Цитаты про убийц

Мы представляем себе убийц безликими существами, порой кажется, что весь город кишит ими, но они обычные люди, как ты и я...
— Почему ты никого не позвала, а сразу побежала к нему?

— Потому что когда меня ранили, я помню, как думала, что лицо моего убийцы — это последнее, что я увижу. То же самое могло случиться с ним. Он должен был увидеть что-то хорошее перед смертью.
— Как можно применять моральные категории к убийцам?

— Бывают преступления в состоянии аффекта, совершённые от отчаяния, за которыми следует раскаяние и признание человеческой слабости. Ключевое слово здесь — «человеческий».

— Причины убийства не имеют значения. Отнятая жизнь — вот что имеет значение.
— Мы все ходили в школу, и никто из нас не стал убийцей.

— Если мы с ними боремся, то мы — убийцы убийц.
Целься в сердце или в лёгкие… Только не в лицо, если клиента не опознают, то не заплатят.
— Может, ты маньяк убийца или планируешь им стать?

— Пока нет, но я меняю свои хобби.
Ты знаешь и я знаю, что мы юридически убийцы, не копы. Иногда мы раскрываем преступления и ловим плохих парней, но под конец некоторых дней мы кого-нибудь убиваем.
— Если бы я приказал тебе убить кого-то... скажем, маленькую девочку — ты бы сделал это? Без вопросов?

— Без вопросов? Нет. Я бы спросил: «За сколько?»
— А потом они жили долго и счастливо?

— Жили бы, но Барон отравил принцессу, и она умерла мучительной смертью. Её нечеловеческие предсмертные вопли искалечили душу юного конюха, который вырос и стал жестоким убийцей, и каннибалом.

— Джим, да ты болен! Почему ты всегда хочешь всех убить? Почему нельзя придумать счастливый конец?

— Это и есть счастливый конец.
Если убить убийцу, количество убийц не изменится.
Ты смог меня поймать, Уилл, потому что мы очень похожи. Хочешь почувствовать запах убийцы — принюхайся к себе.
– А что, наш убийца и вправду становится опасным?

– Убийца всегда опасен, – мрачно отозвался Пуаро. – Удивительно, как часто об этом забывают.
— Понимаю, наркодиллер подходит на роль убийцы...

— Нет, наркодиллер ОЧЕНЬ подходит на роль убийцы.

— Только в его словах гораздо больше смысла, чем у свидетеля.

— Я тут, конечно, новенький, но может, лучше арестовать настоящего убийцу?..
Инстинкт убийцы нельзя объяснить словами, но его можно увидеть во взгляде.
— Что же ты сделал в свои годы, что тебя так все ненавидят? Даже за миллион жизней такого не успеть.

— Потому что я живу, убивая других. Пофиг, если один или двое детишек начнут меня ненавидеть. Я даже не отрицаю, что я – убийца.

— Да. Да ты владыка всех убийц. Ты заставил их всех тебя ненавидеть, но при этом ты не можешь вынести детский плач?

— Ребенок не поймет. Даже если придется замарать свои руки, есть в этом мире вещи, которые нужно защищать такой ценой. Некоторые вещи можно увидеть только плохими глазами.
— Ты убийца. Пятеро невинных иракцев убиты по твоему прямому приказу.

— Я солдат.

— Нет. Ты перестал им быть, перейдя черту.
— Кто, по-твоему, я?

— Убийца, чудовище.

— Я убийства нормой не считаю и презираю убийц.
Может ты хочешь рискнуть? Разрушить свою жизнь, чтобы защитить порочную юридическую систему, из-за которой убийцы оказываются на улицах?
Трусость — один из важнейших факторов, помогающих убийцам выживать.
Я задумался: почему они стали такими? Как эти люди стали носителями зла? Я понимал, что причину нужно искать в психологии. Это были жертвы окружения, жертвы своих родителей. Научные объяснения были неудовлетворительны, и я начал размышлять о зле как о болезни. Это передается от человека к человеку, от времени ко времени, большинство из нас считает себя неспособными на это, но это не так. За один момент в нас может возникнуть желание убить, но мы способны погасить его, однако есть люди, в жизни которых случаются трагедии или потери – это делает их уязвимыми. И неожиданно, в тот момент их жизни, когда… когда они ранимы, зло захватывает их, и они сами становятся злом.
— I love hitmen. No matter what you do to them, you don't feel bad.

— Люблю наёмных убийц. Что с ними ни делай, совесть не мучает.
Если бы все то, что блестит, было золото — золото стоило бы много дешевле.
Уорд убивает не потому, что ничего не чувствует, а потому, что чувствует слишком много.
— Вот вы... серийниками занимаетесь. Может, скажите мне, зачем они это делают?

— Ну, мотивы разные бывают.

— Два мотива всего: власть и похоть. Остальные сводятся к этим двум.
Белые охотники ночи, избавьте этих зверей от тьмы их будущего.
Тот, кто не способен владеть двумя клинками, не достоин называться убийцей.
— Нужно действовать крайне осторожно. В противном случае убийца нанесет новый удар.

— Тогда вы его точно поймаете.

— Вполне вероятно, но сохранить жизнь невиновному важнее, чем поймать убийцу.
Послание на пороге… Когда я подумал об этом, меня пробрала дрожь. Мистер Кроули получил от меня целую серию посланий: я пытался напугать его, чтобы он утратил бдительность. Выманить, дать понять, что на него объявлена охота. Тот же самый случай с этими телами. Первое говорило: «Вот и я». Второе, найденное на месте другого преступления, подтверждало: «Я — часть того, что здесь случилось». А третье, оставленное там, где я наверняка должен был его найти, заявляло: «Я знаю, кто ты».
— Вау! Тебе столько пришлось пережить, Блэйдвульф...

— «Блэйдвульф»?

— Да, теперь это твоё имя. Надеюсь, оно тебе нравится... Так значит, сразу после этого Рэйден спас тебя?

— Он освободил меня. Он вынужден был убивать, как и я. Он видел тёмную сторону человеческой души. Но всё равно он продолжает бороться за то, во что верит.

— Да. И потому я верю в него. Он будет идти по этому пути и никогда не свернёт.
— Там. Я вижу землю.

— Три мили — и ты на месте. Никакой активности на авиабазе. Похоже, о перехватчиках можно не волноваться.

— Отлично. Тогда у нас есть время на небольшой брифинг.

— Я знаю, ты соскучился по мне, Кев. Но я уже обо всём проинформирован.

— То же самое ты сказал перед Монтенегро. Ладно, просто шучу, приятель. Твоя задача — высадиться в Абхазизии, нейтрализовать террористов, восстановить законное правительство... или то, что от него осталось. Президент и большинство членов кабинета министров были убиты, а также установлена военная хунта. Террористы использовали нейровзлом на всех высокопоставленных офицерах, а их киборги раскидали рядовых. Несколько лидеров выжило, но они не могут открыто противостоять новому режиму. Поэтому нас и позвали.

— Андрей Долзаев, лидер оккупационных сил. Экстремист, причастный к бойне в Санкт-Петербурге в 2015 году и прошлогоднему теракту в Грузии. Его поставщик оружия — не кто иные, как «Десперадо Энфорсмент».

— Убийцы Н`мани...

— Если мы не остановим их сейчас, то они смогут дестабилизировать весь регион. Но ещё одна немаловажная проблема — это Реактивный Сэм. Полагаю, вы уже встречались.

— Единственная проблема, которую я вижу, это его прозвище. В этот раз я во всеоружии.

— Возможно, он даже не в стране, но всё же смотри в оба. Ох... эм... извини.

— Готов к высадке.
Это же ты убил Натана Хейла, верно? Говорят, тебя выгнали из АСНИП. Меня тоже. Таких, как мы, осталось немного. Такие мужчины, как мы, рождены для битв.
— Просто из любопытства: какую часть тела мы ищем?

— Я как-то не думал об этом...

— И что если убийца всё ещё здесь?

— Об этом я тоже не думал...
— Мы арестовали парня жертвы. Свидетель видел его удирающим с места преступления, и он забыл сменить свои окровавленные носки…

— Боже, благослови тупых убийц!
А ночью ко мне пожаловали убийцы! Ко мне! Такому доброму и безобидному! И нет! Это не были влюбленные! Те лазят с цветами, а эти лезли с обнаженными кинжалами! И нет! Они не хотели мне порезать колбаски! Они явно нацеливались нарезать ее из меня.
Осьминог – один из величайших символов Гидры. Чрезвычайно умный и легко адаптируется. И они безжалостные убийцы. Почти идеальные хищники.
— Эй, вы, слушайте! Смотрю на вас и диву даюсь: кровожадные стервятники разгуливают, как люди. Добро пожаловать! Добро пожаловать в преисподнюю! Нас считают без вести пропавшими, но, как видите, мы не пропали, нас просто трудно отыскать.

— Замолчи! Я тебя знаю!

— Конечно, меня все знают, я легендарный Трехпалый Джек! А вы кучка убийц и мерзавцев, разодетых, напомаженных дураков.

— Не обращайте внимание, господа, — он обычный вор.

— Обычный вор — это точно! Мне не сравниться с вами, господа. Я крал золото, я крал деньги, а вы украли сотни жизней.
Убийца, тем более удачливый, старается снова и снова повторить преступление, которое так ловко сошло ему с рук.
Мой совет: не пренебрегайте уроками выживания. Вам не терпится схватиться за оружие, но большинство погибнет от естественных причин: десять процентов от инфекции, двадцать от обезвоживания – природа умеет убивать не хуже ножа.