Цитаты Стэна Марша

— Нет никакого глобального потепления и оно не вызвало потоп.

— А ты откуда знаешь?

— Потому что знаю, ЧТО вызвало потоп...

— Джордж Буш?

— Нет.

— Террористы?

— Нет.

— Коммунисты?

— Нет.

— Китайские радикалы?

— Нет.

— Картман?

— Типа того...
— ... Я просто хотел сказать вам, что наркотики это плохо.

— Да знаем, знаем. Именно это все и говорят.

— Верно. Но почему это плохо?

— Потому что наркотики, вызывающие стойкое привыкание, — способ решения личных проблем, ведущий к заболеваниям тела и разума, они чреваты последствиями, значительно перевешивающими предполагаемые блага от их применения.
Мне кажется, я сегодня многое понял. Это легко — не воспринимать людей на экране как настоящих, но они настоящие. Нам так легко не обращать внимание на картинки в телевизоре, но за ними стоят живые люди, такие же как мы.
Приключения случаются только если ты идёшь туда, куда не следует.
— А у вас есть в меню что-нибудь, не напоминающее говно?

— Такой молодой и такой пессимист... Тебе не кажется?

— Почему? По телику одно дерьмо, видеоигры — дерьмо, а весь мир — одна большая какашка. Единственное, что меня не бесит — это мои друзья, но они все заболели. Я буду чизбургер, и попросите повара класть поменьше дерьма.
— Ха-ха! Это было в Симпсонах, шестой сезон, эпизод, где у Лизы на вырванном зубе появляется город, они чтят ее, и строят ей памятник!

— Ну да. И что дальше-то?

— Че?!

— Что дальше-то? В Симпсонах много чего было.

— Да, они уже 13 лет в эфире, там все было.
— Это нечестно. Это несправедливо.

— Сколько мы в него вложили времени, сколько усилий! И вот его благодарность!

— Вот доказательство того, что усилия никогда себя не оправдывают! Отныне я буду безработным бомжом-наркоманом!
— Стен, ты видел утром радугу?

— Да, здоровенная такая!

— Ненавижу радугу.

— Ты что? Радуга всем нравится, что можно ненавидеть в радуге?

— Не ясно что ли? Вот сидишь ты, весь в своих думках, а эта радуга как подвалит, как поползёт по твоей ноге, заберется в жопу, как начнет кусаться, ты как заорешь: «Э, вылазь из моей жопы, дурацкая радуга!»

— Картман, чё за фигню ты рассказываешь?

— Я рассказываю о радуге, ненавижу радугу!

— Радуга — это такая разноцветная арка, появляющаяся после грозы.

— А-а, радуга. Да я люблю радугу.
— Пацаны, я тут кое-что подсчитал. В прошлом году соотношение составляло 90% белых против 10% черноты. Это означает, что всего за один год их стало на 50% больше.

— Первый раз ты так серьезно математикой.

— Потому-что это важно! Ежегодный прирост в 50% означает, что через 3 года мир заполонят одни нацменьшинства! Это случится в 2012 году. Индейцы Майя это предсказывали!

— Кто?

— Майя. Они знали, что к 2012 году чернота захватит мир! И это уже началось.
— Жиртрест, ты же собирался покончить с собой?

— Я пытался! Я заснул в гараже в машине матери с включенным мотором.

— И чё, не умер?

— Долбаные гибриды, разве с ними сдохнешь?
— ... На его левой руке вместо ладони...

— Крюк!

— Нож!

— Нет. Сельдерей!

— Сельдерей?

— Да. И ходит он, хромая, потому что у него нет одной ноги. А там, где должна быть нога, у него... Патрик Даффи из телевизора!

— Патрик Даффи?! Картман, да это же ни фига не страшно!

— Как, не страшно? Да ты видел, в каких сериалах он снимался? Ужас!
— И что вы будете делать с ворованными кальсонами?

— Сбор кальсон — это лишь первая фаза.

— Фаза 1 — сбор кальсон.

— Ну... а какая вторая?

— Ээ... Эй, мужики, какая вторая фаза?

— Фаза 1 — собираем кальсоны.

— Да, да. А что насчёт фазы 2?

— Ну... фаза 3 — это прибыль, въехали?

— Я не въехал.

— Видите, фаза 1 — сбор кальсон, фаза 2 — ..., фаза 3 — прибыль.

— А... въезжаю...
— С какой целью ты призвал принца искушений?

— Вот чёрт. У меня демоны зависимости, и я их не понимаю.

— Тогда позволь мне объяснить тьму души человеческой! Значит, у тебя есть дофамин, это гормон, который высвобождается, когда ты занимаешься чем-то приятным; во время еды или секса, скажем. И это естественно, как кролики на лугу или рыба в воде, им дофамин нужен, чтобы потреблять и размножаться. Но из-за людского прогресса и того, что у них есть доступ ко всему, чему хочется и когда хочется, люди перебарщивают и начинаются проблемы с дофамином. Понимаешь, это ни *** не высшая математика.
Нефиг мне указывать, что делать — мне 8 лет!
— Извините, мы хотели отправить козла в Афганистан.

— Прошу прощения?

— Это афганский козёл, он не может здесь оставаться, он задохнётся сладким воздухом свободы.
— С меня хватит! Вы никогда не воспринимали уроки рисования серьёзно! Вам кажется, что искусство — это несерьёзно?

— Ну не знаю, это всё как-то для гомиков, что ли...

— А мне нравится!

— Вот видите.
— Если бы какая-нибудь девчонка решила меня отлупить, я бы сказал: «Э, прекрати наряжать меня почтальоном и заставлять плясать, когда сама куришь крэк и трахаешься с каким-то мужиком, которого я даже не знаю, на папиной койке….»

— Картман, чё ***ню ты несёшь?
— Извини, Стэн, что я кинула тебя.

— Ничего, Венди. Извини, что я пожелал, чтоб ты сдохла.
— Кенни был замечательным. Жаль, что его отняли у нас.

— Чувак, да ведь это ты его располовинил бензопилой!

— А, да.
— Чуваки, на Рождество мне подарят футбольный шлем!

— Откуда знаешь?

— Я видел, как мама прятала его в шкафу.

— А я тоже наблюдал за мамой и знаю, что она подарит мне супер-ультра-вибратор 2000!

— А что это?

— Не знаю, но звучит круто.
— ... и вот, перебив целую вьетконговскую армию, они вернулись на базу. По прибытии, они покатались на русских горках, поели конфет и в довершении всего Нед получил медаль «Пурпурное сердце» за отважные действия по обороне водяной горки. Таковы были ужасы вьетнамской войны. Конец.

— Кто ж вас, мальчики, загрузил такой ***ней?

— Ветераны Вьетнама.
— Извините, что убил вашу маму, белка сказала, что она злая.

— Тебя обдурила белка?.. Умом ты не блещешь.
— Мисс Картман, ваш сын забрал кое-что, что ему не принадлежит.

— Я учила его уважать чужую собственность... А что именно?

— Бюллетени нескольких штатов, и президентом объявили не того.

— Оставлю на неделю без телевизора!
— Ни фига себе, какое всё здоровенное!

— Ага, почти такое же, как жопа Картмана.

— Ни фига, пацаны...
— Ну так чё, кто пойдёт за тампонами?

— Давайте сыграем в игру: «Если тебя зовут Баттерс, то ты проиграл и идёшь за тампонами»?

— Давайте!

— Так, меня зовут Эрик, а тебя как?

— Кайл.

— А тебя?

— Стэн.

— А тебя?

— Рафаил!!!!

— ...

— Чё, я проиграл, да?..
— Так, значит давайте еще раз проясним ситуацию. Эта женщина пыталась вернуть себе свои яйца, которые были в коленных чашечках чёрного пацана, у которого отецдельфин.

— Ну... Примерно так.
— В жизни каждого мужчины есть что-то святое, что дороже всего на свете...

— Это велик?

— Ветчина?

— Какая ветчина, урод?!

— Да пошёл ты! Ветчина, да?
— Теперь ты знаешь мой чудовищный секрет!

— То, что ты — гомик, Баттерс?

— Нет! Я профессор Хаос!!

( — Теперь ты знаешь мой чудовищный секрет!!

— То, что ты — гомик, Баттерс?

— Да ради Бога, я не возражаю).
— Всё-таки, бедняки — это полный отстой! Твои предки сидят на пособии, но всё равно собираются рожать еще одного! Бедняки размножаются, не заботясь о перенаселённости, а значит, я должен платить за них налоги! Почему?

— Жиртрест, ты не платишь налоги, тебе восемь.
— Да что вы пристали? Нам в школе говорили и по телевизору, что мирные жители Афганистана и Пакистана любят Америку!

— И вы поверили? Не только Талибан ненавидит Америку. Треть мира ненавидят Америку!

— Но за что? За что нас ненавидят?

— Потому что вы и не подозреваете, что треть мира вас ненавидят!
— Чувак, я думал, что афганские ребята почти уговорили тебя возненавидеть Америку.

— Нет, чувак! Конечно, у Америки может быть много проблем, но это наш дом, это наша родина, наша команда. Если ты не поддерживаешь свою команду, пошёл к чёрту со стадиона!
— Почему ты отказался голосовать?

— Ну, выборы это здорово, но мне в этот раз будет плевать, потому что это выбор между клизмой и сэндвичем с дерьмом.

— Разве ты не знаешь, что всегда приходится выбирать между клизмой и дерьмом? С момента самых первых выборов мы выбираем между клизмой и дерьмом. Только у них хватает подлости так далеко продвинуться в политике.
— У меня гениальные новости! Вчера в Денвере был вице-президент Дик Чейни и я взял у него интервью для нашей программы.

— Интервью с вице-президентом? Ну, честно говоря, я даже не знаю, как его поставить между соревнованием по поеданию пирогов и пацаном, который описался в понедельник.

— Да, но это настоящие новости!

— Это скучные новости!

<...>

— Слушайте, мне не нравится, в каком направлении движется наша программа. Мы отупляем нашу школу.

— Да нет, в школе и так все уже тупые. Мы даем им то, что они хотят.

— Мы делаем новости, приближенные к ученикам.

— Да, но это не новости, это отвратительная погоня за рейтингами! А как же наш журналистский долг рассказывать о фактах? Разве вы не видите, что происходит? Пытаясь конкурировать с нелепым шоу Крейга, мы дискредитировали само понятие новостей!
— Теперь у них кольца невинности.

— А что это?

— Это такие кольца, что бы они не занимались сексом и ничего вообще не делали.

— Кольцо, чтоб вы были вместе, но не занимались сексом… Это же обручальное кольцо, да?
Венди, надо уметь правильно выстраивать приоритеты. Что важнее — засветиться в телике, или предотвратить какое-то дурацкое убийство?
— Я накопил денег и смогу в этом году купить M80.

— Я в каком-то фильме видел как один парень засунул такую штуку кошке в задницу.

— Круто, может возьмём Картмановскую кошку?

— Эй, полегче, если кто тронет мою кошку, я тому засуну фейерверк в штаны, чтобы всем яйца по штанам размазало!

— Ну ты даёшь.

— А, что я предупредил, чтобы мою кису не обижали...
— То, что Господь не отвечает, еще не значит, что ему наплевать.

— А тогда почему он не дает то, чего я прошу?

— Господь не может отвечать на все молитвы и давать все, что захочешь. Это уничтожит смысл жизни.

— Это как?

— Если Господь будет отвечать на все молитвы, нам нечего будет делать. Жизнь состоит из проблем и преодоления этих проблем. Мы растем и учимся на этих проблемах. Если Господь будет все делать за нас, тогда нет смысла в нашем существовании.
— Жиртрест, заткнись!

— Сам заткнись, задница!

— Ты заткнись, сидор хренов!

— Ты заткнись, задоголовый!

— Боже, вы что, враги?

— С чего ты взял? Мы друзья.
Преступление на почве ненависти — это чудовищное лицемерие. За последние несколько лет в нашей стране разрабатывались новые законы о преступлениях на почве ненависти. Если кто-то кого-то убивает, то это преступление, но, если убивают человека с другим цветом кожи, то это преступление на почве ненависти. Мы считаем, что это лицемерие, потому что все преступления равны. Если мужчина избивает другого мужчину за то, что тот спал с его женой, разве причиной послужила не ненависть? Если человек покушается на государственное здание, разве это не ненависть к правительству? Цвет кожи не должен влиять на приговор, хватит разделять людей на подгруппы, этот закон только подчеркивает, что черный отличается от белых, что к гомосексуалистам нужно относиться иначе. Разве мы не одинаковые? Разве мы не равны? Вместо этого мы должны быть одинаковые и нести равное наказание за одинаковые преступления.
Мы знаем, что нужно делать. Мы все смотрели «Оно» и «Очень странные дела». Надо взять ранцы, пойти в лес и спасти всех под убойные песни 80-х.
You know, I think that if parents would spend less time worrying about what their kids watch on TV and more time worrying about what's going on in their kids' lives, this world would be a much better place.

Я думаю, что если родители будут меньше беспокоиться о том, что их дети смотрят по телевизору и больше беспокоиться о том, что происходит в жизни их детей, то этот мир был бы намного лучше
— Но мы дали обещание Иисусу!

— Стэн, Иисус не имеет никакого значения, когда Мухаммед в игре!
Слава Богу, мы живем,

С разным быдлом и жлобьем,

Благоденствием дыша,

В этих гнусных, захолустных,

Офигенных США!
Вот девушка в душу, запавшая мне,

За ней наблюдаю я словно во сне.

Пройдёт в отдалении, а я уж в огне

И екает что-то в брюшине моей.

Я знаю, я должен понравиться ей.
В семьях не всегда царит мир но, когда над нами сгущаются силы зла, мы можем победить их, потому что мы вместе.