю годовщину совместной жизни. Когда их спросили, как им удалось столько прожить вместе, профессор Харрисон ответила... в своем стиле: «Не знаю. На этот вопрос сложно ответить. Не удается это сделать только тем, чья любовь недостаточно сильна».
... чувство стыда, которое я испытываю, определяется не только тяжестью ситуации, но и числом людей, которые стали её свидетелями.
— Сколько можно? Макс, тебя это касается в первую очередь!

— Что? Она опять меня унижает!

— Тебя невозможно унизить, красавчик! Нью-Йорк обожает сплетни о тебе и хочет тебя изнасиловать!

— Переоденьтесь, пожалуйста, в теплое, — попросила мама.

Макс все стоял и смотрел на сестру:

— Что-то мне не хочется быть изнасилованным похотливыми стервами этого города!
— А поцелуй гораздо интимнее секса...

— Да? А как это?

— Трахнуться означает «Да, да, я люблю тебя, отстань», а поцелуй – «А ты классный!»
— Для счастья в браке надо понять главное противоречие между нами.

— Какое?

— Для него секс — уже примирение. А для неё секс невозможен, если они не помирились.

— Почему так?

— Дело в различии между пенисом и вагиной. Пенис — это поршень, боевой таран, если угодно. Гнев тарану не помеха. Иногда это даже помогает. Этакий «брутальный подход». А вагина... вагина должна расслабиться, чтобы раскрыться и впустить. Нельзя же быть гостеприимной хозяйкой, когда ты в гневе.