Цитаты про предрассудки

— И не нужно называть их [жертв] невинными.

— Но они были невинными!

— А что, если следующей будет проститутка? Или пьяная женщина в короткой юбке, идущая домой поздней ночью? Будут ли они менее невинными, менее достойными, а, значит, виновными? Для прессы все, без исключения, женщины — либо ангелы, либо блудницы. Не будем их поощрять.
Когда встречаются два инженера, один говорит другому: «Я могу осветить площадь 50 квадратных футов с помощью этой крошечной светящейся точки». Другой не воскликнет: «Это невозможно!». Так они не разговаривают. Он спросит: «Какой тут источник энергии? Какое потребуется напряжение? За счёт чего точка светится?». Они задают вопросы. Обычный человек скажет «Чего!? В жизни такому не бывать!». Такой подход бытует ещё с давних пор. Это язык войн, ненависти, слепой веры, предрассудков – неспособность задавать вопросы.
Логика — дар меньшинства. Большинство подвержено влиянию предрассудков и предубеждений. Очень многие заражены предвзятостью мнений, ревностью подозрительностью, страхом, завистью и гордостью. И люди в большинстве своём не желают менять свои взгляды: будь то вопросы религии или фасон причёски, коммунизм или игра популярного актёра.
I have no race prejudices nor caste prejudices nor creed prejudices. All I care to know is that a man is a human being, and that is enough for me; he can't be any worse.

У меня нет никаких предрассудков ни по поводу цвета кожи, ни касты, ни вероисповеданий. Достаточно знать, что речь идёт о человеке — хуже всё равно уже некуда.
Чтобы беспристрастно судить о некоторых людях, нужно заранее отказаться от иных предвзятых взглядов и от обыденной привычки к обыкновенно окружающим нас людям и предметам.
What a sad era when it is easier to smash an atom than a prejudice.

Какая печальная эпоха, когда легче разбить атом, чем отказаться от предрассудков.
Глупец бредет в потемках чужих предрассудков. Мудрый предпочитает иметь собственные.
Лишь немногие в состоянии спокойно высказывать мнения, расходящиеся с предрассудками окружающей среды, большинство же людей вообще неспособно прийти к такого рода мнениям.
Habit is thus the enormous flywheel of society, its most precious conservation agent. It alone is what keeps us all within the bounds of ordinance, and saves the children of fortune from the envious uprisings of the poor.

Обычай незаметно превратился в огромный маховик нашего общества, стал самым изощрённым консервирующим агентом. Его одного достаточно, чтобы держать нас в повиновении и защищать баловней судьбы от восстаний завистливой бедноты.
Инструментами завоевания не обязательно должны быть бомбы, взрывы и радиоактивные осадки. Существует другое оружие: просто мысли, принципы и предрассудки, которые можно обнаружить только в сознании людей. Для справки: предрассудки способны убивать, а подозрительность — уничтожать. И бездумный, панический поиск козла отпущения излучает свою радиацию, которая скажется на детях, в том числе еще не родившихся. И очень печально то, что такое может случиться не только в сумеречной зоне.
Прости, но мы с тобой не подружимся,

Уже на третий день в танце закружимся,

Я с мыслями о тебе, ты с мыслями обо мне,

Мы будем сниться друг другу, не выключать свет,

Ведь мы станем бояться спать по одиночке.

Я буду маяться в постели, удлинятся ночи,

Ты в это время будешь слушать грустную музыку.

А утром мы отнесём свои мечты на мусорку.
— Карл Поченко. Старший сын его величества, президента.

— Доброе утро, Карл? Хорошая выправка.

— С нетерпением жду начала изучения вашего упаднического образа жизни.

— Дорогой, полегче на поворотах.

<...>

— Мы не хотим засилья вашего безмозглого, культурного империализма.

— Знаешь, Карл, очень легко испортить первое впечатление о себе.
— Моя клетка больше, чем твоя, но это все равно клетка. Если думаешь, что я передумаю, теряешь время. Я не хочу.

— Знаешь, что сказала няня дочке сегодня утром? «С голоса девочки рождается соблазнение». Это всем известно. С женского красноречия начинается беспорядочность. Беспорядочность в голове ведет к беспорядочности тела. Пока что она не верит, но это случится. Её жизнь похожа на жизнь матери. Выйдет замуж, нарожает детишек к чести своей семьи. Она проведет свою молодость за прялкой и однажды она родит девочку. А когда будет умирать, спросит себя, почему она должна была соблюдать правила общества и Господа? Что даже ад — это лучше, чем её беспросветное тупое существование.
— Вас, кажется, наградили Орденом Креста ВМС, да? Могу я узнать, за что? Это как раз относится к нашей теме.

— Я получил его за то, что вынес 140-фунтового мужика из горящего танка.

— Стало быть, если один мужик спасает другого, то он герой. А если он пытается спасти женщину, то он слабак.
Говорят, что женщины не так уж и хороши в игре на гитаре — в отличие от мужчин. Но ведь я же не играю своей вагиной, так что, какая, к чёрту, разница?
А он мне ответил – честно, все правда – ответил: «Че, с фактами что угодно можешь доказать, а?»

Сначала так и хотел ответить: «Да». А потом думаю: «Минутку! Да это самый замечательный способ выиграть в споре! Сказать: «Мне факты неинтересны! Они мешают мне судить! Предпочитаю полагаться на чутье и слепые предрассудки».
Представляете, в Ист-Хэмптоне вы можете схлопотать за то, что надели красные туфли в четверг, и все в таком роде.
— Ты сегодня же выйдешь замуж за Жан-Пьера и все!

— Она выйдет, за кого захочет. Каждый волен в своем выборе, любезный господин Плантен. С предрассудками времен Людовика XIV покончено. Ваша тирания совершенно неуместна. Нельзя быть таким деспотом сподвижнику революции и поборнику свободы.

— Что? Что ж такое творится? Я должен такое выслушивать? Хорошенькое дельце, дворяне у нас все воруют: дочерей, секретные приемы, а теперь и идеи!
Мне кажется, что энергия, скрытая в мужчинах и женщинах, живших по старинке, выполняя предписанные им роли, эквивалентна физической энергии, высвобождающейся при ядерном взрыве, таком, какой произошел в Хиросиме. Я думаю, что именно эта колоссальная энергия, не находящая себе выхода, питала то ожесточение и насилие, которое мы наблюдали в стране и во всем мире в последнее десятилетие.
Если мужчина напористый, то женщина навязчивая. Если мужчина повелевает, то женщина настаивает. Он самоуверенный, она агрессивная. Он разрабатывает стратегию, она манипулирует. Он демонстрирует лидерские качества, она контролирует. Он целеустремленный, она одержимая. Он придерживается своих взглядов, она упрямая. Он бескомпромиссный, она чрезмерно требовательна. Он перфекционист, а она дотошная стерва.
Затмевают разум предрассудки от долгого служения воинским уставам, а безрассудная покорность букве, уставу, ожесточает сердце.
Всё, что касалось флирта и свиданий, пугало меня неизвестностью. А единственный совет, который я получила от мамы, был такой: «Никогда первая не звони мальчикам! Ты же не хочешь показаться доступной?»

Доступной? Это как? Как картина в музее?
Дома новы, но предрассудки стары, порадуйтесь, не истребят ни годы их, ни моды, ни пожары.
Его отнюдь не пугали никакие крепости, повсюду воздвигнутые против человечества суеверием, деспотизмом и предрассудками.
Порой у предрассудков бывают странные корни и еще более странные плоды.
Наши представления о том, как всё должно быть, мешают нам наслаждаться тем, как всё есть.
Предрассудки – это болезнь. Да, это мода. Но я не буду носить предрассудки.
Как мудрено истреблять закоренелые предрассудки, в которых низкие души находят свои выгоды!
Вождь мира — Предрассудок; и выходит,

Как будто бы слепой слепого водит.

Воистину, чей ум заплыл бельмом,

Рад и собаку взять поводырем.

<...>

В природе нет гнуснее извращенья,

Чем закоснелое предрассужденье.
Так как мы рождаемся детьми и составляем разные суждения о вещах прежде, чем достигнем полного употребления своего разума, то многие предрассудки отклоняют нас от познания истины; избавиться от них мы, по-видимому, можем не иначе, как постаравшись раз в жизни усомниться во всём том, в чём найдём хотя бы малейшее подозрение недостоверности…
Prejudice is a burden that confuses the past, threatens the future and renders the present inaccessible.

Предрассудки — это бремя, которое путает прошлое, ставит под угрозу будущее и делает настоящее недоступными.
В патриархальном обществе существуют все типичные идеологические стереотипы и предрассудки, которые постоянно развиваются господствующей группой, как, например: женщины находятся во власти чувств, и они тщеславны; что они, как дети, не могут быть хорошими организаторами; не так сильны, как мужчины, но зато — привлекательны.
Если оба пола на протяжении тысячелетий вели борьбу друг с другом, если у них возникли предрассудки в отношении друг друга, характерные для борьбы такого рода, то как же сегодня мы можем установить, в чем заключаются истинные различия?

И лишь тогда, когда мы не будем думать о различиях, когда забудем традиционное клише, мы сможем развить то чувство равенства, в котором каждый партнер — самоцель. Только тогда мы сможем узнать что-либо о различиях между мужчиной и женщиной.
Обратимся к другому предрассудку: будто бы мужчины должны быть тверже женщин. Каждая медсестра подтвердит, что гораздо больше мужчин, чем женщин, при инъекции или заборе крови падают в обморок; что женщины намного лучше переносят сильную боль, в то время как мужчины ведут себя, как маленькие дети, и готовы спрятаться за юбку матери. Однако мужчинам удалось на протяжении веков или даже тысячелетий распространить мнение, что они наиболее сильный и выносливый пол.

В этом нет ничего удивительного. Это одна из тех идеологий, которая типична для той группы людей, которая должна доказать свое право на господство. И если эта группа образует не большинство, а составляет почти половину человечества и на протяжении тысячелетий постоянно утверждает, что имеет право господствовать над другой половиной, тогда необходимо создать такую идеологию, которая убедила бы себя и других в этом праве.
И все же эти развитые в патриархальных обществах стереотипы о сути женщины вполне очевидно противоречат действительности. Откуда, собственно говоря, возникла идея, что женщины более тщеславны, чем мужчины? Я полагаю, что каждый, кто посмотрит повнимательнее, скажет прежде всего о мужчинах, что они тщеславны. Вряд ли можно назвать какую-нибудь область, где они не стремились бы к тщеславию.

Женщины гораздо менее тщеславны, чем мужчины. Конечно, иногда они вынуждены выносить напоказ подлинное тщеславие, потому что они (так называемый слабый пол) должны были добиваться и добились расположения мужчин. Миф о том, что женщины более тщеславны, чем мужчины, при объективном рассмотрении утрачивает свою силу.