Цитаты про сыновей

Малютку сына — баю-бай!

Прижми покрепче к сердцу

И никогда не забывай

Задать ребенку перцу!

Баюкай сына своего

Хорошею дубиной -

Увидишь, будет у негоХарактер голубиный!
I love Justin. He's my son… To me, I don't call him Justin or Beiber or the Beibes… I just call him Son.

Я люблю Джастина. Он мой сын… Для меня, Я не называю его Джастин, или Бибер, или Beibes… Я просто называю его сыном.
Я, конечно, не сильно разбираюсь в искусстве. Но я всегда знал, что ты станешь хорошим художником.
Надо как-то объяснять людям, что самое главное в жизни не за чем искать далеко... Счастье совсем рядом. Я ведь как жил? Как будто черновик писал... Думал: ещё не настало время контрольной работы. А оказалось, был в шаге от того, чтобы завалить свой самый главный экзамен...
Я бы хотел, чтобы у тебя было такое же детство, как и у меня. Но... этого не будет. Люди будут умирать. Я умру... мама. И к этому нельзя быть готовым... Я пытаюсь, но не могу. Лучшее то, что мы можем сделать сейчас — это избегать этого как можно дольше, быть на шаг впереди.
Для меня истинная вера в Господа — это ответ на вопрос: «Готова ли я к тому, чт­о­­ мой сын отдаст жизнь во искупление г­ре­х­а просто человека?..»

Я ищу этот ответ. Я иду к нему.­ ­­­

Сегодня я знаю точно одно — я готова быть рядом с сыном всегда и хочу радоваться тому, что он есть. Он родился! И дал мне счастье быть просто мамой. ­­
Оставь, Катя, оставь. Да ведь сын мой... сын... Плоть от плоти моей... а душа... змеи! Сколь... презрен... и жалок есть человек! Катя! Душно...
— Прошу, не обижайте моего сына, он лишь невинный младенец.

— Сейчас невинный, но каким он станет на троне?
У меня есть сын. Его зовут Мичислав Стилински. Но мы зовём его Стайлз. Я помню. Когда Стайлз был маленьким, он не мог выговорить своё имя. Не знаю, почему. Оно же так легко произносится. Но максимум, что он мог сказать, – «мисчиф» [озорник]. Мама звала его так, пока... Я помню, когда... когда Стайлз впервые получил свой джип. Он принадлежал его матери. Она хотела, чтобы он был его. Впервые сев за руль, он сразу съехал в кювет. В тот день я дал ему первый рулон скотча. Он всегда попадал в неприятности. Но у него всегда было доброе сердце. Всегда. Мы здесь сегодня... потому что мой дурила-сын решил вытащить Скотта, своего самого лучшего друга на свете, в лес, чтобы увидеть труп.

I have a son. His name is Michislav Stilinski. But we call him Stiles. I remember. When Stiles was a little kid, he couldn't say his first name. Not sure why. It pretty much rolls off the tongue. But, uh, the closest he could get was «mischief.» His mother called him that until... I remember when, uh... When Stiles first got his Jeep. It belonged to his mother. She wanted him to have it. The first time when he took a spin behind the wheel, he went straight into a ditch. I gave him his first roll of duct tape that day. He was always getting into trouble. But he always had a good heart. Always. We're here tonight because my goofball son decided to drag Scott, his greatest friend in the world, into the woods to see a dead body.
Никогда не думал, что тот, кому доверяешь, может обернуться против тебя. Наши земли не просто были опустошены — они стали доступны к полномасштабному вторжению. Наши новые враги надвигались с юга экватора, разоряя обескровленную страну.

Но я хорошо вас натренировал. И вы не будете одни. Человек, который по настоящему любит свою Родину, не только отдаёт за неё свою жизнь. Он даёт ей и новых сыновей.Время заслужить маску.
— Ты же сказала, что не вернешься туда?

— Да, я до умопомрачения боюсь этого места, но я тысячу адов готова пройти ради сына.
О Боже, Боже, Боже, Боже, Боже! Я пытался заставить этих олухов поверить в то, что я их сын, а я действительно их сын!
— Ну, скажи-ка, «сынок», сколько тебе лет?

— Двадцать четыре.

— Выходит, ты родился, когда мне восемь лет было?

— А тебе сколько?

— Тридцать два.

— Ну ты загнул! Ты ж весь седой!

— Это мука!
— Вы знаете Саторнино Кавалло?

— Знаю ли я его? Да, это я и есть! Сынок, обними меня!

— Папа! Папа!

— Сынок, наконец-то!

— На кого ты похож, папа. Бедный папа. Я тебя уже давно ищу, а тут ты меня нашел. Какая радость. Я так счастлив, папа!

— Скажи, сынок, ты ведь работаешь, да?

— Нет, папа, но я найду работу.

— Но, ты ведь привез из Италии какие-то деньги?

— Нет, ни одной лиры.

— Лиры? Но доллары какие-нибудь скопил?

— Нет, папа.

— А квартира у тебя есть? Хоть каморка?

— Нет.

— Нет!? И ты хочешь, чтобы я был твоим отцом?

— Но ты же сказал, что ты мой отец?

— Я твой отец!? Да пошел ты к черту, нахрен мне такой сын нужен!

— Но, ведь тебя зовут Саторнино Кавалло?

— Какой Саторнино Кавалло, меня зовут Эмануэле Опуццо, мой отец закончил университет, матьврач, думаешь, им нужен такой внук? Лучше катись в свою Италию!

— Тогда, знаешь что, «папа»? Ты старый хрен!
Вы знаете, я молился о том, чтобы у меня родились дочери, — каждый вечер молился, когда ваша мать была беременна. «Господи, пожалуйста! Всё, что угодно, лишь бы не сына, — лишь бы не еще одного меня!» «Всё, что угодно, лишь бы не еще одного добросердечного идиота.» «Всё, что угодно, лишь бы не еще одного красавчика-авантюриста». «Вообще всё, что угодно».
В детстве мы вдвоем гуляли в саду. Пока ты срезала цвета, я завороженно наблюдал за тобой. Цветы, которые мы рвали, меркли рядом с тобой. Ты была красивее воздуха, воды и даже солнца. Ты была для меня словно ангел, спустившийся с небес. Никто не знал и не видел, но я видел даже твои крылья. Ты укрывала меня ими от зимы и бури. Пока я не решил летать на собственных крылья. Но ты обломала их, и тогда я понял, что оберегала ты не меня, а свою власть.
Я когда-нибудь рассказывал вам о моем сыне? Замечательный мальчик. И довольно находчивый! Он родился на фабрике робототехники в галактике Солана. Но, если быть точнее, он был создан мной — и намного дальше от этого места. У моего сына много имён — XJ-0461, B5429671... но этой Вселенной он известен как Кланк.
Спасибо за день, спасибо за ночь,

Спасибо за сына и за дочь,

Спасибо за то, что средь боли и зла

Наш тесный мирок ты сберегла.
Ребенок и не должен любить маму так же сильно, как мама любит его. Дети стыдятся материнской любви, и никуда от этого не деться. Когда мальчик вырастает и становится мужчиной, он должен думать о других женщинах.
Тут поворот, там поворот... и так тянется годами. Начинаешь видеть это иначе. Прости за то, кем я стал, каким был отцом. Надеюсь, ты сможешь вынести из этого урок, сынок. Надеюсь, ты не сомневаешься, что я любил тебя. Ты лучше меня. Если бы я был сильнее, я был бы таким, как ты. Чёрт, сынок, все были бы, как ты, будь они сильнее.
Твой сын живет своей жизнью. Пора полюбить свою.
У сына мамины глаза и мой упёртый нрав.

Докажет праведность свою, пусть даже он не прав.

Достигнет, сможет, лучшим быть ему совсем легко.

Смотрю и сердце ёкает: пойдёт он далеко.

Как заложить в нём доброту, ведь чтоб мужчиной быть

Он должен научиться ждать, быть верным и любить,

Быть чутким, искренним, простым, когда придёт момент,

А для него пока вся жизнь — сплошной эксперимент.
Now she gotta a six year old,

Trying to keep him warm

Trying to keep out the cold.

When he looks her in the eyes

He don't know he's safe.

When she says «Uh, love, no one's ever gonna hurt you, love,

I'm gonna give you all of my love,

Nobody matters like you».

У нее есть шестилетний сын,

Его нужно согреть,

Защитить от холода.

Когда он смотрит ей в глаза,

Он не знает, что он в безопасности.

Тогда она говорит: «Милый, никто не сделает тебе больно,

Я отдам тебе всю свою любовь,

И никто не важен для меня, как ты».
Никогда я не хотела короны для своего сына. Мой муж пошел бы на все ради трона, но не Гилфорд. Я спасу его. Пусть мне придется ползать на коленях. Мария — женщина, ей знакома горечь утраты. Она поймет: сын не должен отвечать за проступки отца.
— Я возмущен тем, что ты хочешь погубить моего сына!

— Это ты погубил его. И не любовью, а своим ужасающим давлением. Он украл работу гения, чтобы заслужить признание тирана!
Тебя переполняет чувство вины. Отправить собственного сына в психушку... Какой кошмар!
Было тело мое без входа,

И палил его черный дым.

Черный враг человечьего рода

Наклонялся хищно над ним.

И ему, позабыв гордыню,

Отдала я кровь до конца

За одну надежду о сыне

С дорогими чертами лица.
Папа, дело не в том, какой ты отец, а в том, каким сыном я хочу быть.
Ты прыгаешь утром в пальто и — вперед, на подвиг!

Хоть места в вагоне метро для меня и нет,

Я рядом, сынок. Я — руль твой и поворотник,

Я — свежесть цветов и солнечный мягкий свет.

Когда все вокруг поет о деньгах, успехе,

Мой голос становится тихим и ледяным.

Но я оживаю в твоем звонком-звонком смехе,

В вечерних часах, проводимых с тобой одним.
К тому моменту, когда мужчина понимает, что, возможно, его отец был всё-таки прав, у него обычно уже есть сын, который считает, что он не прав.
Женщина бывает недовольна мужем и сыном — двумя изъянами, которые омрачают ее жизнь. Сын — цветная копия отца.
В голове скакали мысли: «Увезти в Москву. Прямо сейчас. Отдать в армию. Конечно, договориться, чтобы служил в Подмосковье, чтобы били, но не до смерти. Чтобы понял, что такое жизнь…»
А доводы вашего сына... Детский эгоизм. Вера в то, что мама — сама, без него — со всем справится, и у него — у него! — все снова будет хорошо. Не будет болеть сердце за вас. Вы обманываете себя, думая, что рветесь к свободе, которой у вас нет. Подлинная свобода — это свобода духа.
Вдруг ощутила инстинктом самки, теряющей детеныша, что ей надо думать не о том, как вернуть сына на правильный путь, а только о том, как его не потерять.
... когда он оплакивал сына (о котором более ничего не известно), кто-то ему сказал: «Ведь это бесполезно!» — «Оттого и плачу, что бесполезно», — ответил Солон.
Знаешь, я до сих пор помню, как тогда обняла его... Как незаметно положила в карман пиджака конфетку... Почему-то мне всегда было важно знать, что я отпустила от себя ребенка не просто так... Что он зачем-то засунет руку в карман, а там вот такой привет от меня... Улыбнется и подумает: «Ну, мама! Когда только успела?» А я ведь сразу почувствую это... И мне станет так тепло, словно я прижала его к себе. В тот день я тоже успела положить ему в карман гостинчик. Он уехал. Я почему-то именно тогда долго смотрела вслед его машине... А через час узнала, что мой сын разбился... Погиб в автокатастрофе... Почему-то именно этот леденец спас меня от полного отчаяния. Я всё время утешала себя тем, что у него с собой моя конфетка и мы до последнего мгновения были вместе..
Дева Мария, почему тебя показывают только при рождении и смерти твоего сына? То есть ты как бы вообще не жила все эти годы. Но ведь когда-то у Иисуса прорезался первый зуб, он болел корью, ветрянкой. И потом, почему он сказал тебе однажды: «Женщина, что у нас с тобой общего?». Так не разговаривают со своими матерями, даже если ты Бог.
Была у одного человека злая жена, и жена разругалась с ним и сказала: «Думаешь, три наших сына от тебя? Один твой, а двое от других». И он спросил, который его, и жена не сказала. И когда отец умирал, сказал: «Все мое имущество пусть достанется моему родному сыну». И браться заспорили меж собой, один говорил: «Я родной сын», другой — «Я». И пошли они к мудрому судье. И судья велел достать тело отца из могилы и пустить в него стрелу. Кто пронзит тело отца, тот и есть родной сын. И два сына пробили стрелами тело отца, а третий бросился с ножом на братьев, и зарыдал горькими слезами и похоронил тело отца. И узнали, что он был родным сыном, и ему отдали отцовское имущество.
Какие чувства может пробудить сын в отце? Умеренность, отвагу, учёность, честность? Однако для этого голос сына должен проникнуть сквозь глухую стену власти. Если же не будешь ты услышан, не нарушай завет справедливости.
Говорят, что мужчины больше любят своих сыновей. Но мужчина может ревновать к сыновьям, а дочь всегда будет светлым лучиком в его жизни.