Цитаты про саморазрушение

Yes. It is the way of the Sith. They must continually test their strength against each other, even if it means destroying themselves.

Да. Это путь Ситхов. Они постоянно должны проверять друг на друге свои силы, даже если это означает уничтожение их самих.
Если я разрушаю себя, значит, я жив.

Потому что жизнь существует только благодаря разрушению.

День, когда я перестану делать это, будет последним.

Я не шизофреник. Я просто хочу жить.
— Все люди думают, что будут жить вечно, — тихо начал он. — Никто не допускает даже мысли, что когда-нибудь их век кончится. Что когда-нибудь на Земле не останется ни одного из их племени, как это случилось с Синиссипи. Твои соплеменники, Нест, тоже в этом уверены. Они будут жить всегда. Никому их не уничтожить, не стереть с лица земли. Просто ослеплены собственной неуязвимостью.

А ведь уничтожение уже началось. Оно происходит постепенно, исподволь. Мало-помалу их вера в себя разрушается. Растущий цинизм отравляет жизнь. Маленькие акты доброты и милосердия считаются непрактичными, чуть ли не проявлениями слабости. Незначительные поступки приводят к серьезным преступлениям. Невежливость и неуважение к людям возводится в ранг добродетели. Люди стали нетерпимыми и осуждают друг друга. Культура забыта.[...] Если бездомные не могут найти убежища, их самих обвиняют в этом. Бедняков, не имеющих работы, называют бездельниками. Если болезнь поражает того, кто живет не так, как вы все, вы считаете, что он сам навлек ее на свою голову.

Посмотри на свой народ, Нест Фримарк. Люди забросили стариков. Шарахаются от больных. Бросают детей. Кидаются на тех, кто выглядит иначе. Творят беззаконие, предают, поступают безнравственно. Они сеют ложь, и всходит безверие. Каждая крупица тьмы порождает новую. Каждый случай проявления гнева, жадности, мелочности порождает новые такие же. Люди ощущают свою ничтожность. Они понимают, как мало им по силам. Их безумие — дело рук их самих. Но они беспомощны, ибо отказываются признать источник всех бед. Они воюют сами с собой, но не понимают природы этой войны.

Он сделал глубокий вдох.

— Разве хоть кто-нибудь из ваших верит в то, что сейчас жизнь в этой стране лучше, чем двадцать лет назад? Верят ли они, что угрозы стало меньше? Чувствуют ли себя безопасней в своих домах и городах? Найдут ли они в себе честность, доверие и сочувствие, которые пересилят жадность, лживость и мерзость? Можешь ли ты сказать мне, что бояться нечего?

Мы не всегда узнаем то, что приходит разрушить нас. Это урок Синиссипи. Он может проявиться во множестве форм. Пожалуй, мои люди были разрушены миром, который ждал от них изменений. И это оказалось для них не по силам. — Он медленно покачал головой, словно стараясь лучше осмыслить свои слова. — Но есть причина считать, что твой народ разрушает сам себя.
Красота, достигнув своего пика, всегда стремится к саморазрушению. Пики красоты длятся у кого-то минуту в жизни, у кого-то год, а кто-то всю жизнь на пике красоты…Та самая красота, которой не хочется находить объяснение, она и так очевидна — это именно тот самый пик…
Все человечество сошло с ума и стремится к саморазрушению. Оно само для себя создает яд, оно восхищается своей агонией, оно даже устраивает из нее представление со светомузыкой каждый вечер в новостях.
Возможно, самосовершенствование — это еще не все. <...> Возможно, саморазрушение гораздо важнее.
Воскрешение возможно только после полного саморазрушения.

— Только потеряв все, — говорит Тайлер, — мы обретаем свободу.
Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы? Да ее вовсе и не существует. Что вы подразумеваете под этим словом? Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнется разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах.
Возможно, по этой причине (ибо мне почудилось, что я наконец выбрался из трясины) я сделал то, что проделывал всегда, стоило моей жизни покатиться по накатанным рельсам, — разрушил всё до основания.
Нельзя одновременно иметь две судьбы — судьбу необузданного дурака и умеренного мудреца. Нельзя выдерживать ночную жизнь и быть в состоянии создать что-то днем. Нельзя позволять себе еду и алкоголь, которые разрушают тело, и все же надеяться иметь тело, которое функционирует с минимальным разрушением. Свеча, которая горит с двух концов, может, конечно, распространять ярчайший свет, но темнота, которая последует потом, будет долгой.
Эмоции, которых я не могу сдержать, ведут меня к разрушению.
Есть много ресурсов психологической и психиатрической помощи для мужчин с тенденцией к саморазрушению или нестабильной психикой. Если он предпочитает отказаться от этих ресурсов и вместо этого возлагает ответственность за свою эмоциональную безопасность на вас, вы должны четко определить границы своей ответственности за него. Если он усиливает саморазрушительное поведение, а вы сделали все возможное, чтобы помочь ему найти другие источники помощи и поддержки, значит, пришло время признать, что саморазрушение — его личный выбор.
У меня была жизнь, Элли, а теперь распалась на кусочки, и они все еще падают на меня. Когда это закончится?
Никто не может сказать, что влияние рок-н-ролла было здоровым и положительным. Он является как бы извращённым, чарующим флейтистом, приводящим целое поколение к саморазрушению.
Я не за единомыслие, я против саморазрушения! Я, как человек православный, против самоубийства — в конкретно личном случае и в случае общества! А наше государство, наше общество, как минимум два раза в двадцатом веке совершило выстрел в голову, каждый раз убеждая себя, что если оно выстрелило себе в голову, то голова перестанет болеть! Или отрезая себе руки и ноги — говоря о том, что после этого ему будет легче двигаться! <...> Так мы рассуждали и в 91-м году... <...> Выстрелю-ка я себе в голову, наверное, после этого мне станет лучше, а ещё лучше если я это сделаю по рекомендации наших западных коллег! <...> Вот против этого я, вот против этой идеологии саморазрушения сознательного причём, и на общественном уровне и на персональном... <...> Саморазрушение должно быть остановлено в любых его проявлениях! Независимо от того, чем оно там прикрывается! Прикрывается ли оно свободой слова, прикрывается ли оно прогрессом или прикрывается ли оно тем, что у всего прогрессивного человечества вот так и так далее... Нам этого не надо! <...> А всё остальное — пожалуйста, сколько угодно, пусть там «расцветают сто цветов», как в Китае! Они расцветают же там? Расцветают! И, ничего, результат есть!
До чего же легко рассуждать о склонности человека к саморазрушению, до чего же просто столкнуть его в небытие, а потом отойти в сторонку, пожать плечами и согласиться, что это был неизбежный исход беспорядочной, катастрофической жизни.
I own my own pet virus,

I get to pet and name her.

Her milk is my shit,

My shit is her milk.

Я завел себе свою собственную домашнюю заразу,

Я обязан позаботиться о ней, должен дать ей имя.

Ее молоко — мое дерьмо,

Мое дерьмо — ее молоко.
I am my own parasite,

I don't need a host to live.

We feed off of each other,

We can share our endorphins.

Я — сам себе паразит,

Я не нуждаюсь в хозяине.

Мы объелись друг другом до отвала,

Мы можем обмениваться нашими эндорфинами.
In your way

Just be quiet,

Follow hate, bleed me.

Просто будь молчалива,

Как ты это умеешь,

Следуй ненависти, пусти мне кровь.
Nothing to do

Sit around at home

Nothing to do

Stare at the walls

Stare at each other

Wait til we die

Probably come to die in this town

Live here my whole life

There's Kerosene around

Something to do

There's Kerosene around

Find something to do

There's Kerosene around

She's something to do

There's Kerosene

Set me on fire... Kerosene.

KEROSENE

SET ME ON FIRE

Нечего делать...

Сидим дома,

Ничего не делая,

Пялимся на стены,

Глядим друг на друга,

Ждем смерти.

Наверное, мы и умрем в этом городе...

Прожил здесь всю свою жизнь...

Кругом расплескан керосин.

Сделать хоть что-то...

Кругом расплескан керосин.

Найди, чем заняться.

Кругом расплескан керосин...

Ей есть чем заняться.

Керосин...

Подожги меня! Керосин!

КЕРОСИН!

ПОДОЖГИ МЕНЯ!
Самосовершенствование — онанизм. Саморазрушение — вот что действительно важно!
— Может быть, ты предпочтешь салатик? — спрашивает он. — Спаржа весьма вредна для пьяниц.

— Нет, дай мне спаржи! Я человек современный, и меня тянет к саморазрушению.
Я убеждена в том, что нет ничего более саморазрушительного, чем упорствовать в попытках утвердиться в той области, в которой вам никогда не удастся пробиться в первые ряды.
Я ведь вижу, что тот, кто пьет, половину своих дней мучается, а вторую половину безумствует.
Если ты предпочтешь следовать дурным наклонностям (или тем, которые могут обратиться во зло), пока они не возьмут над тобой полную власть, а все хорошие подавляешь, пока они совсем не зачахнут, то винить тебе, кроме себя, будет некого.
— У него все не спроста.

— И все нацелено на саморазрушение.
Все вы безрассудно губите леса, и скоро на земле ничего не останется. Точно так вы безрассудно губите человека, и скоро благодаря вам на земле не останется ни верности, ни чистоты, ни способности жертвовать собою. Почему вы не можете видеть равнодушно женщину, если она не ваша? Потому что во всех вас сидит бес разрушения. Вам не жаль ни лесов, ни птиц, ни женщин, ни друг друга.
Наука будет изобретать всё более кровавые средства ведения войны, пока способность человечества к разрушению не превзойдёт способность к созиданию, а следовательно, наша цивилизация движется к самоуничтожению.
Все мы постоянно себя разрушаем и снова воссоздаем, просто некоторые делают это резче других.
Никто не остановит идущего крушить собственное я,

Будь снаружи хоть полуметровая броня,

хоть башня четырехстенная,

саморазрушениеесть системное, планомерное, внутривенное,

изменение себя.
Весь мир не в силах сокрушить нас, и только сами мы изнутри разрушаем себя.
Поскольку горе — самое сильное чувство из всех существующих, оно по определению не может быть длительным. В самой интенсивности горя уже заложено его саморазрушение, и инстинкт самосохранения набрасывает на горе покров и прячет его от ума и сердца.
Человек изобрел атомную бомбу. Еще ни одна мышь не додумалась изобрести мышеловку.
Человек должен валиться каждый вечер в кровать, полуживой от усталости. Если не найти силам применения, они загнивают, и мы начинаем с дикой скоростью разрушать самих себя.
Страсть к саморазрушению — именно она нетвердой рукой толкает на первую сигарету, выкуренную в тесном кругу в заплеванном подъезде, когда вдыхаешь «правильно», так, чтобы получилось.
Я пишу только о тех вещах, которые происходили со мной. О вещах, которые я не могу просто так утопить в прошлом. Слава богу, я склонна к саморазрушению, так что темы для песен у меня найдутся всегда.
Человечество не способно развиваться. Всё идёт к саморазрушению. Люди не любят друг друга. Они не желают друг другу добра. Повсюду фанатизм, национализм, экстремизм... ничего не изменилось. Ничего не изменится. Нетерпимость, как никогда, на повестке дня.
Им было далеко за восемьдесят, но они любили друг друга. И каждую ночь в своей землянке, на городской свалке, устраивали праздник плоти и духа. В общем, они уже даже не были людьми. Это были НЕЛЮДИ!
Как будто мы занимались чем-то полным смысла, а не транжирили наше скудное жалованье на выпивку, азартные игры и дешевое жилье, не теряли и не находили то и дело работу, не разочаровывались в женщинах, живя в кромешном аду и не обращая на это внимания. На всё это.