Цитаты про ангелов

Не завидуя сонму чужих забот

и теплу чужого жилья,

между вами такой же один живетчеловек по имени я.

И любой другой, кого ни возьми,

пекарь, лавочник, почтальон,

для него, как водится между людьми,

человек по имени он.

И мелькают бликами тысячи лиц,

и смотрит Бог с высоты,

как он ищет по всем сторонам земли человека по имени ты.

А найдет – сколь чудны дела Твои! –

и свет родится из тьмы,

когда родятся из тех двоихдвое по имени мы.

Дай им Бог, и ангел над ними рей,

и храни их, ангел, от всех скорбей,

да минует их судьба моя,

человека по имени я.
Нас посещают ангелы, но мы узнаем их лишь после того, как они отлетают прочь.
Она не верила в существование ангелов, пока не влюбилась в одного из них.
Наконец-то ангел убил дьявола. Тяжесть первого совершенного греха. И восторг от того, что она смогла защитить подругу, поглощает ее сердце и сводит с ума.
У ангелов есть крылья, но если бы они умели летать без крыльев, это было бы по-настоящему удивительно.
Все, кого мы потеряли, кого не стало,

Стали ангелами и следят за нами,

За своими семьями, родными и близкими,

Помогая им в трудные минуты жизни.
— Если Вы решитесь, обратного пути не будет. Вы видите их, а они видят Вас. Понятно?
Людям ангелы видятся миленькими голубками-мутантами. Но стоит прочесть пару страниц Библии, чтобы понять — мы зачморим любого во имя добра.
Он знает, что во мраке, но свет обитает с ним.
What if angels walked amoung us, and one of them fell in love with us?

Что, если бы ангелы жили среди нас, и один из них в нас влюбился?
И кто хранит тебя с небес? Не знаю, ангел или бес.

В герои всех твоих чудес я не гожусь.

Но тот, кто так тебя хранит,

Я знаю, никогда не спит.

И все-таки, я за тебя боюсь...
— Ты кто, сектант, что ли?

— Я ангел...

— Понятно, я тоже. Бываю иногда.
— ... Ты даже не мужчина.

— Ну подожди, ну от меня же пахнет настоящим мужчиной!

— Нет, от тебя пахнет волшебно, как от ангела, я не знаю... Это с мужчиной ничего общего не имеет!
Она похожа на одинокого ангела, парящего над землёй: этот ангел смеётся от того, что летает, и при этом плачет от одиночества.
Мир — это больница для ангелов, которые разучились летать и позабыли дорогу на небо, свалившись с лестницы.
Они идут. Ангелы идут за тобой. Но послушай — твоя жизнь от этого будет зависеть — не моргай. Даже не моргай. Моргни, и ты умрёшь. Они быстрые, быстрее, чем ты могла бы поверить. Не отворачивайся, не отводи взгляд и не моргай. Удачи.
Перед самым рождением младенца ангел прижимает палец к его губам и шепчет: «Забудь все свои прошлые жизни, воспоминания о них не должны смущать тебя в жизни настоящей». И над верхней губой новорожденного остаётся ложбинка.
Демоны забрались высоко, ангелы спустились низкоЛюди рождаются и умирают, и кто следующий в списке?
Мы не ангелы — мы не умеем обманывать время.
Ангелы полные грусти смотрят на землю, прячась в небесах,

Ангелы в небо не пустят — тех у кого такая грусть в глазах —

Людей похожих на нас...
— В ваших мифах Купидонами ошибочно зовутся одни из низших ангелов. Если быть точным, он — херувим, ангел третьего класса.

— Херувим?

— Да. Их полным-полно по всему миру.

— Ты про летающего карапуза в подгузнике?

— Недержание им не свойственно.
Ангелы и демоны не в силах преодолеть свою природу: над демонами властвуют ложь и хаос, а над ангелами — истина и порядок. В этом великая правда. И даже падшие ангелы, вроде Инария или Изуала, по-прежнему хранят в глубине своей души частицу добра, подобно тускнеющей звезде, которая одиноко мерцает в ночи. Нефалемы — единственные, у кого есть выбор.
Людям нельзя доверять. Они дети ангелов и демонов, но демоны оскверняют все, к чему имеют отношение. Люди рождены в скверне, и не им выбирать между добром и злом. Ни у ангелов, ни у демонов нет подобного выбора. Это правильно.
Определение ангелов, как добрых, а демонов — как злых, не имеет под собой оснований. Они ни злые, ни добрые. Они просто используют свои возможности в борьбе за территорию.
Демоны — это ангелы, которые когда-то выбрали неправильный жизненный путь.
С начала времён люди верили, что среди нас живут ангелы. Некоторые верят и в демонов… Но никто не знает, какую форму они примут. Быть может, это ваш супруг, начальник… Или тот, кто сейчас сидит рядом с вами…
Фигурка ангела, стоявшая на комоде, начала увеличиваться и увеличивалась до тех пор, пока не стала высотой с человека среднего роста. Молочно-белый фарфор наполнился живыми красками — кожа приобрела светло-персиковый оттенок, щеки стали розовыми, кудрявые, развевающиеся волосы — черными, а в черных как уголь зрачках загорелись два ярких огня. Было непонятно, мужчина это или женщина. Он (или она) шагнул вперед. Одна его рука была спрятана за спиной. Зашелестев, раскрылись белые, густо покрытые перьями крылья. Они были такими огромными, что едва вмещались в комнате.

— Кто ты? — спросила Энджи.

— Не бойся. Я — Ангел, ответ на твои молитвы.

— На мои молитвы?

Ангел кивнул.

— Не твои, Энджи. Это была другая девочка.

— Чего ты хочешь? — прошептала она.

— Хочу мира и спокойствия.

— Мы все этого хотим, — сказала Энджи, усмехнувшись.

— Справедливости, отмщения, завершения. — Ангел вытащил руку из-за спины. В ней он держал длинный серебряный меч. Острие меча горело ярким огнем там, где должен быть потолок.
Если бы ангел упал с неба и попробовал жить в нашем мире, то, думаю, даже он совершил бы много ошибок. Каким бы чистым он ни был, рано или поздно он бы окрасился в какой-нибудь цвет...
Плыл на крыльях полотняных

Безымянный ангел сна.

Над Землёй в семи туманах

Чуть пониже чем Луна.

Он летел и был он волен

Приземлиться где хотел.

Над свечами колоколен

Ангел сна всю ночь летел

Он летел, он летел...
Послал Господь к людям двух ангелов: белого ангела счастья и черного ангела несчастья. Говорит белый ангел черному:

— Я дам людям счастье, а ты только испортишь мою работу. Возвращайся обратно на Небеса и не мешай мне.

— Давай посмотрим, кто какую пользу людям принесет, — возразил черный ангел.

Спустились ангелы на землю и увидели двух братьев, которые землю пахали. Работали они много, но каменистое поле плохие урожаи давало. Тогда ангел счастья зарыл под камнем котелок с золотом и шепнул младшему брату, чтобы тот камни с поля убрал.

Стал младший брат убирать камни и нашел золото. Купили братья много хорошей земли, построили большой дом, женились, и дети у них родились.

Младший брат успешнее старшего хозяйство вел. Тогда тот стал думать, что брат часть золота припрятал. Разругались братья, жены их тоже поссорились, а дети драться начали.

Тут ангел несчастья вмешался. Усыпил младшего брата, когда тот за столом возле свечки сидел. От свечи стол загорелся, а за ним и весь дом. Хорошо, что ангел счастья помог, и все успели выбежать.

Вдруг сын старшего брата закричал: «В доме мой щенок» — и побежал в огонь. Оцепенели все, а младший брат вылил на себя ушат воды и кинулся вслед за ним. Вынес из огня мальчика, обгорелого, но живого. Крепко обнял старший брат младшего и сказал: — Прости меня, что плохо о тебе думал. Вместе мы быстро дом заново отстроим.

Увидев, как братья дружно работают, черный ангел прошептал белому: — Видишь, счастье дружбу людей сломало, а несчастье укрепило. Жизнь — это всегда чередование белого с черным. И в это мгновение кончики крыльев черного ангела слегка побелели.
Ангелы не голубые, а огненные. Крылья — не лёгкость, а тяжесть (сила).
Дьявол начинается с пены на губах ангела, идущего в бой за святое и правое дело.
Ангел смерти будет здесь, когда начнется бой.

Он толкнёт тебя на штык и заберёт с собой.
Когда идёшь с мужем, взявшись за руки по лесной дороге, говоришь с ним о том, что главное, когда нашим детям хорошо, и это «хорошо» они выбирают сами, а над нами в яркой синеве пролетают два аиста, в полной мере ощущаешь то, что нас, родителей, хранят самые настоящие ангелы. Хранят и охраняют от глупостей и эгоизма.
Когда Бог даёт людям счастье стать родителями, Он ещё и соломку им подстилает... Дети — ангелы, которые вовремя говорят нам, взрослым, именно то, что нужно здесь и сейчас, именно в этот момент жизни. Слушайте своих ангелов. Они рядом.
— Он как ангел. Незапятнанный. Такого чистого человека нигде не найдешь.

«Чистый и ангельский? Серьезно?»

Так же, как он не знал истинной сущности Нэдзуми, он понятия не имел о том, каков Сион внутри. Если снять верхний слой, во что превратится этот чистый ангел? Может, он окажется еще более ужасающим и жестоким, чем можно ожидать. Может, внутри Сиона был некий темный провал истины, которого даже Нэдзуми боялся.
— Во имя Ангела… — начал Алек.

— Нет, — произнес голос позади сжавшейся группы, — однозначно не во имя вашего Ангела.