Цитаты Дина Винчестера

— Какого черта, ты здесь?

— Выписал себя сам.

— Ты спятил?!

— Не умирать же в больнице, где даже сестрички так себе.
— Нет. Нет. Мне привиделось и так не бывает!

— Добро пожаловать в наш мир!
— С Касом все образуется… Должно. Это же карма!

— Карма в последнее время только бьет нас по морде.

— Да… Значит надо дать ей сдачи.
— Извини, друг, а ты знаешь, что Господь тебе уготовил?

— Уж лучше бы не знал, брат...
— Анна? Я тут.. работаю над одним делом.

— Так вот что тебе снится..

— Спалился я.
— Одри, мы на минутку.

— Ладно.

— Отлично…

— Мы... нам бы как-то… убить медведя…

— Как?! Застрелить, сжечь?!

— Не знаю... И то, и другое.

— А вдруг ничего не выйдет... прикинь, тут будет носится огромный, разъяренный горящий плюшевый медведь.
— А ты красавчик!

— Не понял?

— Я сказал: «Ты красавчик».

— Ты только не обижайся, приятель, но я предпочитаю женщин.
— Парни, а вы уже видели призраков?

— Однажды. Мы работали в одном старом доме и увидели, как со стола упала ваза.

— Сама!

— Мы, собственно, этого не видели, но слышали. А пережить такое дано не каждому.
— Ребята, догоним его, вперед! Держи его!

— Беги, Форрест, беги!
— Это настоящее оружие?

— Да. Это настоящая каменная соль. И настоящие фальшивые удостоверения.
— То, что рай всего один, неверное мнение — их тут до фига. И все свалены в одну кучу. Это как диснейленд, только без антисемитов.

— Диснейленд?

— Здесь есть Винчестерленд, Эшленд и любой хрен знает чей ленд.
— Катись в ад, тебе там самое место! Надеюсь, я еще увижу, как твоя плоть обуглится и сползет с костей! Надеюсь, еще услышу твои вопли!

— Я вот надеюсь, что ты заткнешь хлебало, но чего в этом мире стоит надежда?
— Ты меня не помнишь?

— Получай я по монетке каждый раз, когда девушка задаёт мне такой вопрос...
— Провести вечность в каком-то своём мирке, которым заправляют ангелы... уныло. Нирваной тут и не пахнет, это скорее Матрица.

— Как сказать. Лучше на чердаке, чем в подвале.
— Это судьба.

— Вот не надо мне! Я жизнь положил на борьбу с этой хренью. Нет никакой судьбы.
— Я сказал ему: «Выйдешь за дверь – можешь больше не возвращаться!» А Сэм всё равно ушёл. Он сделал свой выбор!

— Распустил нюни как какой-то нытик. Нет. Ты — сын своего отца. Ну так вот что я тебе скажу: твой отец был трусом!

— Про папу много чего можно сказать, но что он трус...

— Ему было проще оттолкнуть Сэма, чем найти с ним общий язык. Особая смелость для такого не нужна. Ты славный малый, Джону до тебя далеко. Так сделай одолжение, не уподобляйся ему.
— Выглядишь как живой мертвец!

— Сам бы поизгонял демонов всю ночь!
— Знаешь, я не мог не заметить: ему (Бену, сыну Лизы) ведь 8. А мы... Нууу...

— Хмм... Вот только не спрашивай, от тебя ли!

— Нет! Что ты, что ты... Не от меня?
— Патроны ещё есть?

— Да навалом! Только надо пробраться в фургон, где мы их оставили!
— Очешуеть, значит, Ева стряпает гибридов?

— Похоже на то...

— Вопрос только, зачем? Что она собралась делать с... как их назвать?!

— Поздравляю! Сам их открыл — сам и называй.
— Это Михаил. Круче него наверху нет.

— Серьёзно нет? А по мне, он похож на Кейт Бланшетт.

— Не хотел бы я его в тёмном переулке встретить...
— Не надо давить на жалость, я не сочувствую дьяволу. Я знаю, что ты такое.

— Что я такое?

— Та же тварь, только больше. Ты из племени тараканов, которых я давил всю свою жизнь. Ты мерзкая, злобная, ползучая тварь, кусок сверхъестественного дерьма. От других ты отличаешься лишь одним — размерами своего самомнения.
— Знаешь... я практически вырастил своего брата. Я заботился о нём так, что многим людям никогда не понять, и я всё ещё люблю его. Но я убью его, потому что так надо, и я должен.

— Или потому, что так повелел Бог?

— Да. С самого начала Он знал, как всё закончится.

— И ты сделаешь всё, что прикажет тебе Бог.

— Да, потому что я хороший сын.

— Приятель, поверь тому, кто знает — это тупик.

— Ты знаешь лучше, чем мой отец? Ты — ничтожный человечишко. С чего ты взял, что можешь выбирать?

— Потому что я верю, что сам могу распоряжаться своей ничтожной жизнью.
— Джерсийский дьявол? Я думал, это чушь, местная небылица!

— Рассказы о встречах с ним бытуют в тех краях вот уже более 200 лет. По одной версии у него крылья летучей мыши, по другой — рога и хвост и вот еще... Лошадиная голова!

— В газете скорее башка Чубакки... Этой твари только с Трансформером махаться!
— Наша жизнь — отстой! Повсюду безнаказанно шныряют твари из чистилища, а мы третий год подряд не сходим с обложек журнала «Кирдец миру». Несмотря на то, что мы спасали этот «Титаник» уже дважды!.. Если бы мы каждый год не отбирали у него веревку и мыло, мир бы уже радостно скопытился!

— Сынок, будешь мыслить так глобально — голова лопнет.
— Ты рассуждаешь как покойник, Дин.

— Я рассуждаю, как человек, которого все достало! И он не понимает, зачем ему это все было нужно!

— Ну, извини, бедненький! Ты ненормальный человек.

— Спасибо.

— Брось! Ты уже пытался завязать с охотой и жить нормальной жизнью... А в результате сидишь с ворчливым старикашкой в фургоне, набитом оружием. Нормальные люди так себя не ведут! Ты охотник, а, значит, будешь делать то, что нужно в данный момент. А если будешь предаваться унынию, кто-нибудь подкрадется и снесет твою дурную башку! Так что постарайся найти повод снова вернутся в строй — будь то любовь, ненависть или грошовое пари. Хватит с меня похорон, довольно! Помрешь раньше меня — убью!
— Одна свидетельница видела, как он засветился красным после того, как высосал жизнь из человека.

— Очешуеть!

— При чём здесь чешуя?
— Он что, какой-то деревенский клоун?

— Он из будущего.

— Бензин по четыре бакса, сыр из дозатора... а наш президент — чёрный.

— Считай, ты меня удивил.
— Стойте, если я убью Хроноса... то застряну здесь?

— Ты только сейчас понял? Да ладно, 1944 не так плох.

— Да, можно съездить в Европу и надавать Гитлеру по шее.
— Да, охота даёт свободу. Разве ты не ради этого охотишься?

— Раньше я охотился из-за семьи.

— Хм.

— Но они всё умирают. По правде говоря, я и сам уже не понимаю, что я делаю и почему.

— Ой-ой. Плакса-вакса Нэнси. Скажи, в будущем все охотники такие же слабаки? Все кого-то теряют. И однажды, бум, приходит и твой черёд. Но ты по крайней мере приносишь пользу. Наслаждайся, пока можешь, парень, ибо охота — единственная понятная вещь в жизни. Тебе повезло больше, чем другим.
— Беллу вычислили!

— Ну и?

— Руфус Тарнер.

— Это что, ругательство?
— В нашей вселенной нет Господа.

— И что? Вы с ребятами решили закатить Апокалипсис, пока он не вернулся?
— Ещё со времён Каина и Авеля это в крови у тебя, твоего отца, всей семьи.

— Чудненько. У родни давняя порочная связь с небесами.
— Вы собачитесь, словно старики-супруги.

— Не-е-ет, супруги могут развестись! А мы с ним как... сиамские близнецы!
— Кажется, ты не понимаешь, что вляпался в серьезные неприятности.

— Вы мне мелкое хулиганство шьете или все так серьезно, что пора готовить вазелин?
— Что это?

— Пуля, которую я собирался пустить себе в висок. Каждое утро я смотрю на неё, и думаю: «Может, сегодня я всё пошлю нахрен?». Но я не ухожу. И не уйду. Знаешь, почему? Потому что обещал тебе, что не сдамся!
— Что ты знаешь о драконах?

— Что? Ничего.

— Серьезно!

— Ну, это не Лохнесское чудовище, Дин. Драконов не существует.

— Сделай пару звонков...

— Кому? В Хогвартс?
— Дин Винчестер? Я потрясен и взволнован. Можно попросить автограф?

— Конечно. Я вырежу его на твоей селезенке.
— Ты в порядке?

— Ты думаешь, что я о сих пор... *крутит пальцем у виска*

— Да, если ты хочешь об этом знать, конечно.

— Нет, я совершенно нормален. Но 94% психов думают, что они совершенно нормальны... таким образом, я полагаю, мы должны спросить себя, что есть «нормально».
— Заправляешься с утра гамбургером?

— Я продал душу. Мне остался год. Проблемы ожирения меня не волнуют.

(— Жуем на завтрак чизбургер с беконом?!

— Я продал душу, через год помру. Плевать на холестерин!)